Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Рыбные ресурсы и рыбное хозяйство

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Рыболовство

Автор:  Гольдфарб С.
Источник:  Гольдфарб С. Экскурсии по Байкальской Сибири: историко-краевед. справ. - Иркутск, 2011. - С. 151-156.

Когда изменение климатических условий вызвало затруднения в охотничьем промысле, первобыт¬ный человек обратился к рыболовству. От бродячего образа жизни, который диктовала охота, он постепенно приу¬чился к оседлой жизни охотника и ры-болова. Ученые сделали вывод, что к концу неолита наряду с охотой стала расцветать вторая отрасль - рыболов¬ство. Люди неолита в силу объективных причин - потребности в постоянной до¬быче рыбы - селились на берегах во¬доемов.
Б. Петри реконструировал облик рыбачьего поселка времени неолита: «Само селение состояло из небольшого числа жилищ. У самой полосы прибоя лежали вытащенные на берег челны. За ними стояли шесты, на которых разве¬шивались для сушки сети. Еще дальше от берега устраивались очаги из трех камней для варки пищи, а несколько ближе к краю обитаемого места соору¬жались печи для обжигания горшков. Линия очагов была местом, где обита¬тели поселка проводили наибольшую часть времени. Здесь раскладывались большие каменные плиты для чистки рыбы, здесь происходила трапеза и по¬вседневные работы. На заднем плане стояли жилища; летом неолитики жили в конусообразных юртах, состоявших из жердей, покрытых, по-видимому, ли¬ственничной корой, придерживаемой у земли большими и малыми каменьями. Посреди жилья стоял очаг из трех кам¬ней на случай ненастной погоды. Зимой жили в четырехугольных землянках. Древние насельники нашего края об¬ладали, как нам доказывают дошедшие до нас вещи, выраженною любовью к украшению всего, что являлось делом их рук; несомненно, они украшали свои дома  богатой   резьбой   и   рисунками.
Жизнь рыбачьего поселка протекала шумно и хлопотливо; событиями служи¬ли обильный улов рыбы, возвращение с окрестных гор охотников, отягченных добычей, и прибытие лодок с гостями из соседнего поселения».
Рыбная ловля являлась основным промыслом для жителей байкальских мест. Не случайно археологи постоянно находят в раскопах рыбьи кости и че¬шую, гальки-грузила, крючки, сработан¬ные из дерева и кости, рыбы-приманки. Благодаря исследованиям археологов удалось установить, что, скажем, бай¬кальские осетры в Селенге имели длину до двух метров!
Буряты верили, что в Байкале жи¬вет мифическая рыба Абарга - праро¬дительница и царица всех рыб озера. Ежегодно, весной, в честь нее западные буряты совершали жертвоприношения, обряд брызганья молоком.
Рыбаки эпохи неолита охоти¬лись коллективно, применяя лодки-долбленки, костяные гарпуны, сети, сплетенные из волоса, сухожилий животных, позднее растительных волокон.
Известно, что очень широко применя¬лись рыбки-приманки из белого мра¬мора. На спине такой рыбки делалось отверстие, крепился длинный линь. Рыболовы в лодке с гарпунами поджида¬ли, пока на приманку клюнет большая рыба. Такой способ охоты был распро¬странен, в частности, на Ольхоне. О том, как охотились на осетра, нерпу, расска-зывают наскальные рисунки острова.
Известный иркутский ученый, ис¬следователь байкальской флоры А.Его¬ров считает, что главным промысловым объектом для первых жителей Прибай¬калья были осетровые рыбы. Они дава¬ли не только питательный продукт, но и кожу, кости, клей, которые использо¬вались в хозяйственной деятельности.
После осетровых шел налим. Ценность имели мясо и жир печени, который ис-пользовался при выделке кож.
У разных народов, населяющих бе¬рега Байкала, были свои навыки и спо¬собы ловли. Иоганн Георги описывал промыслы «звероловствующих и рыб¬ную ловлю производящих Тунгузов»: «На воду пускаются они в небольших лодках (Яу), состоящих из легкой дере-вянной основы и таких же закраин, об¬шитых берестою, и притом так плотно, что вода никак пройти сквозь оную не может. Такие их лодки внизу несколько плоски, с обоих концов остры, длиною от 1 1/2 до 3 сажен, вверху шириною от  1 1/2 до 2 футов, тяжестью иногда меньше, а иногда и больше пуда, но со всем тем до¬вольно крепки, и можно на них не токмо одному, но четырем и пяти человекам ездить безопасно по рекам и большим озерам, да и на самом Байкале далеко от берегов. Веслы походят на лопаты; а гребут то тем, то другим. Бродники, не¬воды и сему подобная рыбачья снасть им неизвестна. Рыбу ловят удами, которыя опускают в воду через край идущей на гребле лодки, да и трехзубчатыми железными вилами... В ночное время ложатся они с зажженным подгнетом на брюхо на утесистых местах или разъ¬езжают в своих лодках по воде...
Когда осенью бывает омуля ход из Байкала в некоторые реки, то делают они неподалеку от берега из прутьев сплетенную городьбу и ставят в реке наискось, а сами стоят позади оной в воде и выбрасывают на берег голы¬ми руками пригоняемую к городьбе по причине великого множества и тут останавливающуюся рыбу».
Любопытно, что наиболее выгод¬ным промыслом являлся именно лов осетровых, поскольку промышленная засолка омуля была освоена только во второй половине XIX века. Осетров ловили больше с апреля по июнь и зи¬мой. На лов существовал даже специ-альный заказ состоятельных купцов и промышленников. Осетров необходи¬мо было доставлять, как говорили, «в живом виде». Для этого выловленную рыбу укрывали в мокрый мох и овчины. Зимой по дороге делали проруби и на веревках спускали в море осетра «отдо¬хнуть».
На Байкале в это время были рас¬пространены летние артельные рыбац¬кие стоянки, их называли еще летними поселениями долговременного пользования. Здесь жили, здесь перерабатыва¬ли улов. В своей книге С. Ремезов опи¬сал одно такое место в устье Баргузина, реки, впадающей в Байкал, как «старое зимовье, где летом промышляют рыбу». А. Тиваненко заметил, что такие строе¬ния на байкальских берегах были рас-пространены  вплоть до середины XX века.
В Кичерском устье жилые построй¬ки делались основательно. Они состав¬ляли так называемые «чечевки». Осно¬вательность эта диктовалась не только желанием иметь добротное жилье во время лова, но и тем, что в ноябре здесь проходила соболиная ярмарка. Челове¬ка, прибывшего сюда впервые, поража¬ло обилие лавок. Очевидцы рассказыва¬ли, что чуть ли не через дом красовалась вывеска «Торговля разными товарами» Здесь же размещались склады рыбо¬промышленников и рыбопромышлен¬ных компаний
В XVIII в. на Байкале уже существо¬вала откупная аренда уловных мест, ко¬торые в большинстве своем находились в собственности крупных монастырей, купцов,  местного  и даже столичного чиновничества. Между прочим, значи¬тельная часть рыбной ловли арендова¬лась графом Шуваловым. Тем самым, что владел тюленьими и рыбными про-мыслами на Белом море, на побережье Северного Ледовитого океана. Побли¬зости от Кабанска он создал так называ¬емое Шатровское управление, которое и вело  все дела по промысловым уго¬дьям графа на Байкале. По сведениям П.Ф. Попова, кроме рыбного промысла шуваловские управленцы организова¬ли добычу тюленя, кожа и жир которого находил и спрос в Китае.
Какую рыбу промышляли на Бай¬кале, хорошо известно: омуля и хариуса, сига и ленка, тайменя и осетра, налима, сорожину, щуку, окуня, язя и карася. Но важнейшей промысловой рыбой, ко¬нечно, являлся омуль. Рыбные богат¬ства Байкальского озера способствова¬ли организации значительного числа промысловых объединений - местных и региональных. Первых промысло¬виков еще называли корабельщика¬ми, поскольку они выходили на лов на собственных парусных судах. Впо¬следствии, по мере развития промысла, непосредственные организаторы про¬мысла стали пользоваться услугами пароходств.
Известны и довольно крупные ры¬бопромысловые объединения. Так, в 1883 году в Иркутске была зарегистри¬рована компания из 30 рыбопромыш¬ленников. Она объединила все свое рыболовное имущество в местах про¬мысла: Дагарах, Чичивках, Курбулике, Баргузине, Култушной, Сосновке. Кро¬ме того, компания арендовала участки от Листвянки до реки Верхней Ангары. Всего было сформировано 50 паев, а уставной начальный капитал составил 30000 рублей. Контора компании рас¬полагалась в Иркутске.
Наряду с крупными рыбопромышленниками, промысел вели и местные жители, объединенные в артели.              
На севере Байкала рыбопромышленники создали «Общество нижнеан¬гарских Байкальских рыбопромышлен¬ников», которое уже само регулировало правило организации промысла в дан¬ном районе. Вообще, рыболовецкие традиции отрабатывались и складывались десятилетиями. После зимней рыбалки хариуса со льда небольшими невода¬ми, наступало время летнего лова. Из¬любленными местами артельной ловли были Чивыркуйский (его еще называли Курбулик) и Баргузинский заливы.             
Места, где берег песчаный, называли каргой. Около села Горячинского, известного как уникальный курорт, на¬ходилась Песчаная карга, к югу от устья  Баргузина - Сиговая карга, далее Максимихинская карга, Поливная, или По¬левая, карга располагалась к северу от  Баргузина.
Весной промысел начинался прак¬тически с момента вскрытия Байкала и продолжался до Ильина дня. Затем лов начинался с августа. Это был так назы¬ваемый осенний лов неводами и сетями. Это было особое время: омуль шел в реки метать икру. Осенний улов всегда ценился больше, поскольку рыба отличалась размерами и вкусом.
Осенью же начинался и так назы¬ваемый «водопольный» промысел - лов соровой, «черной», рыбы: щуки, окуня, сороги. В Баргузинском заливе этот лов продолжался до «Заговенья» - 14 ноя¬бря, пока не замерзал залив.
Развит был на Байкале и бормашовый промысел. Бормаша, небольшого представителя ракообразных, добывали специальным корытом. Лов на бормаша происходил так: вырубалась прорубь, туда кидались горсть бормаша и леска, привязанная к короткому удилищу.
Осенняя путина заканчивалась в середине октября. Именно тогда к Лиственничной пристани возвращались с ангарских промыслов суда рыбопро¬мышленников. Корабли доставляли омулей и «ангарщину», слава о которой, чаще худая, катилась по всей Сибири. «Ангарщиной» называли рабочий люд, который добывал рыбу на северном Байкале. Это явление было совершенно байкальским и объединяло около трех тысяч человек мужчин и женщин, для которых путина являлась главным и, скорее всего, единственным занятием.
Рыбный промысел способствовал развитию кустарных ремесел. Так, для сохранения и транспортировки уло¬ва требовались бочки, лагуны. Жители прибрежных сел и деревень занимались плетеньем сетей и неводов, изготовле¬нием веревок и канатов. Эти производ¬ства развивались в Еланцинском ведом¬стве и на Ольхоне.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake