Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Озеро Байкал

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Глубокая тайна земли

Автор:  Татьков Г.
Тубанов Ц.
Источник:  Байкал-гео. - 2006. - № 1 (16). - С. 6, 45-46.

Байкал прекрасный и грозный

Планетарные зоны концентрации сейс­мической активности приурочены к грани­цам крупных литосферных плит. Одна из таких длительно живущих разломных сис­тем - Байкальская рифтовая зона, которая расположена на стыке Амурской и Евро-Азиатской литосферных плит и является внутриконтинентальной зоной растяжения. Байкальский рифт имеет протяженность более чем на 2000 км и состоит из ряда рифтовых впадин. Озеро Байкал заполняет три крупных впадины-котловины и протягива­ется на 700 километров при средней ширине 40-60 километров.

Новейшая активизация нашего региона, по оценке академика Н.А.Логачева, произошла примерно 3,5 миллиона лет назад. Повышенная активность тек­тонических процессов сохраняется и в настоящее время. Ежегодно в пре­делах рифта фиксируется 5-8 тысяч землетрясений разной интенсивности. По имеющейся с 1725 года статисти­ке в Байкальской рифтовой зоне про­изошло более двадцати землетрясений силой 9-11 баллов по 12-балльной шка­ле MSK-64, магнитудой 7-8 по шкале Рихтера.

В список катастрофических и силь­нейших землетрясений последних 150 лет входят Цаганское (1862 г.), Среднебайкальское (1930 г.), Мондинское (1950 г.), Северо-Муйское (1957 г.), Сседнебайкальское (1959 г.) и др.

При Цаганском землетрясении 1862 года под воду ушло семь улусов (погибли 3 человека, а 1300 остались без крова в ян­варскую стужу), образовался залив Про­вал. Имеются исторические свидетельства о возникшем при землетрясении цунами: «....волна /..../ устремилась на берег, снесла зимовье и прошла на две слишком версты вглубь земли, уничтожив стоявший на пути лесок и прорвав землю». Поэтому проблема цунами - это и проблема прибрежных бай­кальских территорий.

Самое сильное землетрясение в нашем регионе было зафиксировано в 1957 году вблизи поселков Муя и Усть-Муя (магнитуда- 7.9, интенсивность в эпицентре - 10-11 баллов). Муйское землетрясение произош­ло в области до тех пор считавшейся асейсмичной. Площадь 5-балльных сотрясений составила 600 тысяч кв. километров, обвалы и осыпи наблюдались на расстоянии до 350 километров, 6-7-балльные эффекты на­блюдались на расстоянии 500 километров в районе Читы и Бодайбо.

При Среднебайкальском землетрясении 1959 года интенсивность в эпицентре со­ставила 9 баллов, в Улан-Удэ - 7 баллов. «В многочисленных зданиях, находящихся в центральной части города, от сейсмическо­го воздействия образовались сквозные трещины в капитальных кирпичных стенах, трещины и обвалы штукатурки, перекосы дверных и оконных рам, разрушены дымо­ходные трубы. Эти разрушения имели мес­то в обследованных зданиях обкома КПСС, Совета Министров, Комплексного науч­но-исследовательского института СО АН СССР, гостиницы Советов, на сооружени­ях городского водопровода, втором участке ЛВРЗ, мастерских Театра оперы и балета, в Доме политпросвещения КПСС и др».

Человечеству присуще быстро забывать печальные страницы истории. Тем не ме­нее, сейсмические катастрофы прошлого инициировали создание на Байкале одной из старейших сейсмологических сетей. Сейсмостанции в Иркутске, Кабанске и Чите были одними из первых в России, наисовременнейшими по тому времени и уже отметили свои 100-летние юбилеи. После Мондинского, Муйского и Среднебайкальского землетрясений была продолжена созидательная работа по развитию регио­нальной сети Прибайкалья, насчитываю­щей в настоящий момент 28 сейсмологичес­ких станций. Наблюдения этой сети станций составляют основу системы оповещения о сильных местных землетрясениях и ис­пользуются при составлении долгосрочного прогноза - карт сейсмического районирова­ния разной детальности.

Прелюдия в стиле форшок

Процесс подготовки землетрясения из-за сложного взаимодействия геоблоков, харак­тера напряжений и скорости деформаций может и должен иметь свои региональные особенности. Сценарии катастрофических землетрясений Прибайкалья отличаются от калифорнийских и даже монгольских. Сейсмостатистика свидетельствует, что для большинства катастрофических земле­трясений Прибайкалья характерен сцена­рий: предваряющая (форшоковая) активи­зация - главный удар (само землетрясение) - последовательность затухающих толчков (афтершоков). По типовому «при­байкальскому» сценарию развивались и  относительно недавние сильные события,     произошедшие в 1999 году почти одновре­менно на севере (Кичерское) и юге Бай­кальского рифта (Южнобайкальское).

Южнобайкальское         землетрясение имело два главных толчка: 10 февраля    (5-6 баллов в эпицентре) и 25 февраля    (8 баллов в эпицентре), предварявшихся    форшоковой активизацией и завершаю­щихся многочисленными афтершоками. Очаг землетрясения находился в 200 километрах от Улан-Удэ и в 80 километрах от Иркутска, где была довольно сильная паника. Непосредственно в очаговой об­ласти за период с 50-х годов XX века во­обще не   регистрировались   сейсмические события. По характеру энерговыделения первая последовательность землетрясений 10 февраля была аномальной: обычно сла­бые толчки не имеют форшоков и афтершо­ков, что насторожило наших сейсмологов. Хотя локация эпицентров в 1999 г. была чрезвычайно приблизительной из-за огра­ниченного количества станций, оснащенных телеметрией, тем не менее, регистрация се­рии землетрясений из одного очага (за 14 дней!)   свидетельствовала   о   повышенной вероятности   сильного   землетрясения   на Южном Байкале. Форшоки были зарегис­трированы и за 8 часов до главного толчка 25 февраля, вслед за которым произошло такое количество более слабых толчков, что были «перевыполнены» все годовые нормы регистрации землетрясений.         

Слушающие землю

Полученный в 1999 году опыт подтвер­дил принципиальную возможность сред­несрочного прогноза места и силы местных землетрясений, важность организации де­тальных сейсмонаблюдений, необходимость оперативного сбора сейсмограмм со станций и их обработ­ки в режиме близреального времени. Наши представления о принципиальной возможности среднесрочного про­гноза были поддержаны академиками С.В.Гольдиным и А.С.Алексеевым, сформулировавшими концепцию, соглас­но которой мониторинг следует ориентировать не на поиск предвестников, а на изучение и отслеживание процессов, приводящих к землетрясению.

При поддержке Правительства Бурятии и Президиума СО РАН в 1999-2002 гг. была создана Селенгинская система активного и пассивного мониторинга. Не имеющая анало­гов в России и в мире, эта система оснащена оборудованием мирового уровня, позволяющим реализовать уникальную технологию многовекторного - по нескольким направлени­ям - вибросейсмического просвечивания очаговых зон и с помощью мощного стационарного виброисточника ЦВО-100. Выполняемые на единой методической основе сейсмонаблюдения позволяют отслеживать изменения сейсмического по­тока и накапливать материал для фундаментальных и при­кладных научных исследований. Первые результаты вполне обнадеживают. В 2001-2003 гг. прослежены стадии перехода Селенгинской зоны из спокойного в нынешнее метастабильное состояние. Доказана эффективность активного многовек­торного мониторинга: с помощью вибратора ЦВО-100 удалось на протяжении почти трех лет отследить по снижению ско­рости сейсмических волн развитие множества трещин - дилатансии и обратный процесс восстановления скоростных характеристик в очаге сильного землетрясения в акватории оз. Байкал. Экспериментальные данные подтверждают, что очаги землетрясений наилучшим образом «проявляются» при их расположении в средней части «просвечиваемой» трассы. Для расширения возможностей нашей системы активного мониторинга необходимо приобретение передвижного виб­ратора, излучающего в двух-трех точках на западном берегу оз. Байкал. Новая конфигурация наблюдений позволит вы­вести из сейсмического «сумрака» и отслеживать очаговые процессы в наиболее сейсмоопасных краях и центре (район залива Провал) Селенгинской зоны.

Технический прогресс способен придать новый импульс сейсмологическим наблюдениям. Сибирское отделение РАН изыскало средства для оснащения нашей сети в 2006г. импор­тными цифровыми широкополосными сейсмодатчиками, что позволит изучать тонкую структуру записей землетрясений, восстанавливать движения в очаге и решать сложные научные и прикладные задачи, сформулированные сейсмолога­ми и строителями. Имеется принципиальная возможность повысить оперативность сбора и обработки сейсмограмм, используя современные микропроцессорные системы регис­трации, каналы передачи данных - от УКВ до спутниковых и сотовых. Конечно, все это - деньги и деньги, но как показы­вает опыт, целевые затраты на нашей территории повышен­ного сейсмического риска в будущем обязательно обернутся вполне реальной отдачей.

Сейсмология XXI: защита будет активной

Из-за принципиальной трудности краткосрочного про­гноза - определения времени землетрясений - многие спе­циалисты видят перспективы в создании методов разрядки накопившейся сейсмической энергии. Успех возможен при реализации технологической цепочки: эффективная система мониторинга для обнаружения и локализации наиболее под­готовленных метастабильных структур - их сейсмическая разрядка. По такой стратегии актуальность прогноза вре­мени снижается, т.к. предполагается, что «спусковая скоба» находится в руках специалистов. Физические эксперименты на моделях, исследование горных ударов в шахтах и рудни­ках демонстрируют, что инициировать микроземлетрясения можно разными способами, в т.ч. «смазкой» поверхности разлома, воздействием вибрации, импульсными нагрузка­ми и т.д. В 2004 г. нам довелось, совместно с иркутянами и томичами, участвовать в опытах по управляемой разрядке. В ходе подготовки эксперимента на небольшом разломе в районе Листвянки была пробурена неглубокая скважина, в которую для «смазки» было залито несколько тонн воды. Для инициации подвижки в соседней скважине взрывались за­ряды небольшой мощности. Смещения по разлому до и после опытов контролировались высокоточными деформографами, регистрировались акустические трески, микросейсмические шумы. Первые результаты свидетельствуют, что наиболь­шие подвижки по разлому инициировались не взрывами, а воздействием вибрации при бурении нагнетательной сква­жины. Сами взрывы, несмотря на смазку водой плоскости скольжения, оказались менее эффективными, т.к. энергети­ческий потенциал разлома на момент взрыва оказался уже сработанным. В будущем эксперименты по активной разряд­ке планируется продолжить, но уже с виброисточниками.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake