Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Озеро Байкал

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 


Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы

Госстандарт России 



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ

Министерство природных ресурсов Бурятии

Республиканское агентство лесного хозяйства

Федеральное агентство по недропользованию

Росводресурсы

Росприроднадзор






Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Структура живой и мыслящей природы

Автор:  Ланда В.
Источник:  Байкал - гармония жизни. - Улан-Удэ, 2009. - С. 57-67.

На восточный берег Байкала эниологи пришли в 80-х гг. про­шлого столетия. Операторам биолокации часто приходилось бывать в Иркутске в процессе съемки ГПЗ отдельных кварталов центрально­го района и отдельных зданий, включая гостиницы «Интурист» и «Сибирь», в которой наличие ГПЗ каким-то косвенным образом способствовало возникновению впоследствии, спустя несколько лет, пожара. Ведь криминал и пожары часто происходят на таких «гиб­лых» местах. Как и аварии самолетов из-за злополучной ВПП Иркут­ска, о чем неоднократно писали мы и другие исследователи и жур­налисты.

Между эниологами Иркутска и членами Байкальской ассоциа­ции биолокации установились доверительные и дружеские отноше­ния.

Нередко приходилось бывать и в Листвянке, для решения эниологических и экологических задач и встреч с коллегами на семина­рах.

Радовали глаз и душу живописные места по обеим сторонам шоссе Иркутск - Листвянка и достопримечательности Листвянки, такие как Свято-Никольский храм, естественно вписанные в ланд­шафт у подножия сопки, и здания Лимнологического института, и гостиницы «Интурист», и ухоженные дорожки к байкальскому бере­гу и истоку Ангары.

После полевых геофизических экспедиций в молодые годы на север Читинской области, в район Удоканского хребта, Кодар, Чарских песков, казалось, ничто не может сравниться с красотой и ве­личавостью природы этих краев. Но более близкое знакомство с Байкалом удивило и убедило меня в том, что для Прибайкалья и Забайкалья нет ничего прекраснее озера Байкал и окружающих его гор, долин, рек и лесов.

Некоторые поселки, расположенные на мысах, находятся как бы  под защитой таких пирамидальных гор или утесов, уходящих в море, как, в частности, рыбачий поселок на мысе Катунь или поселок Курбулик в Чивыркуе.                                                                                

В районе Святого Носа и Чивыркуйского залива находится Большой Ушканий остров, с вершины которого видны три малых «ушканчика» - Долгий, Круглый и Тонкий (ушкан - местное назва­ние зайца-беляка). На Большом Ушканьем острове основная досто­примечательность - скала Слоник в бухте Пещерка, где столбооб­разные отдельности приняли форму его хобота и передних ног. Слоник как живой выделяется из общей энергетики острова и его окружения (до 10 оборотов рамки, судя по даузингу фотоснимка).

Следует отметить, что в биоэнергетику и структуру живой при­роды Байкала немаловажную лепту вносят губы и бухты, как, на­пример, вольная ширь губы Давше в Баргузинском заповеднике и бухта Сосновка у его границы с береговой линией в виде правиль­ного эллипса. Часто бухты окружены высокоэнергетичными выположенными сопками и удаленными от них многовершинными и пира­мидальными заснеженными горами (бухта Сосновка, Аяя), или ска­листыми мысами (губа Хакусы) с повышенной биоэнергетикой (до 7-9 оборотов рамки). Берег прекрасной бухты Аяя (по-эвенкийски Аяя - добрый, красивый, удобный) на отдельных участках до гра­ницы с лесом покрыт полем округлых крупных окатышей. Структура полей этих камней и водной глади, ограниченной эллипсовидной линией, как два разнородных элемента природной батареи, нако­пили невидимую энергию, которая ощущается и по даузингу фото­снимков (до 11 оборотов рамки).

Берега многих бухт окружает живая изгородь растительности, характерная и для губы Фролиха к северу от бухты Аяя, и мысов на севере Байкала - Болсолея и Котельниковского, поросших светлохвойной даурской лиственницей, как и подножия Байкальского хреб­та с пирамидообразными горами.

Разнообразна живая природа на севере бухты Кодовой с охраняющим ее мысом Арул, на выдвинутом в море скалистым мысе Калтыгей, мысе Покойников, каменистая почва которых укрыта фиолетовым, синим, желто-зеленым и белым покрывалом цветов герани, синюхи, подмаренника и эдельвейсов. Разнообразна и палитра  энергетики изысканных по очертаниям скал, причудливых и неповторимых островов, мысов и бухт.

Особо выделяется на Байкале Малое море площадью 901 км2 и его жемчужина - остров Ольхон.

Малое море - обособившаяся и в то же время составная часть единой, живой структуры Байкала, лежащая между его западным побережьем и островом Ольхон. На юге оно соединяется с Байкалом проливом Ольхонские Ворота. Напротив расположена каменистая долина реки Сармы, из которой вырывается самый устрашающий, по сравнению с ангаром и култуком - северным и юго-западным ветрами на Байкале, ветер сарма.

В Малом море из 14 островов кроме Ольхона выделяется Баргодагон с плоской вершиной, многогранный Шаргодеган, Барокчин и Изохой, или Еленка, как бы составленный из груды разноориентированных камней. На Курлинских мысах можно встретить причуд­ливые каменные изваяния с кольцами-окнами и пещеры со стороны озера. Этим островкам присуща невысокая энергетика (до 5-6 оборотов рамки), но они естественным образом вписываются в общую структуру и виды Байкала.

Характерно, что острова обжили птицы. Колонию серебристых чаек и их птенцов можно увидеть на плоской вершине Баргодагона и на других островах. В структуре мыслящей природы Байкала все продумано: здесь их со всех сторон охраняют воды озера, орнитоло­ги и охотоведы, ведущие наблюдения за популяциями птиц и других представителей фауны.

Чайки гнездятся в ямках среди камней, и в их гнездах в пучках травы, как правило, находят по три яйца между камнями.

Прибрежные и островные останцы скал разнообразны, а порой и причудливы по форме. Так, например, с залива Мухора просмат­риваются выветрелые склоны одной из скал, состоящие из перье-видных скальных пластин. А на острове Угунгой скалы, обработан­ное солнцем, ветром и водой, приняли вид крыльев невиданных гигантских птиц и имеют повышенную энергетику (до 9 оборотов Рэмки). Остров Барокчин сверху похож на туловище собаки, при­легшей на отдых, его южная оконечность напоминает лежащую на боку длинноухую голову этой собаки с полуоткрытой пастью. Этот остров хорошо вписывается в структуру живописных островов Малого моря и общую ауру (до 11 оборотов рамки).

Ольхон - наиболее крупный из 30 байкальских островов. Его длина более 70, ширина - до 12 км, высота его самой высокой горы  Ижимей - 1300 м. Мыс Бурхан на острове Ольхон - не только один из значимых на озере, но всемирно известен и олицетворяет божественную красоту Байкала. Он вздымает два пирамидальных скальных гребня напротив поселка Хужир. Некоторые исследователи называют их «красными петушиными гребнями». Согласно даузингу многочисленных фотовидов мыса Бурхан на фоне омывающих вод дальних и ближних берегов Байкала, его отличает очень высокая аура (до 15 оборотов рамки).

Северо-восточная оконечность острова Ольхон представлена  суровым мысом Хобой (по-бурятски хобой - клык). Самый высокий шпиль мыса напоминает клык или коническую скалу. При общей для  Хобоя и большинства мысов энергетике (в среднем до 10 оборотов рамки), для конического клыка она увеличивается (до 16 закруток / г-образной рамки согласно даузингу фотографии О. Гусева). Если внимательно приглядеться к боковым участкам выветрелых и испещренных пород мыса, можно увидеть как бы различные лики бородатых старцев, юродивых, зверушек. Проглядывает такой лик и на трещиноватой поверхности конической скалы. Сам мыс заканчивается скалой, похожей на опущенную в воду голову собаки, философски вглядывающейся в даль.

На берегах Малого моря есть мыс Зундук, дальше других уходящий от гористых берегов и скал. На фотографии одного из скло­нов таких скал в верхней части проглядывается мужской лик, обращенный в сторону байкальского неба. Но более интересны красноватые глыбы (возможно, гранит) с кварцевыми прожилками и пятнами, выступающими на дневную поверхность.

По данным сканирования этого фото с г-образной рамкой и резонатором (кварцзолотосодержащий образец из штольни Каневинского месторождения), возможно предположить перспективность участка на выявление кварцевого рудопроявления в средней и ниж­ней частях склона. Характерно, что биоэнергетика этого скального выступа без резонатора почти вдвое меньше, чем с ним (4 и 7 обо­ротов рамки).

Этот пример не призывает вести поиски месторождений в пре­делах Байкала, хотя в поисках одного из россыпных объектов автор участвовал (в районе Сухой). Основная ценность - это пресная во­да, которую надо беречь от экологически вредных рудных разрабо­ток в акватории и его предгориях.

На Байкальском побережье существует много прекрасных и не­повторимых по красоте и совершенству уголков природы. Кажется, что Творец в ее лице предусмотрел все для того, чтобы человек и друзья его меньшие берегли не только эти райские уголки, но и Бай­кал в целом. Одним из таких мест, безусловно, является бухта Пес­чаная - «Мекка туристов», с которой мне посчастливилось познако­миться в том далеком вертолетном маршруте, когда я впервые по­знал радость встречи с прекрасным, которое во всей глубине вос­приятия и объеме впечатлений нельзя выразить ни пером, ни ки­стью и никакими другими средствами мысленного общения челове­ка с природой. Неведомые архитекторы и дизайнеры природы соз­дали и воплотили проект, который и сейчас может являться этало­ном для туриндустрии на Байкале.

Прежде всего с высоты полета, а потом внизу, в самой Песчаной бухте нас поражает охранный каменный ансамбль двух бухт - мысы Большая и Малая Колокольни. Конусообразный мыс Малая Коло­кольня и прилепившиеся к нему две скалы горного склона мыса по­вышают своей формой (как и пирамидообразная скала Большая Колокольня) энергетику заключенного между ними пространства (до 10 оборотов рамки).

На берегу бухты Песчаной с удивляющимися самим себе хо­дульными деревьями встречаются скалы разнообразной формы, напоминающие встречающиеся скальные останцы в Тарбагатайском и других районах Бурятии.

Бухта Песчаная и, чуть южнее, бухточка Академическая разде­ляются скалистым обрывом с маленькой беседкой на его вершине. Пейзаж этих небольших по энергетике скал (до 6-7 оборотов рам­ки) оживляют неприхотливые скалистые голуби.

Своеобразен горный ландшафт над бухтами Песчаная и Бабуш­ка. Обласканные ветрами, солнцем и атмосферными осадками от­дельные камни и валуны, нагромождения камней и ручейки песка, обтекающие и вытекающие из-под них... Безусловно, туристов в Песчаной привлекают прежде всего песчаные пляжи и множество скал-столбов, чем-то похожих на красноярские прежде всего из-за более причудливых очертаний, иногда с округлыми или коническими ка­менными шапками и проглядывавшими из-под них бородатыми и безбородыми ликами. Эти природные изваяния, созданные скульп­тором-природой, усиливают вдвое энергетику пространства, по сравнению с обычными скоплениями валунов и камней-осколков скал (11 оборотов против 6-7).

В тот прилет по широкой тропе с выступающими из-под хвои корнями мы прошли из Песчаной в бухту Бабушка, расположенную севернее Большой Колокольни. Севернее этой бухты хорошо был виден мыс Сторожевой, замыкающий округлое очертание берега и охраняющий расстилающуюся перед ним бухту Сенную, амфитеат­ром спускающуюся к воде.

К югу от Большой Колокольни просматривались мысы Верхние Хомуты и Бакланий, недалеко от которого (к югу от мыса Малая Ко­локольня) поднимается из воды небольшой остров - Бакланий Ка­мень, где раньше гнездились бакланы. На фото с берега этот камень с небольшой энергетикой (до 7 оборотов рамки) очертаниями на­поминает лежащее на боку животное.

К югу от реки Голоустной, что в 40 км от Песчаной, две галечниковые косы, которые уходят в Байкал, образуют мыс Большой Ка­дильный, из-за которого просматривается Чаячий утес, который от­личается от всех вышеописанных береговых утесов тем, что сложен конгломератами из галек и мелких валунов. К югу от этого утеса встречаются подобные по составу скалы и самая монолитная бес­форменная громада - Скрипер - со скальными выходами и обна­жениями. Со Скрипера видны поселок и падь Большие Коты, где раньше существовали золотые прииски.

После вертолетного путешествия, миновав несколько падей и мысов, включая мыс Лиственничный, недалеко от Листвянки (к ко­торой можно добраться и по дороге из Больших Котов), мы благо­получно приземлились в аэропорту Иркутска.

На этом пути интерес представляет скала Два Брата с одинокой березой на вершине «старшего» брата конической формы, с той энергетикой, что и у скал-столбов в Песчанке.

Все притягательные уголки неповторимой природы Байкала по­стигаются в уважительном общении с ними. Непохожие друг на друга мысы запечатлели ряд доисторических и не существующих ныне зверей, как бы подтверждающих реальность старины седой, когда красотой Байкала любовались, а его биоэнергетикой подпитывались живые существа, а возможно, и представители исчезнувших и развитых цивилизаций. Не исключено, что облик этих мысов (как и каменных столбов с «вдумчивыми старцами») подправляли худож­ники-гиганты этих цивилизаций. Возможно, подобные мысы обяза­ны и землетрясениям, нередко посещающим акваторию Байкала.

Кроме вышеупомянутых одним из подобных мысов является мыс Хаман-Кит, похожий на гигантскую саламандру с чешуей не­приступных и острых скал, совершенно отвесно обрывающихся в озеро. Припавшее к воде неведомое доисторическое животное на­поминает и мыс Турмали. Эти два грозных чудовища - мысы Турмали и Хаман-Кит - охраняют вход в бухточки.

Существующие и будущие турбазы на Байкале немыслимы без ухоженных и закрытых от ветров песчаных и галечниковых пляжей. Пляжи простираются до склонов и в каменных нагромождениях бе­регов, как в Песчаной или уходят от береговой линии в воду, как сплошной песчаный пляж берега Хакусы, переходящий в лабиринты жестких песчаных бороздок, простирающихся параллельно берегу.

Единственная обнаруженная на Байкале дюна поющих песков находится на Турали (турали в переводе с эвенкийского - поющий, поющие пески). Дюна длиной 200, шириной около 80 и высотой 20 м, стесненная двумя скалистыми мысками, полого спускается к воде в виде удобного и уютного пляжа. С высоты полета и со сторо­ны моря-озера дюна поющих песков влетает в зеленый мир деревь­ев как наконечник копья.

Кроме наиболее высокоэнергетичных объектов Байкала, упо­мянутых в этой статье, любые уголки озера, его рек, заповедников, бухт и заливов позволяют сохранить постоянную повышенную био­энергетику Байкала и Прибайкалья, так необходимую для сохране­ния ауры подводной и надводной фауны и флоры и всего населения в городах и поселках на его берегах. Действительно, даузинг много­численных фотоснимков ущелий горных речек и рек Переемной, Мишиха, дельты реки Селенги (Усть-Харауза) и островов в ее устье, Утесов Чивыркуйского залива и его пейзажей, Онгоконской и других бухт доказывает это утверждение (до 5-7 оборотов рамки).

В любое время года Байкал прекрасен и удивителен. В трескучие морозы и снегопады его леса, каменные столбы, мысы преоб­ражаются в сказочных персонажей в белых одеяниях, А через чис­тейший лед, как в аквариуме, можно увидеть во глубине вод и зеле­ные водоросли, и подводные камни и пещеры, и весь тот невообра­зимый мир, который могут увидеть только аквалангисты и дайверы в безветренную солнечную погоду. Байкал скромно делится своими тайнами и демонстрирует свои достоинства и уникальные отличия от других озер планеты. И не только в так необходимой для челове­чества пресной воде.

Байкал поддерживает самое слабое проявление жизни. Боль­шую волю к жизни проявляют деревья, произрастающие на его кам­нях, выросшие на склонах и вершинах высоких скал сосны очень причудливой формы с необыкновенными стволами, стволовыми утолщениями и многочисленными переплетающимися и пляшущи­ми ветвями, как у многорукого Шивы. Растущие высоко, на ветру, они превосходят все растекающиеся во времени и пространстве объекты Сальвадора Дали и художников-авангардистов. Перепле­тенные корни многих деревьев обхватывают камни и ввинчиваются в расщелины, добывая влагу стволам, а крона и отдельные ветви наклонены и вытянуты в сторону водной глади Байкала, благодаря его за поддержку и обмениваясь с ним энергией.

Циркуляция воды из скальных трещин, атмосферные осадки, ветры Байкала и его энергетика создают редкие экземпляры живых деревьев, которым справедливо даны такие ярлыки, как «мужество жизни», «воля к жизни» и т. п. Иногда переплетаясь стволами и кор­нями самым немыслимым образом, выживает не одно, а два и не­сколько деревьев, демонстрируя волю к жизни - тому мигу из Веч­ности, который подарен и человеку, не осмыслившему и не благо­дарящему за это чудо. Такие деревья - живой пример и укор мно­гим из нас, слабым, безвольным и беспомощным, которые пасуют в жизни, оставшись без своих корней, близких, без ежеминутной поддержки и внимания. Эти деревья проживают свой век, борясь за существование, испытывая лишения и невзгоды. Они вырастают и торжествуют, поднимая согнутые руки-ветви к солнцу, растрепав гриву - зеленую крону деревьев под напором байкальских ветров Они торжествуют над всем пространством воды, мысов, заливов и бухт. Они живут и уходят, как люди, взамен на вершинах скал появ­ляются новые деревья, чья форма и внутреннее содержание так и недоступны до конца нашему пониманию. Одно только их созерца­ние и импульс к жизни, который передается и Вам, опять и опять зовет в путешествие к этому живому чуду - Байкалу.

Ходульные деревья тоже характерны только для Байкала, их можно встретить в бухте Песчаной, реже на Ольхоне, в Горячинске, Песках и Турке. Кажется, какие-то гномики выдули песок из-под де­ревьев, оголив корни, оставив их без «нижнего белья», с остовом для нижних юбок и оголенными ножками. Сосны и лиственницы также демонстрируют мужество, отстаивая свою жизненную пози­цию: на костылях, но продолжают жить, расти и цвести.

И биоэнергетика ходульных деревьев на Листвянке (до 12 обо­ротов рамки) подтверждает их живучесть и не меньший вклад в энергетику Байкала, как и окружающие ряды ровных и стройных деревьев и конусовидных песчаных холмиков на участке Пески.

Структура Байкала в целом и отдельных его элементов (мысов, заливов, бухт, природных каменных изваяний) оберегаема живым миром флоры - растений и трав и обитателями фауны на земле и в подводных глубинах: голомянка, омуль, нерпа, множество других эндемиков, около ста видов животных. Все это составляет структуру живой и мыслящей природы моря-озера, созданной Творцом по единому сценарию и подобию. Энергия этой пульсирующей струк­туры не вычленена из тела планеты, она естественно встроена в нее и чутко реагирует на ее жизнь, создавая защитный энергетический зонтик-колпак над всем Прибайкальем и за его пределами.

 

Назад в раздел





СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия





 









Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake