Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Каталог сайтов 
 Почта 
 О проекте 
 Фотогалерея 

Главная / Каталог книг / Озеро Байкал

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация


О Байкале


СЛАВНОЕ МОРЕ. ИРКУТСКИЙ ЭКСПРЕСС


 



Новости региона


Байкал-Daily

Деловая Бурятия  
Портал Бурятии RB03  
Байкал 24  
Улан-Удэнский городской портал  
Мой Улан-Удэ  
Байкал Медиа Консалтинг

e-baikal.ru 

АТВ-Байкал

Бурятская ГТРК   
ТК "Ариг Ус"  
ТК "Тивиком"  
Бабр.ru -Сибирь  
БайкалИНФОРМ
Сайт Бурятского народа
Газета "Номер Один"
Газета "Информ Полис"
Газета "Новая Бурятия"
Газета "Аргументы и факты"

 



Погода

 


Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы

Госстандарт России 



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Байкал. Научно и популярно

Экология Байкала и региона

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ

Министерство природных ресурсов Бурятии

Республиканское агентство лесного хозяйства

Федеральное агентство по недропользованию

Росводресурсы

Росприроднадзор






Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

У истоков байкальских мифов

Автор:  Тиваненко А. В.
Источник:  Древние боги Байкала. - Чита, 2012. - С. 79-86..

 

В 2008-2010 годах мне выпала честь сформулировать и возгла­вить так называемую гуманитарную программу Международной экспедиции на Байкале с использованием глубоководных оби­таемых аппаратов «Мир-1» и «Мир-2». Речь в ней шла не только о затонувших кораблях, упавших самолетах и железнодорож­ных поездах, провалившихся под лед купеческих караванах и «золоте Колчака». Был в ней и пункт об обнаружении следов де­ятельности первобытного человека на уже бывших затопленных низменных участках побережья Байкала. Ведь ранее мне уже довелось руководить первой в истории местной археологии экспе­дицией с использованием аквалангов в Чивыркуйском заливе.

Часть из запланированных объектов «Миры» нашли. Но по­истине сенсационное открытие ожидало там, где мы его не жда­ли. Обнаруженные факты убедительно доказали, что древние шаманские мифы аборигенов Байкала о мироздании являются не фантазией предков, не обожествлением вымышленных собы­тий и явлений, а генетической памятью бурят, эвенков и яку­тов, идущей от далеких пращуров из глубин раннего каменно­го века о случавшихся на их глазах колоссальных геологических процессах «вселенского» катастрофического характера. Этот по­истине важный и неожиданный вывод открывает перед учены­ми гуманитарных и других наук большие перспективы для но­вого цикла исследований по антропогеоценозу, то есть спосо­бу выживания человека в условиях специфического для Байкала природного окружения в период активного формирования гео­графического облика его побережий.

Такой вывод, сделанный нами, основывается на обнаружении «Мирами» древних береговых пляжей в виде непрерывной по­лосы из окатанных валунов и гальки на глубинах 240, 400, 600 и 820 метров как на восточном шельфе байкальской котловины (Тулохонов А.К.), так и на вертикальном скальном обрыве ее за­падной подводной стенки (Тиваненко А.В.). Верхние палеоуровни можно дешифровать последним ледниковым периодом, за­кончившимся 10-15 тысяч лет тому назад. Потоки воды тающих гигантских плавающих айсбергов подняли уровень Байкала до современной отметки, если брать во внимание сохранившиеся на таких глубинах конечные ледниковые морены ‑ внушитель­ные горы из камня, глины и песка, которые толкали перед со­бою, сдирая береговую почву, береговые скалы и леса, спускаю­щиеся с хребтов ледяные «языки» при мощности до 100-200 ме­тров и длиною в десятки километров.

Впрочем, стояние накопившейся при этом воды было неко­торое время еще выше, о чем свидетельствуют береговые терра­сы с такой же окатанной галькой на высотах до 380 метров, хорошо заметные в северной части Байкала. По долинам впада­ющих рек заливы заходили на сушу до сотни километров, так что долина Селенги и ее притоков представляла обширные во­доемы, от которых сохранились лишь его незначительные остат­ки в виде озер Гусиных, Котокель, Сулхаринских, Еравнинских, Арахлейских и других. И только когда переполнившаяся вода нашла себе естественные прорывы в низинах Байкальского хребта, она хлынула на Восточно-Сибирскую равнину, образо­вав реки Ангару и Лену. Понижение уровня Байкала продолжа­лось бы и далее, если бы не случилось горного поднятия во вре­мя землетрясений истока Лены, а выход Ангары из озера ока­зался заваленным обрушившимися горными склонами, и зна­менитый Шаман-камень в ее истоке ‑ это видимая часть было­го камнепада. В годы низкого уровня Байкала, говорят, по кам­ням грандиозного обвала древности можно было переходить с одного берега реки на другой. Именно из-за этого часто совер­шались кораблекрушения.

Если мысленно «осушить» озеро по древней береговой поло­се в 400 метров, то географический облик Байкала станет для современников малоузнаваемым. На обширных лугах примор­ских степей паслись стада мамонтов, носорогов и других живот­ных «арктической» фауны, часть которой в виде птиц и грызу­нов сохранилась до наших дней. В устьях впадающих рек рас­полагались стойбища охотников и рыболовов, что подтвержда­ется каменными орудиями труда и порою целыми скелетами исполинских животных на современных мелководьях. Такой об­раз жизни довольно отчетливо зафиксирован в древнейших ми­фах бурят, эвенков и якутов, о чем мы будем говорить в нашей книге. Сами былые луга хорошо прослеживаются сквозь толщу воды на километры от современной береговой полосы восточно­го шельфа Байкала, в Чивыркуйском и Култукском заливах, на Малом море и в дельте Селенги. Катастрофическое опускание в 1862 году за одну ночь 200 квадратных километров Саганской степи с пятью бурятскими улусами и тысячами голов скота ‑ прекрасный, хотя и трагический, пример того, как подобные явления происходили, и они также нашли отражение в древних мифах байкальских поморов.

Большое впечатление на первых жителей Байкала произво­дили действия огнедышащих вулканов. По шаманским мифам бурят и якутов (потомков древних курыкан, живших на берегах озера), они являлись горнилами небесных божественных перво-кузнецов, научивших земных людей ковать железо и закаливать его в студеных водах сибирского моря. Древность данного культа подтверждается тем, что после выполнения исторической мис­сии боголюди, посланники Неба, «расселились» по всей бай­кальской стране, став духами-«хозяевами» (божествами) наибо­лее важных и эффективных географических объектов побере­жий и островов Байкала. А их «огненная» ипостась от вулканов переместилась в грозовые молнии и громы, особенно впечатля­ющие как раз над акваторией водоема и в окружающих горных склонах, и люди, оказавшиеся там, становятся как бы в эпицен­тре климатической вакханалии.

По данным геологов, отдельные вулканы на Байкале еще дей­ствовали на глазах человека 8-2 тысячи лет тому назад, что так­же подтверждается обнаружением под слоем лавы обуглив­шихся стволов поваленных деревьев и орудий труда человека. А вулканы Кропоткина и Перетолчина в Окинском крае, от кото­рых идут «реки» свежей застывшей лавы, еще не заросли травой и до сих пор дают о себе знать глухим подземным «бормотани­ем» и иногда появляющимися из жерл дымками. Засыпанный донными отложениями вулкан на Ушканьих островах непре­рывно «растет», поднимаясь со дна Байкала, что свидетельствует о приближающемся времени извержения огненной магмы из жерл Земли. Глубинное тепло, идущее из тектонической щели, во многих местах дает о себе знать разогревом дна и выделением газа, иногда в виде гигантских газовых факелов. Из их же жерл изливаются на побережье и в водных глубинах горячие термаль­ные источники.

С сильнейшими геологическими явлениями в далеком про­шлом связаны мифы о землетрясениях, о гигантских горных обвалах, о таянии ледниковых полей, вода которых, будто бы и за­полнила на глазах человека в прошлом заселенную байкаль­скую впадину. «Мирами» подтверждено, что глубинные доли­ны являются частью наземных. Впадающие реки имеют про­должение в виде глубоких каньонов, где, кроме камней, песка и ила, из отвесных стенок торчат стволы снесенных паводками деревьев. Мы уже говорили о гигантском скальном обрушении, перегородившем сток реки Ангары из Байкала. Случилось это 10-12 тысяч лет тому назад, когда край был хорошо заселен че­ловеком. Это впечатляющее геологическое событие дало основу рождения популярного сегодня мифа о красавице Ангаре, убе­гающей к возлюбленному Енисею, и о большом куске скалы, ко­торый бросил разгневанный своеволием единственной дочери старик Байкал.

При пониженном «доледниковом» уровне Байкала напротив дельты Селенги располагалась цепь наносных островов, ныне представленная большой подводной горой, где глубины даже посреди озера не превышают 40 метров. Песчаные стоки Селенги уже достигли противоположного западного берега Байкала, за­полнив впадину до 400 м от современной поверхности. Это впе­чатляет, если учесть, что южнее подводной горы глубины озе­ра достигают 1500 м, а севернее ‑ 1640. Герои древних мифов бурят и якутов перескакивают через впадину Байкала на лоша­дях как раз по тем самым островам, когда они еще не были зато­плены. В том же ряду и мифы о «сухопутном» в прошлом пере­шейке между островом Ольхон и Святым Носом, ныне назван­ном подводным Академическим хребтом. «Миры» установили, что перешеек этот сформировался когда-то в наземных услови­ях. Он был открыт лишь в середине XX столетия, но нескольки­ми веками ранее буряты говорили о нем как о земной суше, по которой Чингисхан, якобы, пересек Байкал с востока на запад.

Пока нет объяснения, каким образом люди узнали о рас­положении самой глубокой точки Байкала у подножья горы Ижимей. Даже если «понизить» уровень озера на «доледнико­вые» 400 метоов, то мы увидим по-прежнему две глубочайшие озерные впадины: южную в 1км и среднюю в 1200 метров. Но о ней буряты знали еще до прихода русских в XVII столетии. Согласно шаманским мифам именно там располагалось страш­ное подземно-подводное царство мертвых, откуда нет возвра­та. А глубину эту официально зафиксировали лишь в 1920 году. Сегодня глядя с вершины горы Ижимей, где расположено древ­нейшее шаманское капище бога Байкала, оторопь берет при виде обрывающейся вертикальной скалы высотою 1274 метра. «Мирами» установлено, что скала эта в бездне Байкала имеет продолжение еще на полтора и более километров. При соеди­нении цифр получаем грандиозный обрыв почти в три киломе­тра, поражающий воображение.

Что касается «огней», согласно мифам, горящих во впади­не Байкала, то «Мирами» найдены вулканчики нефти и газа. Причем газ этот иногда воспламеняется и проходит огненным факелом через всю водную толщу. В ночную пору рыбаки и ту­ристы довольно часто видят над озером «блуждающие огни», а гидронавты «Миров» сфотографировали это явление с помо­щью глубинного радара. Там же, на дне, найдены породы, сфор­мировавшиеся из гидротермальных растворов температурой около 400 градусов. Из-за разницы температурных горизонтов воды в толще Байкала существуют гигантские водовороты, ко­торые мы на себе ощутили во время погружения аппаратов. Зимой, кстати говоря, пузырьки газа, поднимающиеся со дна, вмерзают в лед, но и «проедают» полыньи, которые использу­ют нерпы для поддержания дыхания. Такие пропарины особен­но распространены в дельте Селенги (в месте самой оживлен­ной ледовой дороги), они часто приводят к гибели людей. В пе­риоды наибольшей активности глубинный газ не дает Байкалу замерзать на значительных участках. В феврале с борта самолета я не раз видел гигантские полыньи, наблюдаются они и из кос­моса.

Не совсем ясна природа мифологических представлений о глубинных животных Байкала «чудовищного» облика. Под усе­янной колючими шипами громадной рыбой Мажин можно подразумевать осетра, которого ловили и более четырех метров в длину. Рыбами со страшной пастью могут быть глубоковод­ные бычки, у которых действительно аномально большая голо­ва и совсем крохотное туловище. Встреча с ними в водных глу­бинах приводит в ужас необычностью строения туловища, поч­ти черным пигментом тела, отсутствием чешуи, атрофированностью глаз и действительно впечатляющей пастью. Образно говоря, это и есть «пасть с плавниками». Даже в строении внеш­не безобидной на вид рыбки голомянки, сплошь состоящей из жира, многое непонятно. Например, то, что она рождает маль­ков, минуя стадию икрометания; никогда не сбивается в косяки; вплоть до его дна. Но самое необычное ‑ такая же непомерно большая пасть с острыми зубами, как у акулы. Форма ее головы, если говорить условно, чем-то напоминает крокодилью. Легко угадывается в мифах образ байкальской нерпы. Сложнее с образом дракона Лусуд-хана являющегося глав­ным богом Байкала в мифах бурят, якутов, эвенков и монголов (под разными именами) и даже древних китайцев. Начиная с рубежа нашей эры, особенно в эпоху средневековья, да и в со­временных представлениях это чуть ли не реальное живот­ное, связанное как с водной бездной, так и с атмосферными гро­зами. Зафиксирован его образ также в наскальном искусстве Восточной Сибири бронзового века. Кости драконов (динозав­ров) часто находят и в Бурятии. Так говорить о чудовище могут лишь люди, видевшие его собственными глазами, ибо расска­зы о нем удивительно согласуются до деталей поведения и об­лика. Даже современные русские старожилы-поморы уверяют, что, помимо нерпы, в Байкале водятся и другие, более крупные, млекопитающие, от которых разбегается в страхе вся живность, даже нерпа.

Шутки шутками, но подобные сведения порою являют­ся основой для написания будоражащих современников книг. Например, в 1903 году в Варшаве увидела свет книга некоего польского путешественника, который делится своими впечатле­ниями о посещении сибирского озера Байкал. Ошалелым читателям сообщалось, что в его водах обитают... дельфины, киты, сохатки и некие «фоки» («называемые здесь нерпами»). В без­днах, еще не измеренных, находится особое животное ‑ «соз­дание, похожее на тушку, наполненную жиром, которая в сво­ей сказочной жизни никогда наверх сама не всплывает». В по­следнем образе явно говорится о голомянке, обычной для мест­ных поморов, но кажущейся диковинкой для новичков. А в при­брежных лесах, мол, можно запросто встретить белого арктиче­ского медведя, который укладывается в берлогу не осенью, как бурые, а весной ‑ на лето. В 1994 году один японский автор опу­бликовал на родине еще более фантастическое известие: будто бы в Байкале живет водяное чудовище, похожее на таинственно­го обитателя озера Лох-Несс в Шотландии. Мне довелось встре­чаться с посланцами японского автора, требовавшими познако­мить с теми людьми, кто его видел. Но единственное, что я пе­редал гостям ‑ это выписки из древних шаманских преданий о Лусуд-хане ‑ драконоподобном божестве Байкала ‑ и зарисов­ка китайского «очевидца» начала нашей эры существа с рыбьим туловищем и мордой дракона.

Назад в раздел


Официальный сайт Национальной библиотеки Республики Бурятия



кзд 17 copy.jpg




 









Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake