Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Каталог сайтов 
 Почта 
 О проекте 
 Фотогалерея 

Главная / Каталог книг / Озеро Байкал

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация


О Байкале


СЛАВНОЕ МОРЕ. ИРКУТСКИЙ ЭКСПРЕСС


 



Новости региона


Байкал-Daily

Деловая Бурятия  
Портал Бурятии RB03  
Байкал 24  
Улан-Удэнский городской портал  
Мой Улан-Удэ  
Байкал Медиа Консалтинг

e-baikal.ru 

АТВ-Байкал

Бурятская ГТРК   
ТК "Ариг Ус"  
ТК "Тивиком"  
Бабр.ru -Сибирь  
БайкалИНФОРМ
Сайт Бурятского народа
Газета "Номер Один"
Газета "Информ Полис"
Газета "Новая Бурятия"
Газета "Аргументы и факты"

 



Погода

 


Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы

Госстандарт России 



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Байкал. Научно и популярно

Экология Байкала и региона

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ

Министерство природных ресурсов Бурятии

Республиканское агентство лесного хозяйства

Федеральное агентство по недропользованию

Росводресурсы

Росприроднадзор






Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Подводные террасы, или новое в истории Байкальской впадины

Автор:  Тулохонов А. К.
Источник:  "Миры" байкальских глубин: итоги и размышления. - Улан-Удэ, 2010. - С. 55-

Как известно, современный уровень водного зеркала оз. Байкал ‑ самого древнего и глубокого озера планеты ‑ распо­ложен на отметке около 456 м над уровнем океана и в небольших пределах колеблется из-за сезонных изменений климата и деятель­ности Иркутской ГЭС. Однако можно предположить, что на протя­жении более чем 20 млн. лет со времени своего возникновения и гео­логической эволюции объем водной толщи озера менялся в значи­тельно более крупных масштабах.

На склонах озерной котловины следствия более высокого стояния озерных вод фиксируются аккумулятивными песчано-галечными террасами на высотах до 100-120 м и более. Такие уровни отмечаются в разных местах Байкальской впадины в районе южной котловины ‑ от станции Танхой до пос. Выдрино, на Ушканьих о-вах, от губы Фролиха до мыса Хакусы. Многие исследователи считают, что 1,5-2,0 млн. лет назад, когда уровень озера был значительно выше, байкальские воды служили истоком р. Лены в районе Манзурской перемычки (Логачев и др., 1964).

Более низкие 20-30-метровые террасы известны в устье р. Тыя, на мысе Фролова, в пос. Оймур, в низовьях рек Мантуриха, Осиновка, Мишиха. Самые молодые, 5-10-метровые, озерные уровни формируют аккумулятивные берега вдоль всего восточного побережья озера.

Датировки возраста этих, особенно высоких, террасовых уровней достаточно условны и определяются преимуще­ственно на основе палинологических спектров и палеонтоло­гических остатков, найденных в рыхлом аллювии. По канонам геологической науки, априори, без особых доказательств, утверждается, что более высокие террасовые уровни являются самыми древними. В.Д. Мац и др. (1998) к максимальному самаровскому оледенению раннего и среднего плейстоцена относят ледниковые отложения, абрадированные на уровне 150-метровой байкальской террасы.

В Северном Прибайкалье установлены разновозрастные ледниковые морены в районе губы Фролиха и Аяя, вдоль западного склона Байкальского хребта в долинах рек Кунерма, Улькан, Окунайка и др. Этим моренным комплексам соответ­ствуют четыре уровня ледниковых каров в гольцовом поясе Баргузинского хребта (Тулохонов, Будаев, 1982).

Более поздние ледниковые отложения и террасовые уровни относятся к тазовскому, зырянскому и сартанскому гляциалу (Ламакин, 1968; Кульчицкий, 1985). К ним относятся древние ледниковые цирки и кары Баргузинского хребта и моренные комплексы в долине р. Киренга. А.А.Бухаров и В.А.Фиалков (1996) во время первых экспедиций аппаратов «Пайсис» обна­ружили мореноподобные гряды в северном Байкале на глу­бинах до 300 м.

Все эти исследователи утверждают, что на протяжении всего антропогена (около 1 млн. лет) уровень озера был зна­чительно выше и только в голоцене (около 10 тыс. лет назад) сформировался в современных контурах береговой линии. Судя по сохранности разновозрастных террас на побережье озера, можно утверждать, что крупных пульсаций водного режима на этом отрезке геологического времени не проис­ходило и вектор гидрологической эволюции был ориенти­рован на последовательное понижение уровня озера. В ином случае более низкие террасы были бы размыты при повышении уровня озерных вод.

В равной степени можно говорить о возможности суще­ствования террасовых уровней озера ниже его совре­менного уреза. О нахождении моренных гряд, воз­никших в постмаксимальное оледенение на глубинах от 100 до 200-250 м, упоминается в работах Б.Ф. Луга (1964), Г.Б. Пальшина (1968). О.М. Хлыстов и др. (2007-2008) приводят свидетельства о стоянии уровня оз. Байкал во время последнего оледенения на 40-45 м ниже современного состояния.

Тем не менее сделать достоверные выводы о наличии подводных террасовых уровней до последнего времени без детальных батиметри­ческих и визуальных глубоководных наблюдений практи­чески было невозможно. Во-первых, не каждая плоская пло­щадка на подводном склоне может быть образована волно-прибойной деятельностью. Во-вторых, валунно-галечный материал, поднятый со дна драгой, возможно, просто скатился вниз по склону с более высокого современного пляжа.

Новые возможности такого изучения предста­вились во время экспедиции «Миров» в сезон 2008-2010 гг.

Как мы отметили ранее, эта экспедиция на оз. Байкал с использованием обитаемых подводных аппаратов была уже третья по счету. Подводные аппараты «Пайсис» исполь­зовались для глубоководных исследований в 1977 и в сезоны 1990-1991 гг. К сожалению, в ранних исследованиях глубо­ководных аппаратов практически не рассматривались осо­бенности геоморфологического и литологического строения дна и склонов озера.

В сезон 2008 г. основные исследования прово­дились в южной и средней впадинах Байкала, с максимальными отметками соответственно около 1400 и 1600 м. Первые наши погружения состоялись на максимальных глубинах озера вблизи острова Ольхон, где бортовой компьютер показал глубину 1592 м (как уже упоминалось, в пресной воде эту отметку необходимо увеличить на 30-40 м). В лучах прожек­торов перед нами простиралось абсолютно плоское дно, из слоя тонкого ила со следами жизнедеятельности различных донных организмов, который при малейшем касании аппарата взмучи­вался и закрывал видимость из иллюминатора на десятки минут.

Эти илистые отложения являются местообитанием многих гаммарусов, голомянок, бычков и представителей другой глубо­ководной биоты. Обилие планктона характерно для всей водной толщи озера.

Ближе к берегу дно резко переходит в крутой скальный склон, покрытый крупными глыбами, где вертикальные скалы перемежаются с глубокими каньонами, местами с отрица­тельными углами наклона.

Уже во время первых погружений в близи о. Ольхон на глу­бинах около 800 м были подняты отдельные хорошо окатанные валуны и гальки. Однако гидронавты не зафиксировали место­нахождение этого материала, поэтому мы предположили, что он появляется на таких глубинах в результате спол­зания по крутому склону из современных пляжей, располо­женных вдоль скал восточного побережья острова.

На следующих погружениях автором визуально зафик­сированы слои валунно-галечного материала, которые отмечают древние пляжи озера на глубинах до 820 м вдоль вос­точного склона острова Ольхон, на глубине 640 м вблизи пос. Голоустное, 450 и 220 м ‑ напротив г. Байкальска. При этом следы древней волноприбойной деятельности мы видим в как форме обработанных скал, так и озерных отложений из крупной гальки и валунов.

При этом валунно-галечные слои имеют видимую мощ­ность не более 1-2 м, и прерывисто изгибаясь, исчезают из поля зрения прожекторов. В местах выхода скального фундамента древние волны тщательно отполировали и обработали коренной берег.

Можно предположить, что эти отложения и обрабо­танный волнами скальный выступ соответствуют древней береговой линии. По законам гидрофизики, волноприбойная деятельность, в результате которой формируются валунно-галечные хорошо окатанные отложения, распростра­няется на глубину не более 5-8 м. Пляжный материал хорошо окатан и состоит в основном из мелких валунов и крупной гальки. Более мелкие фракции отсутствуют либо погребены под толщей песка. Точки наблюдения древних пляжей распо­ложены на удалении от 3-5 до 10 км от современного уреза воды. По петрографическому составу валунно-галечный материал соответствует выходам гранитных пород на берегу.

Как ни странно, все валуны и гальки покрыты только тонким слоем ила толщиной не более 2-3 мм неза­висимо от глубины их расположения (и, возможно, разного воз­раста). Это может быть результатом крайне низкой скорости донного осадконакопления. Отдельные валуны манипуля­тором взяты в вертикальном положении и половина его закрыта тонким илом.

В сезон 2009 г. при погружении напротив губы Фролиха в северном Байкале на глубине 460 м зафикси­рованы линейно расположенные галечные отложения мощ­ностью не более 1 м на сравнительно плоском песчаном днище озера. Другим аппаратом «Мир-2» днем ранее в 600 м севернее этой точки подняты со дна крупная галька и мелкий валун овальной формы, покрытые мелкими водорослями и зоопланктоном.

К сожалению, при отсутствии каких-либо датировок затруд­нительно определить время формирования древних береговых линий. Тем не менее палеогеоморфологический анализ этих отло­жений позволяет сделать вывод, что на ранних этапах эволюции озера его уровень был более чем на 800 м ниже современного положения водного зеркала.

И далее его уровень последовательно подни­мался до отметок, на которых расположены эти валунно-галечные отложения. Таких уровней во всех трех котловинах озера обна­ружено не менее четырех. Самый древний ‑ на 840 м ниже совре­менного уреза воды, следующий ‑ на глубинах около 640 м, далее идут отметки 400‑450 м и около 200 м. При этом в районе пос. Голоустное и г. Байкальска фиксируются уровни 640 и 450 м.

Каких-либо следов тектонических деформаций дна здесь не обнаружено, поэтому вряд ли правомерно предполагать, что разная высота древних пляжей ‑ результат неотектонической дифференциации береговых морфоструктур.

Скорее всего, наполнение озерной котловины оче­редной порцией водной массы происходило в межледни­ковое время после таяния горных ледников последовательно. Соответственно в периоды антропогеновых похолоданий, когда основная влага концентрировалась в ледниковых полях и наступала стагнация гидрологического режима, формировались последова­тельно очередные озерные палеоуровни.

Такие палеогеоморфологические реконструкции дают осно­вание утверждать, что в развитии Байкальской озерной котловины было не менее четырех периодов последовательного повышения уровня и такое же количество периодов стабилизации и форми­рования аккумулятивных пляжей. Иное объяснение этих образо­ваний, обнаруженных автором этих строк, из иллюминаторов глу­боководных обитаемых аппаратов «Мир» на различных участках дна оз. Байкал дать невозможно.

Как следствие мы можем утверждать, что к наиболее древним элементам рельефа Байкальской впадины относятся остатки самых низких подводных озерных террас на глубинах около 800 м ниже современного уреза воды, фиксирующих начальную стадию раз­вития озера. Далее на протяжении всего плейстоцена произошло несколько этапов последовательного повышения уровня водного объема озера за счет таяния окружающих ледников.

Эти выводы опровергают классическую стратиграфическую шкалу позднего кайнозоя Байкальской впадины, где наибольший возраст имеют самые высокие озерные террасы (Мац и др., 2001). Прежде всего, невозможно объяснить одновременное формиро­вание самых глубоких подводных террас с галечными отложе­ниями, возникших при самом низком стоянии озерных вод, и наи­более высоких аккумулятивных уровней Байкальской впадины.

Таким образом, мы имеем серию подводных пляжей, которые могли образоваться только в результате длительной волноприбойной деятельности в начальные этапы формирования озера Байкал. По мере подъема уровня озера, в результате таяния окру­жающих ледников, древние берега выключались из сферы дея­тельности прибоя, и более молодые пляжи начинали формиро­ваться на следующем, более высоком уровне.

Следуя этому единственно возможному механизму наполнения озерной впадины, надо признать последова­тельность формирования терригенных аккумулятивных террас на берегах озера также снизу вверх по склону вплоть до времени прорыва байкальских вод в ленском или енисейском направлении.

Однако в отличие от подводных террас формиро­вание низких озерных уровней происходило уже после прорыва и стока вод Байкала в субаэральной обстановке позднего плейстоцена. Поэтому не случайно В.Д. Мац и др. (2001) подчеркивают, что возраст высоких террас не опре­делен (с. 187), и полагают, что к ним чаще всего относят реликты наклонной предгорной аллювиально-пролювиальной равнины.

Можно предположить, что правы и те исследователи, которые считают высокие озерные уровни результатом дея­тельности древней речной сети. При любых реконструкциях эволюции Байкальской впадины мы обязаны признать древний возраст подводных озерных террас и факт резких гео­морфологических изменений после прорыва и стока бай­кальских в постледниковое время.

Принципиально важно отметить, что полученные выводы являются следствием прямых визуальных геоморфологи­ческих наблюдений из иллюминаторов глубоководных оби­таемых аппаратов «Мир». Только человеческий глаз, ориенти­рованный на решение определенной задачи, может корректно интерпретировать видимый объект.

Назад в раздел


Официальный сайт Национальной библиотеки Республики Бурятия



кзд 17 copy.jpg




 









Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake