Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Озеро Байкал / Экология Байкала

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

О преодолении конфликтных ситуаций в Байкальском регионе

Источник:  Мир Байкала. - 2009. - № 4 (24). - С. 77-78.

При отсутствии эффективных экономических инстру­ментов экологической политики собственные эконо­мические интересы некоторых участников освоения природно-ресурсного потенциала самого озера Байка) и территории его водосборного бассейна, в ряде слу­чаев становятся препятствием для внедрения затрат­ных компонентов эффективной природоохранной де­ятельности и принятия «экологически ориентирован­ных» управленческих решений. В результате нараста­ет серьезное противопоставление задач охраны окру­жающей среды и обеспечения экономического роста. В условиях глобального экономического кризиса кон­фликтность отношений в области природопользования и природоохранной деятельности в регионе может су­щественно обостряться. Вместе с тем, долгосрочные интересы сторон, связанные с достижением условий устойчивого развития в трансграничном байкальском регионе, должны реализовываться чрез гармониза­цию (снятие) конфликтности их интересов.

Подобные конфликтные ситуации в терминах кон­фликтологии именуются «экологическими». Экологи­ческие конфликты, будучи, в принципе порождены самим взаимодействием общества и природы, отража­ют содержание процессов жизни людей в существу­ющих природных условиях. Экологический конфликт есть объективное явление и не обязательно негатив­ное. Общество живет в условиях экологических кон­фликтов, вынуждено считаться с ними, а также с воз­можностью их возникновения и необходимостью пре­одоления.

Специфика экологических конфликтов связана с их социальностью, общественной природой и значи­мостью. Экологические конфликты в принципе не­возможно представить как столкновение людей, об­щества и окружающей среды. Это всегда столкнове­ния между людьми. Любой выигрыш одного участни­ка взаимодействия с окружающей средой, природой может оказаться проигрышем для другого, хотя никто лично не пострадает, если, например, реки Байкаль­ского бассейна станут чище. Но любой действитель­ной экологический проигрыш одного участника такого конфликта, есть проигрыш и для всех остальных, по­скольку невозможно нанести ущерб окружающей сре­де так, чтобы не задеть интересы третьих лиц.

НЕФТЕПРОВОД «ВОСТОЧНАЯ СИБИРЬ — ТИХИЙ ОКЕАН»

Наиболее известным примером преодоления эколо­гического конфликта в Байкальском регионе следует признать решение о переносе трассы проектируемого магистрального нефтепровода за пределы охраняемой Байкальской природной территории, принятое на выс­шем государственном уровне.

В январе 2006 г. проект трассы нефтепровода был отвергнут экологической экспертизой, поскольку предусматривал наличие участка в сейсмоопасной зоне на расстоянии 700-800 м от северного берега Байкала.

Однако в результате массированного дав­ления на экспертные организации уже 1 марта 2006 г. проект был одобрен.

Между тем, 22 марта и 5 апреля 2006 г. Государ­ственная Дума Российской Федерации, принимая но­вую редакцию Водного кодекса соответственно во вто­ром и третьем чтении, внесла по предложению депу­татов от Иркутской области положение о том, что во­доохранная зона озера Байкал включает в себя дель­ты рек, впадающих в озеро, и проходит по вершинам хребтов, склоны которых примыкают к озеру. Тем са­мым вводился запрет на какое бы то ни было строи­тельство в 20 км от береговой линии озера Байкал. Од­нако 12 апреля 2006 г. Дума вернулась к обсуждению уже принятого Водного кодекса и приняла поправку, снимающую законодательные ограничения на строи­тельство вблизи озера Байкал.

В марте — апреле 2006 в Иркутске, Томске, Мо­скве, Екатеринбурге и других городах прошли митин­ги протеста. Кроме экологов на защиту озера встали губернатор Иркутской области Александр Тишанин и полпред в СФО Анатолий Квашнин. Прокладке нефте­провода в непосредственной близости от Байкала пы­тались воспрепятствовать экологические организации Greenpeace и WWF.

В кассационной инстанции была доказана неза­конность решения Ростехнадзора об утверждении про­екта и заключения экспертной комиссии по трубопро­воду «Восточная Сибирь — Тихий океан». Иск под­держали «Гринпис», общественные организации из Хабаровска, Владивостока, Иркутска. Судебное разби­рательство по этому делу заняло около года. При этом, по данным Анны Найканчина, председателя Ассоциа­ции коренных малочисленных народов Севера Респу­блики Бурятия, альтернативный вариант трассы нефте­провода был выбран без учета мнения местных эвен­ков. Все согласования и решение о выделении зе­мельных участков получены без консультаций с члена­ми эвенкийских общин.

А 26 апреля 2006 г. в ходе совещания с сибирски­ми губернаторами в Томске президент Путин заявил о необходимости пересмотреть проекте целью прове­сти нефтепровод не ближе 40 километров от северного побережья Байкала, что неизбежно увеличивает сто­имость и сроки строительства. Общественность Бай­кальского региона и всей страны была удовлетворена принятым решением.

О РЕГУЛИРОВАНИИ УРОВНЯ БАЙКАЛА

Не менее длительным и важным является опыт кон­фликта интересов, связанных с возможностью регу­лирования уровня озера Байкал. Как известно, по­сле строительства Иркутской ГЭС Байкал приобрел чер­ты искусственного водохранилища, уровень которого определяется с учётом интересов гидроэнергетиков и уже не может рассматриваться в полной мере как природное наследие. За счет превращения Байкала в водохранилище создана крупнейшая в мире энерго­система, производящая самую дешевую электроэнер­гию. После строительства Иркутской ГЭС уровень Бай­кал поднялся несколько более чем на 1 м, а его внутригодовые колебания возросли с 82 до 94 см. Нача­лись коренные изменения в рельефе и биоте байкаль­ского мелководья, на стабилизацию состояния которых понадобилось около 40 лет.

Интересы гидроэнергетики связаны с тем, что вы­сокий уровень Байкала обеспечивает пропуск через турбины ГЭС — 4 тыс. мЗ/сек, однако при сбросе 2800 мЗ/сек начинает подтапливаться пойменная часть г. Иркутск ниже плотины, хотя при половодьях на реке Иркут порядка 1 % обеспеченности (1350 мЗ/сек) без­опасность г. Иркутск уже нельзя обеспечить путем ре­гулирования ГЭС.

Если допустить подъем уровня выше отметки 457 м станет возможным увеличение объемов производ­ства электроэнергии на Иркутской ГЭС; начнется раз­мыв берегов низких террас и подтопление населен­ных пунктов, а также размыв полотна автомобильной и железной дороги; деформируется прибрежная эко­система оз. Байкал, где происходит нагул рыбной мо­лоди; будет полностью разрушена островная система оз. Ярков и Байкал увеличится на север до 40-50 км, исчезнут дельты рек Кичера и Верхняя Ангара, а так­же Верхнеангарский сор; будет подтоплена поймен­ная часть Иркутска. При снижении уровня ниже 456 м будут осушаться прибрежные мелководья Байка­ла, где нагуливается рыбная молодь, нарушается есте­ственный режим развития водной и околоводной биоты; обнажаются водозаборы ниже плотины Иркутской ГЭС; падает выработка электроэнергии на каскаде Ан­гарских ГЭС; сокращается перевозка грузов по Анга­ре и Енисею.

Очевидно, что для снятия этого конфликта уро­вень Байкала следует поддерживать в соответствии с естественным гидрологическим режимом, кото­рый должен регулироваться Правилами использо­вания водных ресурсов с учетом интересов сохра­нения биоразнообразия прибрежной экосистемы.

САМОВОЛЬНЫЕ ЗАСТРОЙКИ

По мнению экспертов на побережье Байкала находит­ся порядка 500 самовольных застроек, наглядно ил­люстрирующих процесс приватизации Байкала. Клас­сический случай, когда предприниматели занимают незаконно землю вблизи озера и возводят строения не имея правоустанавливающих документов и разре­шения на постройку. В итоге, после проверок строения сносятся и зачастую за государственный счет.

Вывод: необходима разработка чётко прописанных правил землепользования для инвесторов, арендаторов и других заинтересованных лиц, предотвращающая возникновения подобных кон­фликтов.

«БАЙКАЛЬСКАЯ ГАВАНЬ»

Проект по созданию особой экономической зоны был запланирован и воспроизводится без учёта роли мест­ных жителей, поэтому можно предположить, что и в дальнейшем более вероятно экономическое разви­тие территории при минимальном их участии. У жите­лей, проживающих вблизи ОЭЗ ТРТ «Байкальская га­вань», есть опасения, что они не смогут заниматься традиционным природопользованием и у них не будет доступа к определенным участкам, вследствие соз­дания здесь ОЭЗ. Большинство местных жителей под­держивают создание ОЭЗ, однако их пассивная пози­ция (за исключением отдельных случаев) в ожидании новых рабочих мест и развития экономики района го­ворит об их неготовности в настоящее время самостоя­тельно предлагать туристические услуги. Запрет на ве­дение тех отраслей хозяйствования, которые стали для них традиционными, ещё более уменьшает возмож­ность их самостоятельного развития и таким образом только увеличивает возможность конфликтов между местным населением и туристами.

Вывод: без помощи извне прибайкальским по­селениям не справиться с проблемами загрязне­ния, утилизации мусора и неорганизованного ту­ризма, но помимо того, необходимо и решение со­циальных проблем, для того, чтобы местное на­селение воспринималось не как помеха, а как один из ресурсов развития территории. Желатель­но предусмотреть возможность «закрепления» де­ятельности по сохранению некоторых участков не­тронутой природы за местными жителями, а также организовать консультации со стороны Агентства по управлению ОЭЗ.

К числу экологических конфликтов, существую­щих в регионе можно отнести самовольные застрой­ки в водоохранной зоне на побережье Байкала, осу­ществляемые без правоустанавливающих докумен­тов на занятые земельные участки и без разрешения на строительство. Подобные факты отмечены в Кабанском районе и даже в пределах Забайкальского наци­онального парка в Баргузинском районе Бурятии. Для предотвращения подобных конфликтных ситуаций, как минимум, необходима публикация ясно и четко прописанных правил землепользования для инвесто­ров, арендаторов и других заинтересованных лиц, пре­дотвращающая возникновения подобных конфликтов.

ЗАМУСОРИВАНИЕ ПОБЕРЕЖИЙ

В начале XXI века поток отдыхающих был существенно меньше. Местная администрация справедливо счита­ет, что уборка мусора это не только их забота, но и рай­онной администрации Республики Бурятия в целом, поскольку туристы приезжают отдыхать сюда со всей страны и из-за рубежа. В настоящее время уборкой мусора занимаются в основном школьники и волонте­ры. Мусор вывозится на свалки, но даже они не всег­да официально санкционированы и находятся на зем­лях лесного фонда.

Вывод: для успеха в разрешении этой кон­фликтной ситуации необходимо создание службы по благоустройству территории, организация зеле­ных патрулей и официальное решение о техноло­гиях и расположении полигонов сбора и утилиза­ции собранного мусора.

ПРОБЛЕМА ХРАНИЛИЩА ОТХОДОВ

Закрытие Джидинского вольфрамо-молибденового горнорудного производства в 1995 году было прове­дено без соответствующих мероприятий, обеспечива­ющих безопасность населения и окружающей среды. Река Модонкуль, куда стекает вода со штолен рудни­ка Холтосон, является самым грязным и опасным во­дным источником в байкальском регионе. Модонкуль впадает в Джиду — приток Селенги, впадающей в Байкал. Ежегодно в реку из штольни попадает 4,5 ты­сячи кубометров отравленной воды с содержанием в ней тяжелых металлов — сульфата, железа, меди, цинка, свинца. Предельно допустимые концентрации этих веществ превышены в 52 раза.

Также одной из причин сложной экологической ситуации в городе Закаменске являются техноген­ные пески — отходы обогащения руды, которых в городской черте накоплено около 40 миллионов тонн. Шлейф песка тянется на 7 километров и образует площадный техногенный ореол, в состав которого входят радиоактивный торий и радий.

Улучшить экологическую ситуацию в горняцком городе, могут только очистные сооружения, стоимость которых составляет порядка 92 миллионов рублей. Предпринимались попытки объявить данную терри­торию зоной экологического бедствия, но на данный момент ситуация остается без изменений.

Как правило, и предвидение, и выявление, и по­иск путей разрешения экологических конфликтов связаны с деятельностью общественных структур. Причем в виду высокой «наукоёмкости» экологиче­ской проблематики, существенную роль в этих про­цессах, особенно на ранних стадиях, играют объеди­нения учёных региона. Анализ деятельности обще­ственных организаций, связанных с охраной окру­жающей среды региона, показывает, что эффектив­ное взаимодействие всех сторон, заинтересованных в решении экологических проблем озера Байкал и во­дных объектов его бассейна, является необходимым условием преодоления экологических конфликт­ных ситуаций, достижения синергетического эффек­та и успеха такой работы. Существующие формы та­кого взаимодействия и поиска необходимых компро­миссов связаны с участием общественности в раз­личных советах, общественных палатах и иных подоб­ных структурах при различных органах власти, а так­же в обсуждении проектов хозяйственного освоения территорий и акваторий байкальского водосборного бассейна и самого озера Байкал. Участие обществен­ности в предотвращении экологических угроз экосистеме Байкала предусматривает поддержку эколо­гически ответственного природопользования и ком­плексного управления водными ресурсами его трансграничного бассейна.                                                         

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake