Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Экскурсия в курортную жемчужину Байкала - Горячинск

Автор:  Гольдфарб С.
Источник:  Гольдфарб С. Экскурсии по Байкальской Сибири: историко-краевед. справ. - Иркутск, 2011. - С. 194-201.

По отдельным  источникам, село Горячинск  образовалось   в  1773 году. И говорили о нем преиму­щественно как о курортной жемчужине Байкала. Началом же курорта как тако­вого, вероятно, следует считать распо­ряжение иркутского губернатора от 1775 года, по которому была сооружена ку­пальня, а следом и жилые постройки.

Впрочем, есть и еще одна дата, которая претендует на время образо­вания села. В 1810 году в районе совре­менного Горячинска появились семь семей ссыльных, они и стали основа­телями водолечебницы. В июне 1872 года крестьяне баргузинского округа Читканской волости Горячинского и Туркинского селений обратились в За­байкальское областное правление с прошением о разрешении рыбной лов­ли в озере Катокель и реках, впадающих в него. Между прочим, крестьяне пи­сали, что их предки, «происходящие из ссыльных, в числе нескольких семейств по распоряжению Правительства были водворены на место нынешнего их жи­тельства с целью устройства туркинских теплиц при минеральном ключе» еще в 1810 году.

Скорее всего,   никаких разночтений, а тем более исторических ошибок здесь нет: в 1773 году село действительно было основано, в 1775 году построена первая купальня, а в 1810 население резко увеличилось, и стали говорить об основании собственно водолечебницы.

В течение последующих шестидесяти лет число жителей Горячинска увели­чилось до i8i человека.

Первый горячий источник на Бай­кале открыли в 1680 году. В одной из отписок иркутского наместника, письменного головы Леонтия Кислянского енисейскому воеводе Константину Щербатову от 30 апреля 1684 года сооб­щалось: «...Есть на берегу край Байкала-озера ключ, из земли течет горячей и от той де воды рука не терпит, а от бере­гу де тот ключ сажени две. И он де Пе­трушка тот ключ сам видел...»

Открытию источников во многом способствовал царь Петр I, который инициировал изучение курортологи­ческих особенностей самых различ­ных территорий России, в частности Сибири. Еще в 1717 году по его указу и по приказу губернатора Сибири князя Гагарина доктору Шуберту было дано поручение изучить ключевые целеб­ные воды в Сибири. «Дохтуру» Шубер­ту было поручено «искать в царстве его царского величества, а особливо в таких местах, где есть железные руды, ключе­вых вод, которыми можно пользоваться в болезне, на приклад как Пирмондская, Шпавасер и протчие».

Горячинские  (туркинские)  источ­ники открыли в 1753 году в глухой сибирской тайге, недалеко от тракта, шедше­го из Верхнеудинска в Баргузин (рядом с источником бежала речка Турка, от нее и пошло название - Туркинские ми­неральные воды).

В 1767 году по поручению Академии наук горячинские источники описали. Вероятно, целебные свойства их были настолько эффективны, что А. Лосев не преминул упомянуть об этом в своей своеобразной летописи за 1781 год: «По распоряжению Иркутского губернатора Ф.Н. Клички при Баргузинской тракто­вой дороге в протоке текущих теплых вод была сооружена для пользования больных купальная баня и выстроен порядочный дом... Качество оных вод испытано. Действие их испарением по­лезно от скорбутных болезней, ломоты в суставах, в течение боли и прочего...»

В 1772 году на источниках побывал академик Георги, который первым сде­лал химический анализ минеральной воды. В 1787 году в этих краях путеше­ствовал академик Лаксман, записавший: «В октябре 1766 года я не мог проехать по бурному Байкалу и был вынужден остаться в Ильинском остроге, или Большой Заимке, до нового года, ибо только в это время замерзает Байкал. Здесь я много слышал о силе воды не­которых горячих источников, располо­женных отсюда примерно в 150 верстах, недалеко от Байкала в устье реки Турки. Я также видел людей, которые здесь вы­лечились от тяжких болезней...

15-го я проехал 12 верст вдоль Бай­кала по сквернейшей дороге до горячих источников. Они расположены в двух верстах от озера, в густом сосновом лесу, в низкой и болотистой равнине. Начало ручья состоит из трех источни­ков, расположенных рядом. Бьют они очень сильно - таких больших и бога­тых водой источников я еще не видел. Ниже этих источников на 90 саженей расположен четвертый источник, прямо в ручье, и еще на 21 сажень ниже - пятый, также прямо в середине ручья. У каждо­го из этих двух последних источников находится ящик для купания, наподо­бие свинарников шведских крестьян. В этот ящик спереди выпускается горячая вода, а теплая - чтобы умерить жару - с обеих сторон...

Говорят, зимой из-за поднимаю­щегося пара это место видно издали. А когда я был там, теплота оказывала чрезвычайное действие. Все болота и маленькие ручьи замерзли и так силь­но, что лед мог вынести вполне тяжесть всадника, а здесь, вокруг источников, на берегах ручья, растительность (15 октября) была в полном весеннем одея­нии...»

В 1808 году читатели увидели книгу доктора Ремана «Описание туркинских минеральных вод на Байкале». Книгу эту издали в Петербурге на немецком языке, так что курорт получил и между­народную известность.

Декабрист, врач Ф.В. Вольф не раз высказывался о высоких целебных свойствах источников. По его рекомен­дации на горячинских водах проходил курс лечения декабрист Волконский, посещал курорт декабрист Оболенский.

В тридцатых годах по совету Вольфа в Горячинск приезжал известный краевед и литератор Забайкалья М.А. Зензинов.

В 1824 году Туркинские воды по­сещал Фердинад Врангель, знаменитый исследователь северных морей. Он ле­чился здесь от ревматизма и был, кажет­ся, премного доволен оздоровительным эффектом.

20 августа 1939 года декабрист Федор Вадковский писал С.Ф. Тимирязьевой: «Источник этот можно назвать чудодейственным, т.к. он сам по себе делает больше добра, чем все сибирские доктора вместе взятые».

Считается, что Горячинск стал пер­вым курортом в Сибири, который по­лучил правительственные субсидии. В 1823 году здесь уже имелись в штате смотритель вод, специальные врачи и больничный персонал. В1830 году здесь действовала больница на 20 коек.

О Туркинских источниках сохра­нилось немало интересных сведений. Любопытный документ, датируемый 1812-1815 гг., «В ведомостях и сведени­ях о числе и жизни посельников при Туркинских Минеральных источниках, находящихся в Верхнеудинском уезде» хранится в Государственном архиве Ир­кутской области. Это переписка между смотрителем Туркинских минеральных теплиц Третьяковым и уездным началь­ством. В письме от 2 января 1812 года чи­таем:

«Г. смотрителю Туркинских теплиц Третьякову.

По уважению резонов, описанных ко мне в представлении г. Верхнеудинского земского исправника Яновского, за коим не могут Туркинские поселенцы производить с пользою хлебопашество, в отдалении от своего жительства за то верст соглашением на освобождение их от оного, и в замене того предоставле­ния им по предложению Г. Яновского расплодить у себя при домах огород­ные овощи, особенно размножать кар­тофель, так как заготовление его мож­но сколь можно в большом количестве и пользовании звериными и рыбными промыслами».

Из этого же дела следует, что в 1812-1815 годах на источниках прожива­ло 20 человек - то мужчин, 5 женщин и 5 детей.

Огородничество в скором време­ни у первых поселенцев стало основ­ным видом хозяйственной деятельно­сти. Они удачно и умело использовали природные условия и снимали хорошие урожаи картофеля, капусты, моркови, редьки, репы, свеклы и лука.

Слава о лечебных свойствах мине­ральных вод вышла далеко за пределы Прибайкалья, 3 апреля 1856 года «для обозрения курорта был послан чинов­ник особых поручений Главного управ­ления Восточной Сибири, титулярный советник Никитин. 750 верст пришлось проехать, прежде чем достиг он конеч­ного пункта своего путешествия - Горячинска. В своем рапорте, написанном мелким убористым почерком, Никитин дает подробное описание состояния ис­точников. Из рапорта следует, что курорт представлял собой большой одноэтаж­ный дом с двумя флигелями, обшитыми тесом и окрашенными желтой краской. Это был так называемый главный «по­сетительский» корпус, который распо­лагался на правом берегу реки Горячинки, на нижнем склоне пади. Построен он был в 1812 году и состоял из шести «нумеров». В 1849 году было пристрое­но еще три комнаты в сторону главно­го минерального родника, а в 1850 году по распоряжению начальника губернии флигель, первоначально предназначен­ный для врача, был отдан «для занятия посетителями». В1830 г. было, по словам Никитина, построено здание деревян­ной больницы, к 1840-1849 гг. относится строительство ванн.

Итогом поездки чиновника стал составленный им «План четырем при­мерно предполагаемым и двум офи­церским ванным, с проведенными к ним галереям и системою проводников с горячею минеральною и холодной во­дой». Для нормальной работы курорта, по мнению Никитина, необходимо было построить новый посетительский кор­пус, перестроить ванны, провести водо­провод, сделать плотину и пруд, во всех номерах посетителей сделать «новую хорошую мебель, по 1 иконе, по креслу с мягкою подушкою и несколько стульев, по термометру, подсвечнику...»

С материалами Никитина ознако­мились генерал-лейтенант Венцель и управляющий отделом Сукачев. Ими предписывалось Приказу общественно­го призрения «при самом ближайшем и внимательном рассмотрении сооб­ражений и замечаний г. Никитина, кло­нящихся к улучшению столь полезных заведений на Туркинских Минеральных водах, сделать в надлежащий немед­ленный срок распоряжения к проведе­нию в исполнение тех из них, которые более нужны и более обещают пользы, не представляя в исполнении затрудне­ний».

Был на водах и инспектор меди­цинской части Воронцов. Среди про­чих неудобств Воронцов отметил и то, что курорт слишком удален от ключа, из-за чего доступ к нему для больных затруднителен, что минеральный ис­точник «так худо устроен, что не только не умещает газ, но не сберегается даже и теплота его...»

Как и следовало ожидать, Ворон­цов предложил свой план переустрой­ства курорта. Он считал, что источник должен находиться в закрытой, теплой и светлой галерее. Главный минеральный ключ следовало бы заключить в камен­ный бассейн и т.п. Однако понимая, что губернское начальство вряд ли отпустит необходимые средства, в заключении - отметил: «Туркинские мин. заведения впредь до окончательного устройства оставить только для летнего пользова­ния, объявив через публикацию курс лечения с 1 июня по 15 августа».

В 1889 году Иркутский приказ об­щественного призрения предложил объявить Туркинские минеральные ис­точники имеющими общественное зна­чение. Такой статус давал возможность обустраивать их соответствующим об­разом, превращая в курортное место. Оказалось, что Туркинские воды плохо исследованы и «находятся в самом пло­хом состоянии, несмотря на качество и количество, хотя водой пользуются многие десятки людей не только мест­ного населения, но даже России.

Туркинские источники не были об­устроены необходимыми заведениями, ограждены от порчи или истощения, не имеют вокруг охраны, одним словом - не пользуются должным покровитель­ством правительства, указанных в пра­вилах об охранении источников мин. вод.

Ввиду всего вышеизложенного, Приказ имеет честь покорнейше про­сить Ваше Превосходительство поста­вить вопрос об объявлении Туркинских минеральных вод имеющими обще­ственное значение, так как это разреше­ние даст Приказу легальное основание на содержание и поддержание лечеб­ных заведений в с. Горячинском и его окрестностях». Теперь уже иркутский губернатор сам вышел с предложением сделать анализ вод. Император Алек­сандр II сделал на отчете сибирского чиновника пометку «Сообразить». Но только в 1897 году последовал импе­раторский указ, который предписывал принять меры к сохранению источника «от порчи истощения».

Туркинский курорт, как и многие другие сибирские целительные лечеб­ницы, поддерживался главным образом за счет частных пожертвований. Извест­но, что один из посетителей в 1873 году «... очистил на собственный свой счет и выровнял в распадке подле аллеи, ве­дущей к роднику, на расстоянии от по­сетительского корпуса в 75 сажень тени­стую и защищенную от ветров площадку и построил на ней хорошую и прочную беседку в 8 аршин длины и б ширины в столбах, с полом и крышею, снабдил ее пятью передвижными скамейками в сажень длиною каждая...» Известно так­же, что жертвователями были члены из­вестной в Сибири купеческой династии Басниных, почетные граждане Щеглов, Голдобин, Фейгин.

Массовый лечебный сезон в Горячинске заканчивался к середине августа, затем наступал «мертвый сезон», как это случается абсолютно на всех курортах - больших и маленьких. «Гости разъез­жаются, и небольшая Горячинская де­ревушка пустеет до будущего лета...

Зимою в занесенных по крышу сугробами снега домиках пережевы­вают и комментируют исключительно наблюдения, сделанные за лето. Бла­годаря этому, горячинцы отличаются замечательной расчетливостью и не­которым внешним лоском: они вежли­во раскланиваются со всяким приез­жим, они любезны, предупредительны и даже в пьяном виде ругаются толь­ко между собою. Горячинцы - помесь многих «российских наций»; среди них встречаются и дюжие, рослые велико­россы, и молдаване, выдающие себя за хохлов, и потомки какого-то пана Якуба, одна из внучек которого «вышла совсем в деда» и огорчает теперь сибирскую обстоятельную родню непомерной «го­рячностью». Есть между ними субъекты с типичными орочонскими и бурятски­ми физиономиями. Женщины довольно миловидны и охотно поют по вечерам, сидя компаниями на завалинке. Мужчи­ны все не дураки выпить: кабак держат миром и в праздники его охотно посе­щают. Большая часть населения - потомки приписанных разновременно к селу поселенцев. Семь-десять лет тому назад деревня состояла из пяти изб [ма­териал писался в 1893 году. - С.Г.], те­перь их около 40...»

Кроме обслуживания посетителей горячинцы занимались рыболовством («сетили и неводили» на Байкале), охо­той (в том числе на нерпу). В этом селе­нии пушной промысел не играл столь важной для других прибайкальских деревень роли. «Звериным промыслом занимаются мало; осенью некоторые «белкуют», а по весне ходят в горы и плавают на Ольхон за «пантами». Зверь здесь изюбрь, сохатый, медведь; косуль близко нет.

В 1896 году в Горячинске насчиты­валось около 40 дворов и проживало до 200 душ. Имелись церковь и церковно­приходская школа. Хлеба горячинцы сеяли совсем мало. Выращивали ячмень». Муку за­возили из других сел. На небольших огородах выращивали картофель, но получали замечательные урожаи.

Считалось, что Горячинский курорт по цене сносный. Кроме общих корпу­сов имелись домики, которые отдавали тт в наем местные крестьяне. Если номер в корпусе стоил 15 рублей за месяц, то до­мик из 2-3 комнат в первый месяц сезо­на (с половины мая по июль) обходился в 20-25 рублей, во второй месяц - 10, и в третий - 5-6 рублей. Продукты питания считались недорогими: пуд мяса можно было купить за 4 рубля, топленое масло стоило 80 коп. сотня яиц - 1-1,5 рубля, крынка молока - 10 коп. Дорогой была только привозная мука: пшеничная - 1 рубль 20 коп. за пуд, крупчатка - 2 рубля 30 коп.

В местных магазинах-лавках мож­но было купить сахар, чай, свечи, мыло. А вот с колониальными товарами - вином, сладостями, лимонами и т.п. было туговато, и отдыхающие привозили все это в собственном багаже.

Почту в Горячинск привозили еже­недельно по субботам, а увозили во вторник. Пароход приходил раз в месяц, а уходил через шесть дней. В промежут­ках единственным путем сообщения с Иркутском оставался Кругобайкальский тракт. Переезд из Лиственничного в Го­рячинск, включая морской и сухопутный транспорт, занимал сутки.

Прогресс коснулся и Горячинска: летом 1901 года туда провели телеграф, а в октябре на почтовой станции уже принимали и отправляли депеши. Од­нако после революции курорт пришел в упадок, и только к 30-м годам XX века он вновь попал в поле зрения централь­ной власти. Сюда прибыла экспедиция научно-исследовательского института курортологии, ее возглавлял инженер В.И. Велединский. Именно здесь во вре­мя войны находился лагерь для бежен­цев из блокадного Ленинграда.

После революции 1917 года в Горячинске образовался рыболовецкий кол­хоз. По некоторым источникам, в годы Великой Отечественной войны Горячинский рыбопромысловый район был одним из основных добытчиков рыбы в Бурятии.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake