Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Прибайкалье / Особо охраняемые природные территории (ООПТ) / Заповедники, национальные парки, заказники / Баргузинский заповедник

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

В заповедном краю

Автор:  Архипов В.
Источник:  Бурятия.- 2008.- 5 фев. - С. 4

  Я в Баргузинском заповеднике. Выхожу из рейсового автобуса в Усть-Баргузине, недалеко от причала порта. Договорился зара­нее с Каской Аркадием о встрече в Устье. А вот и его дом с палисадником, весь в рябиновом узоре. Хозяин встречает во дворе, окруженный собаками. Приветливый и гостеприимный, сажает за стол, уставленный простым деревенским кушаньем, ну и, ко­нечно, свежесоленым омулем с икоркой. Сегодня, говорит, катера не будет на Давшу, только завтра, так что предлагаю хорошо поужинать и отдохнуть с дороги.
Смотрю, на стене висят кар­тины Бадмы, это художник-само­учка, живущий в заповеднике. С любовью отзывается хозяин о его работах. Чувствуется, что там его уважают как самородка. Пе­реночевав в зимовье, что нео­жиданно и необычно для меня, пошли на пирс, где стоял наш катер «Сватош». Вокруг теснят­ся огромные баржи с БАМа, жду­щие погрузки угля. Скрежет и грохот от работы портовых кра­нов. Наконец, мы отчаливаем. Мягкие волны удаляются от носа катера и уходят к песчаным дю­нам, окаймляющим весь берег поселка. Проходим последний буй и оказываемся у нижнего изголовья Святого Носа. Из-за него на нас вырывается свире­пый ветер, что обдает брызгами волн, бьющихся о корпус. Виден входной маяк на горе, но он, го­ворят, не работает... Идем вдоль берега, круто обрывающегося к воде. И так на протяжении все­го полуострова. В этих местах и глубина самая большая на Бай­кале. Немножко не по себе ста­новится от того, что под тобой бездонная пропасть и вода тем­ная-темная. Смотрю в бинокль на горы, вершины уже в снегу, а внизу еще золотая, вся в разно­цветье осень. Вижу обломки раз­бившегося в восемьдесят пер­вом году самолета, на котором летела Софья Мунгалова (быв­ший директор Художественного музея).
Но вот мы выходим на просто­ры Байкала, и Святой Нос ухо­дит от нас все дальше на юг. Вдали виднеются величествен­ные пики Баргузинского хребта, сверкающие снежным перламут­ром. На них можно часами смот­реть не отрываясь, так они за­вораживают своей красотой. Это целая симфония красок с золо­тым свечением тайги у подно­жия. День клонится к вечеру, и, наконец, катер входит в бухту, на берегу которой виден неболь­шой поселок. Это и есть Давша - центральная усадьба Баргузин­ского заповедника. Уже темно. Капитан говорит, чтоб я шел но­чевать к Бадме, местной знаме­нитости. Раз я художник и он художник, то только к нему и идти на постой. А живет он на краю поселка. Кое-как впотьмах нашел его домик и оказался лицом к лицу с Бадмой. Он показался веселым, приветливым человеком, неболь­шого роста, с несколько азиатским лицом, эвенкийскими и бурятски­ми чертами, и уже седыми волоса­ми. А разговорчив настолько, что его можно слушать весь вечер - ин­тересно и никакого пустословия.
Я обратил внимание на интерьер дома. Это, прежде всего, чистое дерево во всем. Стены увешаны авторскими работами философс­кого содержания, наполовину ми­стические с космическим налетом. В углу простой дощатый стол со скамейками и нары для спанья. У входа красавица печка, украшен­ная резьбой, - настоящая богем­ная обстановка. Как он сказал, здесь побывали гости со всего света. В последние годы в Баргузинский заповедник едут ученые из многих стран для научной ра­боты и просто по налаживанию партнерских деловых контактов. И Бадма выступает как абориген здешних мест, представляющий к тому же маленький очаг культуры в этом таежном захолустье. К тому же он умеет хорошо себя препод­нести вместе со своим самобыт­ным творчеством. А вообще это уникальная личность. Он прекрас­ный охотник, без страха идущий на медведя. До тонкости изучил законы тайги, знает все её тайны, потому что не раз был проводни­ком в лесу, водил экспедиции уче­ных. Не раз выходил один на один со зверем, приходилось ему ту­шить лесные пожары, прыгая с парашютом в пылающий огнем лес. Много чего он мог рассказать - удивительная у него судьба.
Я пишу осенние пейзажи Бай­кала. Бадма все время в разъез­дах по тайге. Иногда по вечерам хожу на источник (теплый) в ма­леньком домике близко от бере­га. Работники заповедника устро­или баньку для своих работников. Вода очень целебная и приятная. Больше развлечений здесь нет. Был построен новый клуб-центр, но по каким-то причинам сгорел вскорости. Так что все общение только друг с другом. Ходим в го­сти к сотрудникам заповедника. Коллектив - как маленькая семья, знающая все друг про друга. Все праздники и веселья вместе. Как будто где-то на Антарктиде нахо­димся, - такая человеческая спа­янность! Поработав некоторое время в посёлке, мне захотелось съездить на южный кордон, отку­да, как говорили сотрудники за­поведника, начинался он и где была его центральная усадьба с 1914 года. На моторке с товарищем «побежали» туда, пока не ста­ло штормить. Но как только выш­ли за цыганский мыс, нас стало так кидать с волны на волну от встречного ветра с огромными брызгами в лицо. Мой товарищ, рулевой, заметно нервничал - не ожидал такого явления природы. Тем не менее, благополучно при­стали к берегу. А подойти было тоже непросто. По всей акватории огромной бухты был сильный на­кат волн, поэтому долго подбира­лись, пока, наконец, лодка не по­чувствовала прибрежный песок. С моря я увидел высокую вышку для наблюдения за лесом по всей большой территории кордона. Ря­дом стояли два жилых домика и еще чуть подальше «заброшен­ный». Из него вышло несколько человек встретить нас и помочь в чем-либо. Представился я, откуда и зачем. Познакомились. Это ока­зались тоже художники из Горь­кого. Их трое. Живут тут уже месяц, пишут пейзажи. Подошел егерь, я сказал, что от Бадмы при­ехал. «Ну тогда все нормально, пошли в дом, располагайся у ху­дожников». Дом просторный, печ­ка огромная для рыбаков. На сте­нах висят работы моих коллег.
Домик стоит на окраине леса, уходящего в Баргузинское пред­горье. И над всем этим взметну­лись высоко в небеса снежные пики гольцов - красота обалден­ная! Отдохнув немного, пошел обозреть местность, чтобы наме­тить, что писать. Товарищи раз­брелись кто куда. Вечером собра­лись около горящей печки со свеч­кой на столе и за знакомство при­губили из кружек водки. А за ок­ном на той стороне Байкала дого­рал багряный закат. Небо совер­шенно чистое-чистое, какое-то музыкальное. Вот и сидим, разго­вариваем, а сами неотрывно смот­рим в окно - уж больно красиво! Ребята говорят, что даже уезжать отсюда не хочется - душой отды­хаешь здесь. Уже поздний вечер, сижу на железной койке, кое-чем застеленной. Потрескивают пос­ледние дровишки в догорающей печке. А в окно глядит круглая луна, яркая-яркая, и на воде бе­жит ко мне лунная дорожка, пере­ливающаяся в легких волнах. Ка­кое-то философское состояние души, что не могу уснуть. Но где такое в городе можно увидеть, а тем более почувствовать! Слыш­ны какие-то шорохи за стеной. Невидимый для нас мир живет своей вековечной жизнью. В го­лове витают мысли, смешиваясь друг с другом, перескакивая в ка­ком-то хаотическом движении, пока сон окончательно не смо­рил меня. И я погрузился в бла­женное состояние покоя и нирваны. За окном по-прежнему сверкают зарницы, и небесную ширь нет-нет да разрежет луч от летящей кометы, исчезая где-то на краю мироздания...
Наверно, только художнику так необходимо единение с приро­дой, чтобы соприкоснуться с глу­бинами таинства окружающего нас мира, чтобы наполнить душу новым содержимым - это тот ба­зис, который так нужен для под­питывания творческого горения, без которого нельзя что-либо со­здать. Может, потому-то худож­ник еще и путешественник по душе своей, а не просто созер­цатель жизни. Потому в лучших своих произведениях он выступа­ет не просто как мастер своего дела, но как философ и мысли­тель, воплощающий большую идею окружающего нас мира.
Архипов В.
народный художник
Бурятии.                                                                                                                                                        

                                                                                                                                                                                                        

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake