Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Каталог сайтов 
 Почта 
 О проекте 
 Фотогалерея 

Главная / Каталог книг / Кино

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация


О Байкале


СЛАВНОЕ МОРЕ. ИРКУТСКИЙ ЭКСПРЕСС


 



Новости региона


Байкал-Daily

Деловая Бурятия  
Портал Бурятии RB03  
Байкал 24  
Улан-Удэнский городской портал  
Мой Улан-Удэ  
Байкал Медиа Консалтинг

e-baikal.ru 

АТВ-Байкал

Бурятская ГТРК   
ТК "Ариг Ус"  
ТК "Тивиком"  
Бабр.ru -Сибирь  
БайкалИНФОРМ
Сайт Бурятского народа
Газета "Номер Один"
Газета "Информ Полис"
Газета "Новая Бурятия"
Газета "Аргументы и факты"

 



Погода

 


Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы

Госстандарт России 



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Байкал. Научно и популярно

Экология Байкала и региона

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ

Министерство природных ресурсов Бурятии

Республиканское агентство лесного хозяйства

Федеральное агентство по недропользованию

Росводресурсы

Росприроднадзор






Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

"Я родилась на Байкале...": беседа с актрисой Натальей Белохвостиковой записал Олег Жигалов

Автор:  Белохвостикова Н.
Источник:  Наш Байкал. - 1991. - № 1 (8). - С.11.

Кто хоть немного знает био­графию Натальи Белохвостиковой (а жизнь популярных артистов знают многие), уди­вятся словам, вынесенным в заголовок ‑ как могла она родиться на Байкале? Корен­ная москвичка, дочь известно­го дипломата, в младенчестве попала в Англию, потом ‑ в Швецию, детство и ранняя юность прошли далеко от род­ных осин, в тех странах, ко­торые нынче нам кажутся прекрасной сказкой и куда мы чуть не все мечтаем переехать... А она мечтает хоть раз еще побывать на Байкале и, конечно, с дочкой, Наташей-младшей. Да, она так и сказала: ‑ Я родилась на Байкале, как   актриса   и   как   человек. С этого   фильма    «У   озера» я началась, я человечески с этого началась.

Дальше я приведу монолог Натальи Николаевны и позво­лю себе только один раз пре­рвать его, вы поймете, поче­му…

‑ Мне, конечно, повезло, что в начале жизни я встре­тилась с Сергеем   Аполлинариевичем Герасимовым, и   он взял меня на этот фильм. Хо­тя познакомились мы случай­но... И он мне, девятиклассни­це, позволил    приходить    на свой курс во ВГИКе. Потом я поняла, что для него это бы­ло неслучайно ‑   он увидел типично русское   лицо   и по­думал, что, может быть, при­годится, что когда-нибудь    я что-то смогу. Во всяком слу­чае, когда я читала сценарий «У озера», в описании Лены Барминой узнавала    себя   ‑  чисто внешне...

Ах, как тяжело было вхо­дить в этот фильм! Были мо­менты, когда казалось, что не выдержу ‑ не могу больше, духа не хватает. В шестнадцать-семнадцать лет надо было прожить этот трудный от­резок чужой жизни, пережить то, чего у меня тогда, к сча­стью, и близко не было ‑ личную трагедию, трудную любовь, потерю близких, от­ца... Рассказать это трудно... Надо было напитаться этой радостью и болью, или хотя бы иметь ремесло, опыт. А тут ноль! Вход в картину был просто мучительным...

И еще ‑ Байкал. Все, что я о нем знала до экспедиции, было со слов Герасимова. Но когда увидела, прикоснулась... Первая экспедиция была зи­мой. Помню, как ехали на Ольхон ночью, попали под сарму, заблудились, объезжа­ли какую-то трещину, авто­бусы потеряли... До Хужира добрались. Утром выползли на озеро, и я просто остолбе­нела ‑ мне, девчонке, каза­лось, что это вовсе не лед, а груды алмазов, бриллиантов. Но все равно хотелось лиз­нуть каждую сосульку.

Потом, когда начали сни­мать эпизод зимней рыбалки, при каждой остановке я. как медвежонок, карабкалась из машины, шлепалась я» лед, прикрывала лицо и смотрела в этот прозрачный и сказоч­ный мир… Все свободное вре­мя провела на пузе. Все на­до мной хохотали...

Вторая экспедиция была ле­том. Это вообще невозможно забыть. Какие-то потрясаю­щие краски, восходы, закаты... После прилизанных европей­ских пейзажей ‑ мощь, ди­кость, размах. Но ‑ и пред­чувствие беды. Это было вид­но невооруженным глазом, да­же такому юному человеку, какой была я. Рыбы было уже мало, берега странные, усыхающие леса... В Байкальске мы жили в поселке стро­ителей, в двухэтажном бара­ке. Когда ветер дул с заво­да ‑ нечем было дышать, у людей постарше болели голо­вы... А ведь это ‑ 69 год... Что  же там сейчас?

Для меня это ‑ личная бе­да. Я много ездила по свету ‑ поверьте, такого места больше нет.

Сейчас, когда прошло вре­мя, все это слилось в одно целое... Для меня это ‑ осно­ва, корень, который дает хоть какие-то жизненные силенки. Я не только обрела профес­сию ‑ человеком стала на этой картине. Тут все слилось воедино, не знаю, что доро­же ‑ Байкал, картина, роль или люди, которых подарила судьба.

А людей было много. Общались с местными, даже говор появился потом правда, ушел... Когда я прочла сцена­рий.   Лена   Бармина    показалась мне не совсем реальным, каким-то идеальным челове­ком ‑ все-таки я была девоч­ка современная. Но в Байкальске ко мне пришла жен­щина, педагог по профессии, и сказала ‑ мне кажется, эта роль списана с меня (как-то ей удалось прочесть сцена­рий). Мы познакомились, и потом я поняла ‑ да, этот характер близок к моему об­разу. Таких людей потом я встретила в Сибири немало, во всяком случае, больше, чем здесь, в Европе...

Ну, и, конечно, партнеры... Какое это было счастье ‑ ра­ботать с Олегом Петровичем Жаковым! Какое счастье ‑ и гордость! Помню, шли мы с Олегом Петровичем по ули­це Усть-Кута. Все прохожие его узнавали ‑ Жаков, Жа­ков... Шептались: а с ним кто? Это дочка его... И я горди­лась страшно, ведь я и иг­рала его дочку.

Василия Макаровича Шук­шина я впервые увидела на студии Горького перед кино­пробами. Волновалась страш­но ‑ поджилки тряслись, ноги подкашивались... Смотрю ‑ у окна стоит Шукшин, нерв­но курит, и руки дрожат... Та­кой человек волнуется, зна­чит, мне сам Бог велел! Ста­ло спокойней. Потом я узна­ла, что он волнуется перед съемкой каждого эпизода. А ведь это было перед концом его жизни, оставалось ка­ких-то четыре года... Это бы­ла первая и последняя моя с ним встреча на съемках. Сколько помню ‑ он или снимался, или ‑ сидит в комнате, пишет, дверь на­стежь, курит, пьет кофе... Просто жег себя.

Мне кажется, в группе все были в него влюблены... Эти глаза, такие искрящиеся, доб­рые, верящие в тебя... Он из­лучал добро, покой, мудрость. А какая самоотдача! На пре­деле жил, на пределе играл, слабинки не давал никому. Но, прежде всего ‑ себе. Это был идеальный партнер. Мне даже казалось, что для меня он играл иначе, все время хо­чет помочь. Думала, так будет всегда... Это уж потом поняла, что партнер может схалтурить, увильнуть, про­болтать текст, мол, для тебя можно и так, а вот уж для себя, я выложусь... Тогда мне казалось, что всегда будут та­кой предел, отдача и откры­тость.

Осенью 1974 года мы были в экспедиции в Польше, сни­мали «Легенду о Тиле». Ог­лушило известие ‑ не стало Шукшина... Как страшно уст­роена жизнь ‑ почему уходят такие люди? Не могу сми­риться...

Тогда все, вся группа рабо­тали    с огромной      отдачей... Сейчас это может показаться фантастикой,     особенно   про­фессионалам ‑ мы сняли весь фильм в чистовой фонограм­ме. На огромных   советских камерах, с отечественной зву­козаписывающей       техникой. Нынче, снимая на американ­ских аппаратах, на      пленке «Кодак» ‑ все переозвучива­ем, и не можем разобрать фо­нограмму, записанную на пло­щадке, настолько вокруг всем весело жить. Тогда ‑   ника­ких анекдотов, никаких баек, все сосредоточены только   на картине, полная тишина, пол­ная самоотдача всей группы. В моей творческой судьбе ‑ это уникально.

В этой картине участвовало много людей, не только про­фессионалов. Все включались в нее, как будто это было не художественное полотно, а средство спасения озера.

Тут я прерву монолог Натальи Николаевны, как это и было в нашей беседе. Я рассказал ей, как проходило обсуждение фильма в конференц-зале Иркутского облисполкома, Задумывалось всё, как сплошной триумф, присутствовало в полном составе бюро обкома партии… Фильм представлял Сергей Гераси­мов. Речи начались по сцена­рию ‑ «Новое слово в миро­вом кинематографе», «Боль­шой шаг вперед»... Парад под­портили ученые, член-коррес­пондент АН СССР Григорий Иванович Галазий, доктор биологических наук Леонид Викторович Попов, которых, кстати, на это обсуждение ни­кто не приглашал... Они го­ворили о том, что фильм «У озера» несколько сместил ак­центы проблемы, которая в картине звучала примерно так ‑ если за дело взяться серьезно, отладить как следу­ет технологию, очистные ‑ промышленное освоение Бай­кала возможно. Случайность ли, что за время работы над фильмом режиссер так ни ра­зу и не встретился с учены­ми, работающими на Байкале?

Я спросил Наталью Никола­евну, знала ли она и о таком отношении к фильму.

‑ Конечно... Естественно. Ведь мы читали всю прессу о фильме. Думаю, все, что гово­рили ваши ученые ‑ пра­вильно. Возможно, что-то бы­ло нарушено, какие-то ниточ­ки, связи прервались. Сейчас я могу это понять, но тогда, девчонкой семнадцати лет... С другой стороны, судить худо­жественное произведение по законам науки... Но этих лю­дей я понять могу ‑ ведь картина была не оторванной, наоборот, максимально приближенной к реальности, даже по географии, по названиям ‑ Слюдянка, Хужир. Байкал... Те, кто болел и болеет проб­лемой ‑ не могли, да и не имели права оторваться от той ситуации, ведь ситуация в основе картины была доку­ментальная, страшная. И все же я думаю, картина свою роль сыграла ‑ тема была поднята еще раз, она вско­лыхнула новый виток споров вокруг Байкала. И, все же,‑ все правильно, справедливо, как ни горько признать. Ведь ничего, самой малости реше­но не было.

Ах, если бы произведения искусства могли что-то ре­шить в нашей страшной дей­ствительности!

Назад в раздел


Официальный сайт Национальной библиотеки Республики Бурятия



кзд 17 copy.jpg




 









Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake