Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Озеро Байкал / Экология Байкала

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

История байкальской проблемы

Автор:  Тулохонов А. К.
Источник:  Тулохонов А. К. Байкальская проблема: история и документы.- Улан-Удэ, 2010. - С. 3-10.

В условиях глобализации и возрастания антропогенной нагрузки на природную среду все более возрастает ак­туальность природоохранных мероприятий, которые могут реально демонстрировать эффективность государ­ственной системы природопользования, научное обоснова­ние многих хозяйственных программ и роль общественности в решении экологических проблем. В качестве такого модель­ного региона, где на протяжении многих десятилетий были сосредоточены усилия многих структур на сохранение окру­жающей среды, может быть выбран Байкальский регион.

Именно для этой территории принят в новой России первый и единственный федеральный экологический за­кон для отдельного региона «Об охране оз. Байкал». ЮНЕ­СКО одним из первых в нашей стране включило оз. Байкал в список Участков Мирового природного наследия.

И оно достойно такого отношения. В водной толще озе­ра обитает огромное количество эндемичных видов жи­вотных и растений. Это глубочайшее озеро в мире, кото­рое хранит самый большой запас пресной воды на наибо­лее густонаселенном континенте планеты. Это древнейшее озеро, расположенное в центре Азии, можно рассматривать как уникальную природную лабораторию, где можно изу­чать все геологические и биологические процессы, проис­ходившие на протяжении последних двух десятков милли­онов лет.

И сегодня на его берегах создается особая рекреационно-туристская зона. Два сезона в глубины озера погружались глубоководные обитаемые аппараты «Мир», которые по­зволили открыть многие тайны байкальских глубин. По мнению академика В.А. Коптюга, Байкальский регион дол­жен стать мировой модельной территорией устойчивого развития, где можно реально совместить интересы эконо­мического развития общества и сохранения окружающей природной среды.

На протяжении многих десятилетий природоохран­ные задачи решались здесь на основе жесткого планового управления и в условиях анархического рынка. И опреде­ление новых перспектив эффективного природопользова­ния невозможно без анализа недавнего исторического опы­та, который наиболее полно отражается в директивных до­кументах различных государственных структур.

Первый обзор таких источников опубликован автором еще в 1996 г. (Тулохонов, 1996). С тех пор прошло много вре­мени, в стране возникли другие социально-политические условия, появились новые директивы. Принципиально из­менился подход к решению природоохранных задач и, со­ответственно, их эффективность, и читатель должен сде­лать собственные выводы на эту тему. Поэтому в этой книге собраны оригинальные тексты всех основных документов, которые должны быть интересны любому, кто имеет отно­шение к природоохранной деятельности на Байкале.

1ЭТАП: ЭКСТЕНСИВНОЕ РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ

В истоках истории байкальской проблемы лежат поста­новления Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза (ЦК КПСС) и Совета Министров СССР (СМ СССР), Совета Министров РСФСР (СМ РСФСР) - выс­ших государственных органов страны, которые уделяли осо­бое внимание сохранению природы Байкальского региона. Строительство на берегах озера Байкальского целлюлозно-бумажного комбината в середине прошлого века вызвало протесты общественности, что не осталось без внимания ор­ганов власти, и в 1960 г. вышло первое постановление Совета Министров РСФСР «Об охране и использовании природных богатств в бассейне оз. Байкал» (прил. 1).

В его решении запрещены приемка и ввод Байкальского и Селенгинского комбинатов без выполнения мероприятий, обеспечивающих очистку и обезвреживание сточных вод. Од­нако строительство целлюлозных комбинатов, вопреки нор­мативным документам, шло и без готовых проектов. В 1966 г. вступила в строй первая очередь БЦБК, который, несмотря на создание многоступенчатой системы очистки, так и не обеспе­чил необходимое качество сточных вод.

В целях устранения допущенных ошибок 21 января 1969 г. Совет Министров СССР принял постановление №52 «О ме­рах по сохранению и рациональному использованию природ­ных комплексов бассейна озера Байкал» (прил. 2). В этом до­кументе особое значение придавалось установлению водоо­хранной зоны Байкала в границах его водосборной площади (в пределах СССР), с более жестким режимом природополь­зования. Для определения такого режима всем заинтересо­ванным министерствам и ведомствам предписывалось про­вести в 1969-1971 гг. необходимые научно-изыскательские ра­боты, разработать и представить в 1971 г. в Совет Министров СССР проект «Организации водоохранной зоны озера Байкал с комплексом организационно-хозяйственных мероприятий» и проект «Правил охраны вод озера Байкал и естественных ресурсов бассейна этого озера». В качестве одной из мер уже­сточения экологических требований запрещались строитель­ство новых и расширение действующих предприятий, если они не могут предотвратить загрязнение водной или воздуш­ной среды региона.

Следуя существовавшей тогда традиции, 26 февраля 1969 г. Совет Министров РСФСР продублировал союзное постанов­ление и детализировал мероприятия по его выполнению для своих ведомств (прил. 3).

Однако предприятия региона зачастую не могли решить поставленные задачи, как по части строительства очистных сооружений, так и по части оптимизации природопользова­ния. В связи с этим 16 июня 1971 г. появилось новое постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О дополнительных мерах по обеспечению рационального использования и сохранения природных богатств бассейна озера Байкал» (прил. 4). В нем обращалось внимание на неудовлетворительность работы министерств и ведомств, ответственных за экологическое со­стояние Байкальского региона, на необходимость ускорения разработки проекта организации водоохранной зоны и акти­визации научно-исследовательских работ на Байкале.

Основную задачу проекта составляла разработка комплек­са организационно-хозяйственных мероприятий, обеспечи­вающих социально-экономическое развитие региона и со­хранение качества его водных ресурсов. В проекте предусма­тривалось увеличение объема валовой продукции промыш­ленности и сельского хозяйства, лесозаготовок на долгосроч­ную перспективу, развитие населенных пунктов, транспорта, восстановление стада ценных сиговых рыб. В целях очище­ния вод озера предлагалось сбрасывать стоки БЦБК в р. Иркут, а для СЦКК разработать схему замкнутого водопользова­ния или использования его очищенных стоков на орошение.

В ноябре 1973 г. Минводхозом СССР были утверждены «Временные правила охраны вод озера Байкал и естественных ресурсов его бассейна». Правила предусматривали согласова­ние темпов и масштабов планируемого развития производи­тельных сил с природоохранными мероприятиями, конкрет­ные организационные способы, приемы и методы защиты вод от загрязнения промышленными и бытовыми выбросами, ле­сосплавом, флотом; меры по охране земель, рыбных запасов, лесов; развитие туризма и транспорта.

21 июля 1977 г. ЦК КПСС и СМ СССР принимают поста­новление «О мерах по дальнейшему обеспечению рациональ­ного использования природных богатств бассейна озера Бай­кал» (прил. 5), в котором требуют обеспечить к 1985 г. полное прекращение сброса неочищенных сточных вод в водоемы и максимальное сокращение воздушных выбросов.

Таким образом, благодаря жесткому контролю и целевому финансированию были решены многие природоохранные за­дачи. Прекращен молевой сплав древесины, построены новые лесовозные дороги, сооружены многоступенчатые очистные сооружения в г. Улан-Удэ. Однако эффективность этих меро­приятий была низкой, ибо развитие экономики превалирова­ло над природоохранными мероприятиями и главное внима­ние уделялось не причинам, а следствию.

II ЭТАП: КРИЗИСНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

Начало последней четверти века ознаменовалось развора­чиванием грандиозной стройки - Байкало-Амурской маги­страли. На севере Байкала появился новый город - Северобайкальск с населением свыше 30 тыс. чел., вдоль магистра­ли возникли многочисленные поселки. В Улан-Удэ заработа­ли завод металлических мостовых конструкций, завод «Бурятферммаш», фабрика верхнего трикотажа. Были пущены энер­гоблоки Гусиноозерской ГРЭС. В сельском хозяйстве развива­лось строительство крупных предприятий по производству молока, свинины, птицы. Но, как правило, ввод промышлен­ных объектов в строй действующих опережал пуск очистных сооружений. Поэтому в зоне водного и атмосферного влияния БЦБК сложилась напряженная экологическая ситуация.

Обо всех этих негативных явлениях было доложено ру­ководству страны, и 13 апреля 1987 г. ЦК КПСС и СМ СССР приняли постановление №434 «О мерах по дальнейшему обе­спечению рационального использования природных богатств бассейна озера Байкал в 1987-1995 гг.» (прил. 7). Это поста­новление, в разработке которого активно участвовали уче­ные, значительно отличалось от всех предшествующих доку­ментов, и прежде всего указанием конкретных сроков. Пред­усматривалось также создание постоянно действующей ко­миссии по контролю за состоянием природного комплек­са региона. Впервые было обращено внимание на необходи­мость уменьшения объема пылегазовых выбросов со сторо­ны Иркутско-Черемховского промышленного узла путем га­зификации основных производств.

В постановлении назывались конкретные сроки перепро­филирования БЦБК, а в целях прекращения его стоков в Бай­кал намечалось строительство специального трубопровода для их сброса в р. Иркут. Однако общественность г. Иркутска энергично выступила против этого строительства, и поэтому ЦК КПСС и СМ СССР в мае 1988 г. издали дополнительное постановление (прил. 8), в котором учли предложение Акаде­мии наук СССР и Госкомитета СССР по науке и технике о пре­кращении проектирования и строительства этого объекта.

Была разработана следующая серия научных документов, регламентирующих социально-экономическое развитие реги­она.

1. «Территориальная комплексная схема охраны природы бассейна озера Байкал (ТерКСОП)». Это был самый полный свод сведений о природных и социально-экономических усло­виях в Байкальском регионе, а также эколого-экономических моделей. Полное содержание документа составляет 69 томов. Основное его содержание составляла программа рациональ­ного природопользования и эколого-градостроительного раз­вития региона, обеспечивающая не ограниченное во времени сохранение и воспроизводство уникальной экосистемы и ге­нофонда Байкала и прилегающей к нему водосборной терри­тории, а также постоянство гидрохимического и гидробиоло­гического состава вод озера.

Для достижения указанной цели предлагалось:

- предотвратить возможное загрязнение, деградацию при­родных комплексов, обеспечив эффективную их охрану;

-   обосновать   стратегию   долговременного   социально-экономического развития региона, обеспечив оптимальное решение экологических, социальных, экономических и орга­низационных задач в ходе хозяйственного освоения бассей­на оз. Байкал;

- улучшить условия жизнедеятельности населения, создать оптимальную производственную инфраструктуру, обеспечи­вающую максимально возможное сохранение окружающей среды и здоровья населения.

Принципиально новым здесь стало то, что в язык офици­альных документов впервые было введено понятие экологиче­ского равновесия, которое понималось как динамическое со­стояние природной среды региона, саморегуляция и воспро­изводство основных ее комплексов, а также всей биоты, при­сущей Байкальскому региону.

2. «Генеральная концепция развития производительных сил на территории озера Байкал». В этом документе конста­тировалось, что экономический потенциал региона неравно­мерно распределен по территории и в нем слабо развиты непроизводственная и социальная сферы, постоянно ухудшает­ся экологическая обстановка. Поэтому документ указывал ма­гистральный путь - дальнейшее развитие производительных сил на основе рационального использования природных ре­сурсов, доведение до мировых стандартов качества выпускае­мой продукции, преодоление отставания агрокомплекса и вы­равнивание уровня жизни населения, стабилизация экологи­ческой обстановки и сохранение экосистемы озера. В качестве практических мер предписывалось:

- реконструировать и технически перевооружить произ­водство путем внедрения ресурсосберегающих и безотход­ных технологий;

- перепрофилировать или вынести за пределы зоны влия­ния не экологичные производства;

- нацелить инвестиционную политику на максимальную эколого-экономическую эффективность;

- повысить эффективность переработки первичного сырья и утилизации отходов;

- достичь мирового уровня технической и экологической эффективности производств;

- постоянно совершенствовать экологический мониторинг территориального управления и др.

Предлагалось также переориентировать машиностроение на нужды данного региона на основе наукоемких технологий, а в сельском хозяйстве - сократить площадь эродированных земель, сбалансировав производство кормов и животновод­ства.

3. «Нормы допустимых воздействий на экологическую си­стему озера Байкал». Эти нормы были разработаны во имя:

- коренного улучшения экологической обстановки в бас­сейне оз. Байкал в период 1988-1995 гг.;

- создания условий для естественного развития экологиче­ской системы Байкала, сведения к минимуму антропогенных воздействий;

- обеспечения гармонии экономического и социального развития региона с экологическим состоянием Байкала.

В этом же документе содержались требования к экологиче­ской паспортизации, регламентации сбросов и выбросов за­грязняющих веществ, регламентации изъятия биологических ресурсов, в том числе омуля и нерпы.            

Все эти документы отражали тогдашний уровень знаний о регионе и не были ориентированы на рыночные отношения. Поэтому все рекомендации требовали значительных матери­альных затрат или носили запретительный характер. Но несо­мненным их достоинством было то, что они нацеливали на ре­шение социальных проблем в увязке с экономическими.

И постановление, и его конкретизация сыграли свою важ­ную роль. Впервые в мировой практике на Селенгинском ЦКК была разработана и реализована система замкнутого водо­пользования и полной утилизации сопутствующих основно­му производству отходов, проект которой был удостоен Госу­дарственной премии СССР. С учетом результатов экологиче­ской экспертизы было прекращено строительство Забайкаль­ского апатитового завода. Началась экологическая паспорти­зация всех промышленных предприятий. Но полной реали­зации данного постановления препятствовала нехватка цен­трализованного финансирования. Основные затраты выпали на долю отраслевых министерств и ведомств, которые в сере­дине пятилетки уже имели утвержденные задания. К тому же уже началось реформирование государственного аппарата и структуры экономики. Тем не менее темпы антропогенных из­менений природной среды в значительной мере снизились.

Подводя итоги партийно-государственного регулирова­ния экологической обстановки в Байкальском регионе, мож­но отметить, что при централизованной экономике это был единственный путь решения поставленных задач и он, безу­словно, дал положительные результаты. Однако ориентация на экстенсивное развитие экономики обусловило то, что во всех постановлениях Байкальский регион выступал как ар­сенал источников сырья. Лишь в самом первом постановле­нии - 1968 г. - было сказано о «рациональном использовании природных комплексов», хотя и без истолкования этой «раци­ональности».

III ЭТАП: ПЕРЕХОД К РЫНОЧНЫМ ОТНОШЕНИЯМ

Как известно, в начале 90-х годов в стране произошли зна­менательные события, что не могло не отразиться и на обста­новке в Байкальском регионе. С распадом партийных струк­тур фактически прекратилась реализация постановления 1987 г., началась приватизация государственных предприятий, что сопровождалось развалом плановой экономики и падени­ем объемов производства.

Все это побудило руководство региона просить руковод­ство страны принять оперативные решения относительно Байкальского региона. Следствием этого стал Указ Президен­та РФ №295 от 25 марта 1992 г. «О неотложных мерах по го­сударственной поддержке экономики Бурятской ССР», кото­рым, в частности, предписывалось (пункт 10): «Министерству экологии и природных ресурсов РФ, Совету Министров Бу­рятской ССР совместно с заинтересованными министерства­ми и ведомствами и администрациями Иркутской и Читин­ской областей в шестимесячный срок разработать и предста­вить на утверждение Правительства России «Комплексную программу по обеспечению охраны и рационального исполь­зования природных ресурсов бассейна озера Байкал».

В соответствии с этим Указом был создан временный твор­ческий коллектив в составе представителей более чем 30 ми­нистерств и ведомств, который в сжатые сроки разработал и представил Правительству данную программу. Координация была поручена Байкальскому институту природопользования СО РАН. Работа над ней велась после завершения Конферен­ции в Рио-де-Жанейро, что наложило свой отпечаток на тео­ретические посылки первого варианта программы.

Программа, подчеркивая единство и противоположность интересов экономики и экологии, учитывала сокращение бюд­жетного финансирования экономики региона. Поэтому к ис­точникам финансирования были отнесены не только бюджет­ные ассигнования, но и средства предприятий, в частности кредитные ресурсы, а также инвестиции из частного сектора экономики, особенно в сельскохозяйственное производство. Вполне понятно, что такая стратегия, с одной стороны, облег­чает груз ответственности акционированных предприятий, а с другой - требует не только жесткого контроля за ними, но и поддержки их, особенно в начальный период.

Ясно, что реализация такой стратегии прямо зависит от отношения конкретных людей к экологическим проблемам, в частности к главной - как сохранить уникальную экосистему озера, имеющую особую значимость для всего человечества? Учитывая все это, авторы программы выделили три направ­ления:

1. экологическая стратегия развития региона;

2. экономическая стратегия развития региона;

3.  механизм реализации программных решений.

Были разработаны оперативные и долгосрочные меропри­ятия, предусматривающие снижение темпов разрушения при­родной среды, а затем и восстановление ее качества. Все зада­чи были специализированы в соответствии с зонированием, предложенным в проекте Закона о Байкале, принятом к рас­смотрению Государственной Думой.

Один из ключевых моментов программы составляет пе­речень мероприятий, призванных улучшить экологическую ситуацию в регионе. В более ранних документах такой пере­чень составлялся по «вертикальному» отраслевому принципу и был рассчитан, по сути дела, на «пробивные силы» руково­дителей, не задумывавшихся о последствиях их разрушитель­ной деятельности. Данная же программа ориентирована, пре­жде всего, на сохранение и восстановление природных и куль­турных комплексов Байкальского региона, т.е. основной упор в ней делается не на строительстве очистных сооружений, а на предотвращении негативных воздействий по принципу «чи­сто не там, где убирают, а там где не сорят».

Определенные сложности могут возникнуть при финанси­ровании программы, которая в идеале должна отражать инте­ресы Республики Бурятия, Иркутской и Читинской областей, а также различных министерств и ведомств. Но Республика Бу­рятия занимает 73% территории региона, где проживает более 80% населения, тогда как доля Читинской области составляет соответственно 21% и 11%, а Иркутской - 6% и 5%. Поэтому для Бурятии, прежде всего, важно увязывать развитие эконо­мики с решением экологических проблем.

По предварительному соглашению природоохранных ор­ганов трех территорий были определены наиболее важные за­дачи экологической деятельности:

1. прекращение варки целлюлозы и перепрофилирова­ние основных производств БЦБК;                     

2. переход к полной газификации экологобезопасных производств (прежде всего Иркутско-Черемховского узла);

3. сокращение выбросов автотранспорта (путем пере­хода на неэтилированный бензин, использования катализато­ров и пр.);

4. стабилизация уровня озера на расчетных отметках (для уменьшения ущерба прибрежным природным и антро­погенным объектам);

5. строительство на предприятиях в Улан-Удэ очист­ных сооружений, предотвращающих попадание опасных про­мышленных стоков на городской коллектор, рассчитанный на приемку хозбытовых стоков);

6. выведение из оборота эродированных земель, разви­тие номадных форм животноводства;

7.   борьба с лесными пожарами (сокращение объемов рубок в верховьях рек и особенно лесов, произрастающих на мерзлотных почвах, и смещение рубок в южные и централь­ные районы на основе лесовосстановительных работ);

8. организация объединенной системы мониторинга и банка данных о природных ресурсах Байкальского региона и

антропогенных явлениях в нем.

После длительных согласований интересов министерств и ведомств 24 ноября 1994 г. было принято соответствующее постановление Правительства РФ (прил. 12). Однако и оно не было обеспечено финансированием. Более того, если преж­ние государственные документы находились под постоянным контролем, то современные распоряжения, даже самого высо­кого уровня, как бы предаются забвению.

В природоохранной деятельности, характерной для третье­го этапа, можно выделить как особые достижения следующие положительные моменты:

1. сформулированы основные проблемы устойчивого развития региона;

2. установлены границы водоохранной зоны Байкала с особым режимом природопользования;

3.   выявлены территории высокого уровня загрязнения природной среды;

4.  разработаны основные направления природоохран­ной деятельности в бассейне Байкала.

Кроме того, в регионе осуществлен комплекс водоохран­ных мероприятий, позволивший в известной мере сократить загрязнение водных объектов и водосборного бассейна озера, упорядочить использование вод на промышленные нужды. Сюда же следует отнести работы по сохранению малых рек: их инвентаризацию, разработку и внедрение проектов водо­охранных зон, расчистку русел и берегов, облесение многих водоохранных зон, перестройку защитных гидротехнических сооружений, разработку схемы охраны вод по бассейнам.

Значительно сокращена добыча песчано-гравийной смеси в руслах рек Селенги и Уды. Решен вопрос о переносе Улан-Удэнской нефтебазы, о выносе из водоохранных зон рек Заиграевской, Харлунской и Баргузинской нефтебаз.

Прекращен молевой сплав древесины по рекам, впадаю­щим в оз. Байкал, и их притокам. Произведена расчистка ру­сел рек и берегов Байкала от затонувшей и разнесенной дре­весины. Осуществлен переход на транспортировку древесины по озеру в волноустойчивых плотах-сигарах. Приняты меры к упорядочению судоходства и перевозок грузов по Байкалу и впадающим в него рекам.

Введен запрет на завоз (и применение) ядохимикатов и ми­неральных удобрений в хозяйства трех прибрежных районов, где отсутствуют склады, обеспечивающие нормальный режим их хранения, а также в хозяйства, срывающие сроки строи­тельства складов. Запрещено строительство складов ядохи­микатов в 1-й зоне охраны Байкала, введено требование обя­зательно согласовывать условия применения ядохимикатов с природоохранными органами.

Разработаны генеральная схема противоэрозионных ме­роприятий до 2000 г., зональная почвозащитная система зем­леделия. Проведено лесоустройство во всей водоохранной зоне Байкала, часть лесов из 3-й группы переведены в 1-ю и 2-ю, что на 4,8 млн. м3 сократило расчетную лесосеку. Разра­ботаны региональные уточнения нормативов, направленные на усиление водоохранных почвозащитных и других полез­ных свойств леса, правила рубок. Установлена прибрежная за­щитная полоса вокруг Байкала, где прекращены рубки глав­ного пользования, сокращена расчетная лесосека по главно­му пользованию. Подготовлен сводный проект организации лесного хозяйства. Переработка основной массы заготавли­ваемой древесины сосредоточена на 10 прирельсовых нижних складах, что создало условия для рационального исполь­зования некондиционной древесины. Разработана генераль­ная схема противопожарного устройства лесов водоохранной зоны. Проведены запланированные лесовосстановительные мероприятия. Начато оснащение лесозаготовительных орга­низаций экологобезопасной техникой.

Образованы инспекции по контролю за выбросами вред­ных веществ в атмосферу. Ими выявлены и поставлены на учет основные источники загрязнения воздушной среды. За­крыт ряд котельных, железнодорожный узел г. Улан-Удэ пере­веден на электрическую тягу.

В целях предотвращения негативных последствий неорга­низованного туризма разработана генеральная схема разви­тия туризма и отдыха.

Однако с распадом командно-административной системы многие мероприятия по строительству природоохранных со­оружений, защите земель от эрозии, организация туризма и пр. не были доведены до конца. Так, не было осуществлено пе­репрофилирование Байкальского ЦБК, не реализован свод­ный проект лесоустройства в водоохранной зоне Байкала. Не разработано ТЭО газификации предприятий, расположенных в районах Иркутска, Шелехова, Ангарска, Усолья-Сибирского и Черемхова. Приостановлен перевод на электроснабже­ние объектов жилищно-коммунального хозяйства в городах и других населенных пунктах, расположенных на побережье Байкала.

Подводя общие итоги выполненному, на этом, третьем, эта­пе, можно сделать следующие выводы:

- принятые решения стимулировали развитие экономики региона в интересах всей страны, но в ущерб экосистеме озе­ра;

- решение экологических проблем по большей части бази­ровалось на запретах;

- значительная часть директивных решений осталась не­выполненной из-за недостатка выделяемых средств и декла­ративности формулировок;

- в переходный период экологическая ситуация улучшает­ся лишь вследствие сокращения выпуска продукции предпри­ятий;

- приватизация государственных предприятий, как прави­ло, ухудшает экологические показатели их работы;

- решение экологических проблем в переходный период требует разработки правовых и экономических механизмов природопользования;

- федеральный центр концентрирует право собственно­сти на все виды природных ресурсов и перекладывает ответ­ственность за их охрану на региональные власти;

- баланс экологии и экономики возможен только с повсе­местным внедрением наукоемких и адаптивных технологий;

- байкальские проблемы нельзя решить, не изменив потре­бительский менталитет жителей Байкальского региона;

- участие международных организаций в решении эколо­гических проблем оз. Байкал как Участка Мирового природ­ного наследия остается большей частью декларативным.

Внимательный читатель должен обратить внимание, что первые партийно-правительственные документы по решению природоохранных задач в Байкальском регионе ставят зада­чу рационального использования природных богатств и ком­плексов в бассейне оз. Байкал. С началом перестройки, демо­кратизации общества и его перехода к рыночным отношениям во всех государственных документах речь идет уже о при­родных ресурсах. В первом случае объектом природоохран­ной деятельности являются естественные природные экоси­стемы, а если мы применяем термин «природные ресурсы», то здесь следует полагать, что природа является предметом эко­номического «ресурсного» использования.

Принципиально важно отметить, что выполнение дан­ных документов находилось под постоянным контролем цен­тральных и местных органов власти, о чем свидетельствует постановление ЦК КПСС от 12 мая 1987 г. «Об ответственно­сти лиц, виновных в невыполнении ранее принятых решений по осуществлению природоохранных мероприятий бассейна оз. Байкал» (прил. 8). В отличие от документов постсоветско­го периода, которые за редким исключением так и не были вы­полнены, партийный контроль был самым эффективным ры­чагом управления.

Одним из следствий последнего партийного постанов­ления стало усиление роли академической науки в решении природоохранных проблем, и прежде всего коренная реорга­низация Лимнологического института СО РАН. По инициати­ве академика В.А. Коптюга этот институт возглавил М.А. Гра­чев, который создал на его базе принципиально новые науч­ные направления по исследованию экосистемы оз. Байкал. Не­сколько позже, в 1992 г., был создан Байкальский институт ра­ционального природопользования (ныне Байкальский инсти­тут природопользования СО РАН), которому сразу же была поручена разработка первой федеральной программы по охране оз. Байкал и рациональному использованию природ­ных ресурсов его бассейна.

Другим важным природоохранным документом постсо­ветского периода по решению экологических проблем Бай­кальского региона стало постановление Правительства РФ от 18 декабря 1992 г. №992 «О Правительственной комиссии по Байкалу» (прил. 13). О значении этого документа можно су­дить по тому, что председателем комиссии был назначен за­меститель председателя Правительства В.А. Махарадзе. В нее вошли представители всех природоохранных ведомств, руко­водители Республики Бурятия, Иркутской и Читинской обла­стей.

К сожалению, на следующий год статус председателя ко­миссии был снижен до уровня министра охраны окружаю­щей среды и природных ресурсов РФ. Этим же постановле­нием было утверждено временное положение о Правитель­ственной комиссии по Байкалу и состав ее членов. В 1999 г. председатель Правительства РФ Е.М. Примаков утвердил но­вое положение о Правительственной комиссии по Байкалу и назначил ее председателем заместителя председателя Прави­тельства РФ Г.В. Кулика (прил. 22). Ныне действующее положе­ние «О Межведомственной комиссии по вопросам охраны оз. Байкал» утверждено приказом министра природных ресур­сов РФ 25 апреля 2007 г. № 114.

IV ЭТАП: ВРЕМЯ РЕФОРМ

В 1996 г. по просьбе Правительства РФ и в результате мно­голетних дискуссий ЮНЕСКО включило оз. Байкал в список Участков Мирового природного наследия. Таким образом, го­сударство взяло на себя обязательство сохранить экосистему оз. Байкал перед мировым сообществом. К сожалению, в российском правовом поле отсутствует нормирование хозяй­ственной деятельности на участках мирового природного на­следия. Понятно и желание многих общественных организа­ций максимально ограничить природопользование на рос­сийских землях.

Поэтому территория Участка Мирового природно­го наследия условно проведена по водораздельной линии байкальских хребтов. В тексте документа ЮНЕСКО дается следующая информация: «После детальных консультаций с российскими властями, мы пришли к согласию о том, что идеальные границы данного Участка Всемирного насле­дия должны включать основную центральную зону, состо­ящую из самого озера, окружающих охраняемых террито­рий и других земель, непосредственно входящих в берего­вую зону. Единственным отличием от основной централь­ной зоны является то, что в участок Всемирного наследия не входят пять городских районов, расположенных на бе­регах озера. В число этих больших развитых центров со значительным городским населением входят города Байкальск, Слюдянка, Култук, Кяхта, Бабушкин и Северобайкальск» (прил. 20).

Включение в этот список г. Кяхты можно рассматри­вать как ошибку либо как уровень квалификации экспер­тов ЮНЕСКО, готовивших документы на номинацию.

Таким образом, самые крупные населенные пункты не вошли в территорию Участка Мирового природного на­следия. Если в этих же границах будет утверждена Цен­тральная экологическая зона, ограничения не коснутся основных загрязнителей озера и, в первую очередь, будет легализована деятельность Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК), исчезнет и многострадаль­ная проблема его перепрофилирования.

Между тем существование БЦБК есть главная угро­за устойчивому развитию Байкальского региона. И дело здесь не только в загрязнении водоема промышленными и бытовыми стоками комбината и города, в его имидже, не совместимом с пребыванием на берегу священного озе­ра. Присутствие такого загрязнителя водной и воздушной среды сдерживает и будет всемерно ограничивать разви­тие туризма, розлив питьевой байкальской воды и других потенциально перспективных производств, требующих внешних инвестиций.

Ранее для этой территории были разработаны «Нормы допустимых воздействий на экологическую систему оз. Бай­кал» (1987). Позже эти нормы неоднократно перерабаты­вались, с учетом современной социально-экономической ситуации. В 2001 г. Правительство России приняло Поста­новление №234 от 26 марта «Об утверждении перечня ви­дов деятельности, запрещенных в Центральной экологи­ческой зоне Байкальской природной территории» (прил. 29).                                                    

По логике, эти документы должны регламентировать хозяйственную деятельность в прибрежной полосе оз. Байкал, где расположены наиболее ценные природные ландшафты, и максимально предотвращать попадание в озеро чужеродных веществ.

Между тем парадокс этих государственных документов заключается в том, что постановление Правительства РФ об утверждении границ   Центральной экологической принято только 27 ноября 2006 г. Иначе говоря, в этом случае мы 5 лет имели документы, нормирующие и запрещающие ту или иную деятельность, безотносительно к территории, на кото­рой они должны быть применены.

Особое значение имело принятие в 1999 г, федерального за­кона «Об охране оз. Байкал». На сегодня это единственный в России региональный природоохранный закон федерального уровня. По содержанию он рамочный, и поэтому его реали­зация подразумевает принятие правительством подзаконных актов (прил. 23).

К сожалению, Государственная Дума из множества вариан­тов выбрала законодательный акт, ориентированный на огра­ничение хозяйственной деятельности.

Мировой исторический опыт свидетельствует, что реше­ние природоохранных проблем может быть осуществлено либо путем стагнации экономики, за счет расширения систе­мы особо охраняемых природных территорий, с особым ре­жимом природопользования, либо на основе экономическо­го развития с использованием новых экологобезопасных тех­нологий. Логично предположить, что для огромной Байкаль­ской природной территории с развитым хозяйственным, и в т.ч. оборонным комплексом, первый путь исключен. Второй путь пока существует в научных программах, однако требу­ет соответствующего ресурсного обеспечения. А главное - он должен созреть в умах власть имущих как единственный путь устойчивого развития. Поэтому в наших условиях мож­но пока только констатировать стихийное экономическое раз­витие региона, которое никоим образом не соответствует его экологической значимости.

Мы должны реально понимать, что в условиях глобализа­ции мирового сообщества и наступающей экологической ка­тастрофы, нехватки самых необходимых природных ресурсов проблема сохранения объектов, подобных Байкалу, для буду­щих поколений есть приоритетная государственная полити­ческая и экономическая задача. Здесь сосредоточено уникаль­ное видовое генетическое биоразнообразие планеты и стра­тегические запасы питьевой воды на самом густонаселенном континенте. Рядом расположен Китай и другие азиатские «ти­гры», испытывающие колоссальную нехватку многих природ­ных ресурсов, и в первую очередь питьевой воды. Уже сейчас стоимость бутилированной питьевой воды дороже многих не­фтепродуктов.

Развивая эту мысль, мы должны разработать и осуще­ствить государственную природоохранную политику по от­ношению к Байкалу, в которой есть не только строительство очистных сооружений, а прежде всего стартовые условия для создания экологобезопасной экономики, ориентированной на интересы местного населения, повышение его жизненного уровня. На Байкале сосредоточены многие ресурсы, которые в равной степени могут удовлетворить потребности нынешне­го и будущих поколений в полном соответствии с идеологией устойчивого развития.                                                           

Даже предварительные расчеты позволяют обозначить  уникальные рекреационные возможности Прибайкалья, рас­положенного в срединной части России, с одной стороны, и в сфере туристических и иных интересов Китая, Японии и других, прежде всего, азиатских стран, с другой. Республика Бурятия и соседняя Монголия есть зона соприкосновения двух великих мировых религий, Востока и Запада. На фоне глобаль-  ных национально-террористических конфликтов, сотрясающих мировое сообщество, только буддизм по-прежнему прак­тически осуществляет политику не насилия, создавая модель­ный оазис цивилизационной стабильности.

Одна из особенностей современной социальной жизни раз­витых стран заключается в «страхе» перед генетически моди­фицированными продуктами питания и другими экологиче­ски опасными пищевыми производствами. В этом отношении Республика Бурятия как территориально наиболее удаленная от экологически опасных производств, обладающая традици­онными сельскохозяйственными производствами, не исполь­зующими химические препараты, может внести свой вклад в создание экологически чистых продуктов, в равной степени используя дары лесов и байкальских вод.

Таким образом, в действительности существуют огромные потенциальные возможности экономического развития Бай­кальской природной территории, идеально вписываемые в концепцию устойчивого развития. Здесь расположены круп­нейшие месторождения полиметаллов и урановых руд, высо­кими темпами наращивается добыча рудного золота и камен­ного угля. Действуют высокотехнологичные производства по выпуску авиационной техники, точных приборов, товаров пи­щевой и легкой промышленности.

На фоне этих богатств и возможностей Республика Буря­тия, занимающая основную площадь бассейна оз. Байкал, ха­рактеризуется крайне низкими показателями социального развития населения. Налогооблагаемая база основных пред­приятий транспорта, связи, строительной индустрии выведе­на за пределы региона. По новым Лесному и Водному кодек­сам земельные ресурсы республики полностью, за исключени­ем сельскохозяйственных и муниципальных земель, относят­ся к категории федеральной собственности.

Опыт истории человечества и рыночной экономики, к ко­торой стремятся наши руководители, утверждает, что только реальный хозяин может реально управлять своей собствен­ностью, когда есть личный интерес и выгода обществу. Пора бы уже давно понять, что из Москвы управлять лесами в Тунке невозможно. Вместе с тем существующая законодательная база так близка к совковому менталитету «все вокруг колхоз­ное и все вокруг мое», а в лучшем случае отражается в извест­ном выражении «И хочется, и колется».      

В документах саммита в Рио в 1992 г. отмечалось, что эко­логия без экономического развития закрепляет нищету и не­справедливость, что это есть путь в никуда. Проецируя этот лозунг на нашу ситуацию, необходимо осознать, что реше­ние экологических проблем невозможно без экономическо­го подъема. Не может голодный человек заниматься охраной природы в ущерб своему желудку.

Именно поэтому американцы, достигнув высоких эконо­мических показателей, приступили к спасению Великих озер. Такой же путь прошла Европа, превратив Рейн в сточную ка­наву, и только затем вложила колоссальные средства в очистку его вод. Неужели то же самое должно случиться с Байкалом?

Чтобы избежать подобных социальных потрясений, мы должны дать ответы на два взаимосвязанных вопроса: «что делать?» и «где взять деньги?».

Отвечая на первый, мы должны, прежде всего, исходить из интересов местного населения, существующей матери­альной и ресурсной базы. С этой точки зрения, до револю­ции в условиях мелких фермерских хозяйств здесь тради­ционно и эффективно развивалось мясное животноводство, производство ржи и гречихи. Эти направления были наиболее приспособлены к засушливым условиям Забай­калья, и их развитие резко отличалось от других сибир­ских губерний. Экологические ограничения на использо­вание в сельском хозяйстве химикатов могут стать хоро­шим стимулом для производства здесь экологически чи­стых продуктов питания.

Практически свободным остается и рынок производ­ства природных лекарственных препаратов на основе ре­цептов народной и тибетской медицины. В сочетании с на­личием высококвалифицированных медицинских специ­алистов в академической и вузовской науке и лекарей в буддийских центрах, данное направление представляется весьма перспективным.

Республика Бурятия и Читинская область, обладая зна­чительными объемами расчетной лесосеки, имеют прямой железнодорожный выход к границам Китая и Монголии. Однако сегодняшняя ситуация больше напоминает раз­грабление лесных богатств России, чем цивилизованную торговлю. В условиях полной бесконтрольности за рубеж вывозятся составы круглого леса, цветных, а теперь и чер­ных металлов, чтобы потом вернуться готовыми издели­ями. Государственная политика должна быть ориентиро­вана на глубокую переработку леса и вторсырья. В реги­оне существуют крупные предприятия, ориентирован­ные на переработку древесных отходов, макулатуры и ме­таллолома. Однако с их приватизацией государство утра­тило всякий интерес к этой важнейшей проблеме. Одной из самых прибыльных отраслей экономики является ме­бельное производство, которое остро нуждается в специ­ализации, кооперации и новых технологиях. Готовая ме­бель требует больших транспортных расходов, близости к сырьевым источникам и потребителям. С этих позиций именно в Забайкалье есть и сырье, и близость к потреби­телям в Китае и Монголии.

Байкальский регион остается перспективным транспортно-энергетическим коридором, связывающим Запад и Восток. Экономическое развитие азиатских стран требует мощного ресурсного обеспечения, строительства нефте- и газопроводов, которые имеют как политическое, так и экономическое значение.

Природные и транспортные условия определяют осо­бую перспективность развития рынка туризма и массово­го отдыха. При этом должен быть сделан акцент на стро­ительство малых коттеджных поселений и развитие сфе­ры услуг местного населения, не требующие крупных вло­жений. Значительные перспективы представляет специа­лизированный научный туризм, ориентированный на изу­чение природных экосистем, культуры коренных этносов, проблем великих миграций народов Северной Азии и т.д.

В регионе известно множество лечебных горячих и холодных источников и грязей, только часть из которых имеет необходимую инфраструктуру. Как правило, это не только оздоровительные центры, но и культовые для мест­ного населения места.

Особые перспективы для развития экономики региона представляет розлив байкальской глубинной питьевой воды. Этот стратегический ресурс рано или поздно будет востребо­ван как внутри страны, так и за ее пределами. Существующие полукустарные производства по розливу питьевой воды необходимо объединять и акционировать с участием государства. Главное препятствие здесь - отсутствие маркетинга на вну­треннем и внешнем рынке, противодействие со стороны кон­курентов.

Во всех отношениях питьевая вода есть производство, не имеющее отрицательных экологических последствий, кото­рое использует высококачественный возобновляемый при­родный ресурс, расположенный вблизи потенциальных ази­атских потребителей.

Данный обзор информирует только о части потенциаль­ных возможностей экономики, адаптивно встроенной в при­родные условия региона. Принципиально важно здесь под­черкнуть два пути развития: а) приоритетное использование возобновляемых природных ресурсов и б) получение товар­ного продукта с наименьшими затратами.

Кроме того, за кадром остались три важнейшие проблемы. Это строительство и эксплуатация инженерных природоох­ранных сооружений; организация эффективной системы госу­дарственного мониторинга состояния экосистемы оз. Байкал; научное обоснование и экспертиза хозяйственных проектов.

Эти планы и проекты требуют немалых финансовых за­трат. Поиски этих источников должны быть ранжированы на несколько уровней.

На международном уровне признание оз. Байкал Участком Мирового природного наследия, подкрепленное единствен­ным федеральным законом, создает условия для паритетного финансирования проблем устойчивого развития Байкальско­го региона со стороны Правительства РФ и международных финансовых институтов. Наиболее реальным источником та­ких средств может стать принцип «долги в обмен на эколо­гию».

При высоких ценах на нефть сегодня Россия опережающи­ми темпами погашает свои внешние долги. При определенных условиях эти средства могли бы быть направлены на решение байкальских проблем и зачтены как часть внешнего долга Рос­сии. Опыт подобных решений в мировой практике существу­ет, и он взаимовыгоден всем участвующим сторонам. Нужна только политическая воля. Другим финансовым источником может стать так называемый «углеродный! кредит», или меха­низм реализации Киотского протокола. Как положительный опыт можно рассмотреть итоги реализации гранта Глобаль­ного экологического фонда «Сохранение биоразнообразия в Байкальском регионе».

На федеральном уровне основным программным докумен­том для реализации конкретных мероприятий является целе­вая подпрограмма: «Охрана оз. Байкал и Байкальской природ­ной территории», утвержденная Правительством РФ 7 дека­бря 2001 г. К сожалению, её финансирование закрыто по при­чине неактуальности проблемы.

В этих условиях, когда государство самоустраняется от ре­шения такой стратегической проблемы, как сохранение экоси­стемы озера Байкал, рациональное использование его ресур­сов, перспективы развития экономики региона нуждаются во внимании крупных финансовых групп. При этом данный ин­терес должен быть взаимовыгодным и подкреплен необходи­мой правовой базой, которая не ограничивает бизнес, а стиму­лирует развитие экологобезопасной экономики. Как вариант предложено создание некоммерческого фонда «Байкал для бу­дущего», учредителями которого могут выступить члены Со­вета Федерации, депутаты Государственной "Думы от Байкальской природной территории и представители бизнеса.

Мы еще раз обращаем внимание: экологические ограниче­ния хозяйственной деятельности без соответствующих ком­пенсаций не являются решением байкальской проблемы, а за­гоняют ее в угол.

В 2001 г. в рамках федеральной целевой программы, «Эко­логия и природные ресурсы России» была утверждена под­программа «Охрана оз." Байкал и Байкальской природной тер­ритории».

К сожалению, как и в предшествующей федеральной про­грамме, многие мероприятия так и не были выполнены. Ее эф­фективность обсуждалась на специальной коллегии Счетной палаты РФ, которая отметила, что цели и задачи, намеченные ФЦП «Байкал», не выполнены. За период с 1995 по 2001 годы из 31 объекта не были профинансированы 14. Из средств фе­дерального бюджета выделено: Иркутской области - менее 5%, Республике Бурятия - менее 2% от предусмотренного по­становлением Правительства РФ от 19 ноября 1994 г. Поэтому в 2003 г. Правительство РФ посчитало программу не эффек­тивной и она была закрыта.                                                    

Резкое возрастание внимания средств массовой информации к байкальским проблемам в сезон 2008-2009 гг. было связано с экспедицией глубоководных обитаемых аппаратов «Мир» на оз. Байкал. За это время было совершено более 100 погружений в различных местах акватории озера, сделаны уникальные открытия в области геологии, геоморфологии и биологии.

В число гидронавтов вошли председатель Правительства РФ В.В. Путин, председатель Совета Федерации СМ. Миро­нов, писатель В. Распутин, певец А. Макаревич и другие из­вестные люди. Бурятию впервые посетил Президент России Д.А. Медведев.

По итогам этих визитов появились новые директивы, ко­торые обязывают государственные структуры, научные ин­ституты, частный капитал, общественность усилить внима­ние к природоохранным проблемам в Байкальском регио­не, развитию экономики (прил. 50,51). Правительству предло­жено ускорить разработку федеральной целевой программы по охране оз. Байкал и социально-экономическому развитию Байкальского региона.

В отличие от плановой экономики в документах постсо­ветского периода существенно сокращается роль государ­ственного управления экономикой и соответственно бюджет­ное финансирование природоохранных мероприятий. Кроме того, значительная часть директивных документов не сопро­вождается необходимым контролем исполнения и не выпол­няется.

Данный комментарий во многом отражает личную точку зрения составителя. Вместе с тем читатель может сам ознако­миться с этими документами, часть которых не публиковалась в открытой печати, и составить собственное мнение о доку­ментальной истории байкальской проблемы.
                  

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake