Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Озеро Байкал

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Подводные тайны Байкала

Автор:  Карнышев А.Д.
Источник:  Байкал таинственный, многолий и разноязыкий. - Иркутск, 2007. - С. 94-99.

Как известно, Байкал — самое глубокое озеро мира. Глубина его ближайших озер — конкурентов составляет: Танганьика (Африка) — 1435 м., Каспийское море — 1025 м., Иссык-куль — 702 м., Вер­хнее (Америка) — 393 м.

Вертикальные толщи вод Священного моря более впечатляющи, и поэтому стоит кратко рассказать об истории их раскрытия. Уже в 18 веке П.Паллас не раз пробовал достать дно водоема, но веревка длиной в 200 метров оказалась короткой. В 1778 году служащие ал­тайских Колывано-Воскресенских заводов, исследуя водный путь от Нерчинска до Барнаула, произвели 28 промеров между Селенгой и Ангарой. Одна отметка достигла 1238 метров.

В Баргузинском заливе-в 1837 году промерами занялся ссыльный декабрист, бывший лейтенант Гвардейского экипажа М.Кюхельбекер. Через 22 года, в связи с проектируемой прокладкой по дну телеграф­ного кабеля, на юге озера промеры вел лейтенант К.Кононов. Он рас­полагал тысячесаженной веревкой да лотом в пуд весом. Неподалеку от Листвянки моряки намерили 802 сажени. Основы же научного ис­следования глубин, подводного рельефа водоема заложили польские повстанцы Бенедикт Дыбовский и Виктор Годлевский. В 1870 году им вручили золотую медаль Русского географического общества. Изобретенным ими глубомером, модернизировав его, пользуются по сей день. Он особенно надежен зимой, при работе со льда.

В 30-х годах 20-го века экспедиция на катере «Б.Дыбовский» нашла близ Ольхона глубину 1741 метр. Увы, повторные промеры цифру не подтвердили. Обстоятельную съемку дна в 1962 году про­водили сотрудники Лимнологического института. Тросовым лотом со льда зафиксировали глубину 1620 метров. Это во впадине между мысами Хара-Хушун и Ижимей, у подножия ольхонского подвод­ного склона, в десяти километрах восточнее берега. Эхолотные промеры уточнили, внеся поправки на скорость звука в воде. Вот и вышло 1637. Правда, американцы отметили глубину 1710 метров, но результат требует проверки: заокеанские специалисты пользовались морским прибором, для соленой воды...

Спуски водолазов — ученых и практиков — в глубины Байкала сегодня считаются вполне естественным явлением. Их предназна­ченность можно, в основном, дифференцировать по трем направ­лениям: а) техническая помощь (ремонт подводных частей судов, поиск утонувших машин и т.п.); б) изучение подводной флоры и фауны и тех природных процессов, которые происходят в глубинах; в) изучение «остатков» культурной жизни и быта древних народов, оказавшихся под водой. Последнее направление особенно молодо, и его перспективы несомненны. Здесь уместен рассказ об одной из научных экспедиций 1988 года, которая впервые на Байкале зани­малась подводными археологическими исследованиями. Используем для этого материалы, подготовленные ее начальником — кандидатом исторических наук А.В.Тиваненко.

В серии статей в газете «Правда Бурятии» (декабрь 1989 года) он делает попытку объяснить, почему на берегах Байкала так мало или практически нет совсем поселений людей, осваивавших таежные про­сторы Сибири десятки тысяч лет тому назад. Когда-то было выдви­нуто предположение, что эти стоянки опустились на дно, поскольку процесс затопления низменных участков побережья продолжается и в наше время. Мысль эта получила поддержку у специалистов, одна­ко нуждалась в фактических материалах.

Местом проведения первых на Байкале подводных археоло­гических исследований был избран Чивыркуйский залив. Прежде всего потому, что здесь буквально в последние годы ушли под воду все поселения древнего человека, открытые иркутским археологом В.В.Свининым и другими учеными. В свое время факт этот объяснял­ся общим поднятием уровня Байкала в связи с сооружением каскада ангарских гидроэлектростанций. Ныне исконный уровень Байкала пришел в норму, однако бывшие поселения не только не осушились, но иные продолжают пребывать на глубинах до 2 и более метров. В затопленном дерне и на былых волнобойных террасах члены экспеди­ции поднимали обломки глиняной посуды, каменные орудия труда, бронзовые и железные предметы. На острове Бакланьем территория древнего поселения уходила на глубины до 4 — б метров и простира­лась на расстояние до 100 метров от современного берега.

Облет акватории залива показал, что во многих местах хорошо просматривается дно, свидетельствуя о наличии мелководий. Прежде всего участники убедились в том, что острова залива соединяются с сушей мелями. Значит, в далекие времена мели эти представляли низ­менную сушу. Стоит байкальской воде повысить уровень на какой-то метр, как этот мыс превращается в еще один остров Байкала».

Исследования в районе Чивыркуйского залива под руководс­твом А.В.Тиваненко показали, что мысль о Байкальской Атлантиде (Байкалиде) получает первые фактические подтверждения. Однако следует признать, что четырех — пяти орудий пока недостаточно для того, чтобы гипотеза обрела право на жизнь. По крайней мере до того момента, когда на дне Байкала не будет обнаружен древний культурный слой, а не отдельные разрозненные находки. Тем не менее, факт обнаружения палеолитических по облику орудий труда древнего человека представляет большой научный интерес.

Облет на вертолете участков суши между Баргузинским и Чивыркуйским заливами позволил рассмотреть странное линейное рас­положение деревьев, камней и каких-то канав. Этот факт можно объ­яснить, пожалуй, только тем, что однажды при быстром подъеме дна с только что образовавшейся суши схлынули огромные массы воды. Наблюдение за скатыванием прибойной волны с пологого песчаного берега показало аналогичный механизм образования линейных бо­розд и гряд камней. Интересно и важно при этом, что подводные аномальные (а может наоборот, нормальные) явления никем по-на­стоящему не изучались и их тайны еще ждут своих исследователей.

В 70-х годах 20-го века подводное исследование Байкала про­должилось. «Пайсис» — глубоководный аппарат, которому под управлением специалистов Института океанологии АН СССР посчастливилось побывать на дне Байкала, — изделие явно ин­тернациональное. Два таких аппарата «Пайсис-7» и «Пайсис-11» были закуплены у канадской фирмы «Хайдродайнэмикс компании», или просто «Хайно», которые строила их для разных заказчиков. Но изготавливали корпус «Пайсиса-7» на фирме «Зульцер» в Швейцарии, и здесь же, а не в Ванкувере, как это обычно делалось, собирали аппарат. Проблемой стало испытание аппарата, поскольку поблизости не было водоема с подходящими глубинами для проведения соответствующих операций. Эту пробле­му решили здесь же в Европе: после сборки аппарат был перевезен для испытаний в Геную.

В июле 1977 года два подводных аппарата «Пайсис-7» и «Пай­сис-11» начали свои спуски в воды Байкала. В задачи «Пайсиса» были включены следующие программы:

•   «Рифт» — поиски следов тектонических движений,

•   «Докэмбрий» — изучение строения западного «борта» Бай­кальской впадины,

•   «Литодинамика» — наблюдение за слоями донных наносов,

•    «Биология» — наблюдение за поведением, видовым составом биологических объектов,

• «Гидрофизика» — измерение температуры воды, скорости те­чений, скорости распределения звука, содержания кислорода в воде и ее солености.

Само название программ говорит о том, что соответствующие изыскания имели и имеют не только научное, но и экономическое значение. И это доказано деятельностью первых «Пайсисов».

Об экономической и научной значимости исследований подвод­ных глубин очень хорошо сказал американский астронавт Скотт Карпентер, который после полетов на космическом корабле «Джемини», прожил и проработал в океане в подводной лаборатории «Силаб — 2» на глубине 66 метров в течение месяца. «По самым скромным оценкам, на дне заключены просто неизмеримые богатства в виде ал­мазов, золота, меди, марганца, нефти, пресной воды, жемчуга и даже пиратских сокровищ. Парадокс состоит в том, что эти богатства лежат в каких-нибудь трехстах метрах от танцевальной площадки плыву­щего роскошного лайнера, но, учитывая уровень развития техники, добраться до них труднее, чем исследовать обратную сторону Луны, удаленную от нас на 240 000 миль. Большие открытия ожидают нас везде, куда бы мы ни направили свои поиски, но самые очевидные предстоит нам сделать под водой» (200, с. 4). Как бы усиливая и расширяя данную точку зрения в научно-исследовательском плане дочь профессора Кожова М.М., доктор наук, профессор Иркутского университета Ольга Кожова сразу после своего спуска под воду на Пайсисе сказала своим коллегам: «Некоторые положения биологи­ческой науки о Байкале придется пересмотреть!» (159, с.227).

В качестве реального примера «скрытых» Байкалом сокровищ можно привести случай, когда в январе 1869 года невдалеке от по­селка Култук у мыса Шаманский была утоплена почтовая повозка, в которой было свыше десяти кожаных мешков с серебряными моне­тами. Из-за сложности условий возвращения богатств со дна озера, этот «клад» не найден до сих пор, так что перспективы для искате­лей кладов в глубинах священного моря имеются неплохие.

Подводным автономным аппаратом «Пайсис» в 1992 году была достигнута самая значительная глубина на Байкале 1637 метров. Но что самое интересное, на более значительную (и несуществующую) глубину опустился на озере известнейший путешественник Николай Дроздов, который в интервью газете «Комсомольская правда» сказал буквально следующее: «Самая уникальная съемка у нас была на дне озера Байкал. Я сам дважды спустился на подводном аппарате типа батискаф на глубину 1700 метров. Темно, температура за бортом всего плюс четыре градуса, холод собачий. Но интересно. Уникальные ракообразные и моллюски» (КП, 17.07.2002). В данном случае «ве­личина» подводного спуска так или иначе отражает «глубину» дара некоторых наших уникальных и одаренных личностей подчеркивать собственное значение. И в этом нет ничего плохого, когда красивый вымысел работает и на имидж Байкала.

Сегодня изучение подводного мира Байкала возможно через мас­совый вид спорта (или отдыха) — дайвинг, погружение под воду в акваланге. Безопасный дайвинг при помощи взрослых могут осу­ществлять и дети, начиная с десятилетнего возраста. По-видимому, не так далеко время, когда на Байкале станут привычными разнооб­разные соревнования по конкретным направлениям дайвинга.

Завершая достаточно краткий разговор о водных ресурсах Бай­кала, связанной с ними жизнедеятельностью и даже курьезными случаями, выскажем мнение о необходимости формирования благо­говейного и трепетного отношения к этому природному богатству. В условиях нарастающего водного дефицита в мире такой подход может помочь устанавливать традиции повседневной заботы о сохранности вод. Кстати, в мировой практике немало подобного рода историчес­ких и современных примеров. Один из них связан с английским на­циональным парком Тик-Дистрикт: здесь возник даже своеобразный культ родников. Существующий многие века у местного населения обряд украшения колодцев — одна из достопримечательностей На­ционального парка. Плоскую прямоугольную форму размером при­близительно 0,5 м на 1,5 м заполняют нетолстым слоем мягкого мела. Мел разравнивают, а затем вдавливают в него лепестки цветов, хвою, кусочки коры, одним словом что-то природное. Получается либо ор­намент, иногда сложный, либо целая картина, которую устанавлива­ют перед колодцем, и колодец освящают. Такое святое отношение к воде — знак народной благодарности воде — целительнице. Авторы датируют происхождение этого обычая по-разному. Одни называют 1350 г., когда жители Тиссингтона — небольшой деревеньки в самой южной части нынешнего парка — поверили, что «черная смерть» (чума) обошла их стороной только благодаря исключительной чис­тоте той воды, которую они пили. Другие указывают 1615 г., когда колодцы Тиссингтона, несмотря на засуху, не иссякли.

Подобное благоговейное отношение к водным источникам сегод­ня как никогда должно характеризовать психологию байкальского жителя. И только через него может воцариться в жизнь правило «Да не иссякнут священные воды Байкала». При этом сегодня нельзя уходить от вопроса о коммерческом значении воды Байкала для все­го мира. Эксперты приводят такой интересный факт: Китай, если бы ему позволили, протянул бы к себе из Сибири вместо нефтяной «водную» трубу из озера Байкал. И платил бы столько, сколько ска­жут. Эти моменты побуждают экономистов делать соответствующие расчеты. Кто-то даже подсчитал общую стоимость байкальской воды, которая представлена достаточно астрономической суммой: 231015 долларов США (15, с.6). Экспертные оценки потенциала проекта по крупнотоннажному розливу или трубопроводной транспортировке байкальской воды составляют до 300 миллиардов долларов выручки в год и до 50 миллиардов долларов в год бюджетного эффекта. Этот потенциал может быть востребован странами Азии уже в ближайшие годы и будет эксплуатироваться сотни лет. Загрязнение Байкала полностью исключает эти проекты и приводит к упущенным выго­дам в сумме от 30 триллионов долларов США, к утрате важнейшего фактора сохранения здоровья основной массы населения планеты. По причине такой безхозяйственности и пренебрежения к интересам народов произойдет падение международного престижа России. Это, в свою очередь, отразится на экономических перспективах развития из-за невыполнения обязательств России по сохранению участка все­мирного природного наследия озеро Байкал.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake