Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / "Миры" на Байкале

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Путешествие в бездну Байкала

Автор:  Тиваненко А.В.
Источник:  Мир Байкала. - 2008. - № 2(4). - С.15-17.

- Вы участвовали в глубоководных погружениях. В каких местах побывали?

- Первое погружение состоялось близ мыса Ша­манского на южной оконечности озера Байкал 1 сентября. На следующий день в бухте Березовой близ истока Ангары пришлось труднее. Вместо по­ложенных 8 часов работы под водой наш экипаж пробыл 10, но за это время мы дважды поднима­лись на поверхность и тут же вновь уходили в глу­бины. Итого, три погружения за день на отметки 666, 800 и более 1000 метров.

-А что, объект исследования оказался трудным?

- Почти вертикальная скала высотой 1300 мет­ров, изрезанная каньонами и горизонтальными террасами. Во время спусков аппарат попадал на эти самые террасы, хотя нам требовалось увидеть подножье гигантского утеса. И это удалось только с третьей попытки.

- Какие испытали ощущения?

- Сначала - восторг, затем - тревогу за жизнь. Первые сто метров, пока проникает солнечный свет, за иллюминатором - водная толща кипит жизнью. Бесчисленное количество рачков, бычков, голомянок, облака планктона окружают подвод­ную лодку. Движения их хаотичное, но никто не сталкивается, уступая друг другу дорогу, как в ак­вариуме. Затем наступает царство вечной темноты, живность заметно редеет, и лучи прожекторов ос­вещают лишь небольшое пространство, в котором безраздельно господствуют почти одни голомян­ки. Поскольку аппарат опускается вниз, возникает ощущение, что неисчислимая масса этого удиви­тельного животного, почти сплошь состоящего из жира, медленно поднимается снизу вверх. При этом голомянка неподвижно висит вниз головой, поддерживаемая своими длинными «крыльями» - плавниками.

Еще одно незабываемое ощущение испыты­ваешь при обследовании вертикальных стенок подводной котловины Байкала вдоль западного побережья. Например, на глубине 666 метров мы достигли небольшой песчаной площадки. Думали, что это уже дно Байкала. Но эхолот показал, что под нами еще такая же бездна. То есть мы про­шли всего половину пути, но казалось, что мино­вала вечность. Вокруг царство темноты, во всем чувствуется аномальное давление воды, от холода стенки кабины «Мира» стали покрываться инеем, Не очень-то хотелось продолжать путь в еще более худших условиях. Но пришлось. Еще одно ощуще­ние - это когда из темноты навстречу стало медлен­но наплывать, «поглощать» нечто огромное, более черное и пятнистое. Оказалось, что это и есть под­водная вертикальная стена котловины, облеплен­ная белыми губками. Третье впечатление - осно­вание скалы. Упавшие камни покрыты неровными песчаными осадками, которые при ослепительном свете прожекторов создают впечатление снежных сугробов. Таким же «снегом» кое-где покрыты и горизонтальные плоскости скал.

- А как же косяки омуля, хариуса, сига и прочих промысловых рыб? Той же нерпы?

- Мне лично и, насколько я знаю, другим гид­ронавтам-исследователям такие косяки рыб  разу не встречались, как и одиночные экземпляры, Только близ Шаманского мыса на глубине 200 м я видел одного «заблудившегося» омулька. Вообще-то ниже этой отметки промысловые рыбы не во­дятся, нерпа погружается до 300 метров или чуть глубже. Зато голомянка господствует до самого дна, хотя в самых глубоких точках ее мало. Там уже начинается мир глубоководных животных, никог­да не поднимающихся на поверхность.

- С чем это связано?

- Либо рыба боится света прожекторов под­водной лодки и разбегается, либо отошла к северу накануне катастрофических землетрясений в юж­ной части Байкала, случившихся в конце августа во время нашего погружения. Голомянка, что ин­тересно, в стаи не сбивается и живет разрозненно. Что касается нерпы, то мы видели лишь скелеты на песчаном дне Байкала. Значит, ареал ее жизни в не­давнем прошлом был шире, чем сегодня близ Ушканьих островов, Ольхона и Баргузинского залива.

-А чем отличаются глубоководные организмы?

- Это царство рачков разных видов, губок, планарий и самых крупных из живности - бычков. Они темного цвета, без чешуи, с большой головой и малым телом. Когда аппарат достигает дна, то первое, что видишь, - это малые и большие поры в песке, из которого выглядывают головы. Мно­гие животные стремглав рассыпаются в стороны, подымая муть и оставляя на грунте след от брюш­ка и плавников, похожий на след автомобильной шины. Но иные никуда не убегают. Например, самцы-бычки, месяцами неподвижно сидящие на отложенной самками икре. Сидят на икре ве­роятно потому, что они в несколько раз крупнее самок и способны защитить потомство от врагов. Вторая особенность глубоководной фауны - их абсолютно белый цвет (кроме бычков) и атрофированность глаз, которые в условиях вечной тем­ноты бесполезны. Зато у них органами локации служат некие усы-«антенны». Третья особенность - крупные размеры некоторых особей одного и того же вида. Самцы крупнее самок в несколько раз. Обратная картина у рачка-эпишуры: самка в 1000(!) раз крупнее самцов. Я держал в руках рачков-бокоплавов белого цвета в ладонь длиною, больше похожих на морских креветок.

А чем было вызвано ваше беспокойство за жизнь?

- Аномальным давлением водной массы. Хотя «Миры» в океанах работали на глубинах до 6000 метров, но там соленая вода «уменьшает» силу дав­ления. Аппараты не рассчитаны на пресную воду. А давление байкальской воды таково, что бревно сдавливает наполовину, даже камни более тяжелы, чем на берегу.

По этой причине глубинные бычки не взмы­вают при испуге вверх, а бороздят по дну. Воз­можно, и голомянка неподвижно висит в бездне Байкала вниз головой, чтобы уменьшить дав­ление воды на голову. Конечно, «Миры» имеют двойной титановый корпус, но не будем забывать об иллюминаторах. Наверное, стекла там не про­стые, но вода через соединение их с корпусом все же просачивается. Да и через верхний люк капли падают. Поэтому у каждого члена экипажа в ру­ках махровое полотенце, чтобы убирать влагу. Но особенно опасно работать у отвесных берегов скальных стенок подводной котловины Байкала. Ведь камни падают и сверху, и на дне за них не раз цеплялись, и винты разбивали... Словом, тревога за жизнь есть. Не случайно пилоты субмарин име­ют звания Героев России. Поэтому «Миры» всегда работают парой, экипажи ведут между собой ра­диосвязь, чтобы вовремя прийти на помощь. Да и корабли сопровождения дрейфуют на поверх­ности, а на них еще 30 человек вспомогательного состава экспедиции.

- Что можете сказать об основных итогах рабо­ты экспедиции?

- Основные итоги только сейчас анализиру­ются и обобщаются в научный доклад. От Буря­тии его делает директор Байкальского института природопользования СО РАН член-корреспон­дент Арнольд Кириллович Тулохонов, один из организаторов   экспедиции,    совершивший    6 глубоководных погружений. Первые итоги уже освещались в прессе. Установлено, что Байкал в далеком прошлом был мельче. Подогрев дна через тектоническую щель явился причиной того, что водные организмы с повышением уровня Байкала не покинули привычного ареала своего обитания. Найдены новые виды глубоководных организмов, в том числе тех, что живут за счет просачивающейся со дна нефти. Они за сутки «съедают» ее ровно столько, сколько поступает, и поэтому Байкал не загрязняется. Обнаружены газовые гидраты в твердом состоянии - перспек­тивный вид топлива. Визуально зафиксированы поведенческие функции жизни морских живот­ных. Например, мы наблюдали, как рачки-бокоплавы скопом поедали голомянку. А один из двух пойманных в корзину донных бычков за время часового подъема субмарины наполовину проглотил «собрата» по несчастью, став интерес­ным экспонатом для биологов... В целом же глу­боководные погружения «Миров» вслед за «Пайсисами» 1977, 1990 и 1991 годов приоткрыли прежде неизвестную страницу в жизни Байкала и подтвердили то, о чем ученые предполагали на основании показаний приборов. Теперь все это мы увидели собственными глазами.

- А чем вызвано ваше личное участие как исто­рика в экспедиции?

- У организаторов возникла мысль найти исто­рические артефакты на дне Байкала. Ведь на озере тонули корабли, падали самолеты, железнодорож­ные поезда, проваливались автомобили, конные обозы... По их просьбе я составил перечень былых происшествий и дал примерные координаты. Поэ­тому и был включен в состав экспедиции, став пер­вым археологом и историком среди специалистов разных наук, кто опускался на дно Байкала. Полу­чены интересные результаты, но о них расскажу в другой раз.

- Не могу не задать и такого вопроса: некоторые местные жители связывают произошедшие катас­трофические землетрясения с гневом Байкала в свя­зи с тем, что «Миры» царапают дно озера.

- Есть наука, а есть обывательские домыслы. Землетрясения случаются на Байкале ежегодно, и были они за много веков до экспедиции «Ми­ров». Однако тревога моих земляков за судьбу Байкала меня радует: значит, у нас живут настоя­щие патриоты родного края. Могу сказать одно: «Миры» показали исключительную чистоту вод Байкала во всех участках и на всех горизонтах ак­ватории озера. Даже, что меня удивило, вблизи Байкальского ЦКК. У Байкала еще сохранился неплохо работает  естественный природный механизм самоочищения. Теперь, с остановкой БЦБК, процесс восстановления его уникальной системы ускорится.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake