Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Озеро Байкал

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Поезд идет на восток (окончание)

Автор:  Натаев П.
Источник:  Бурятия. - 2007.- 20 дек.- С. 4

(Окончание)
От Улан-Удэ до Петровского Завода.
Возвращаемся обратно в Улан-Удэ, что­бы продолжить наш путь по Транссибу. О Северобайкальском отделении поговорим потом. Писалось о БАМе много, каких-либо крупных изменений там не произошло, злые языки даже говорили о дороге в никуда. Но на Бурятском участке намечаются капи­тальные работы, магистраль становится во­стребованной. Будет о чем поведать в бли­жайшем будущем, написать новые главы к моей книге «БАМ   - трасса мужества».
Где-то в 70-х я написал книгу «Скорость плюс экономия». Под таким девизом тру­дился многотысячный коллектив Улан-Удэнского отделения железной дороги. В про­цессе работы над ней мне устроили поезд­ку до Петровского Завода в кабине элект­ровоза, который, конечно же, тащил за со­бой тяжеленный грузовой состав. Машини­сту надо было и скорость движения соблю­дать, чтобы уложиться в график, и сэконо­мить электроэнергию.
На железных дорогах нашей огромной страны в советском прошлом зарождались разные патриотические движения, подчас надуманные. Например, такое: «В одно лицо». Что это означало? Машинист дол­жен был совершать рейсы один, без по­мощника. А чтобы он не заснул во время рейса, придумали колечко на его палец: что-то срабатывало, колечко резонировало и машинист испуганно просыпался.
Движение это зародилось у белорусских железнодорожников. В Минск пригласили журналистов, я был в их числе, показали, рассказали все о почине, провезли в поез­де до Бреста. Но движение это вскоре за­тухло. Сокращать работников таким обра­зом оказалось неэффективно.
Видите, с железной дорогой я знаком больше, чем рядовой пассажир.
Итак, первая станция от станции Улан-Удэ на восток - Заудинский. Основана она в 1900 году, незадолго до того, как первый поезд пришел в Верхнеудинск. Событие было историческое.
Дальше - Тальцы. Возникла станция в том же году, ныне там товарный двор.
Онохой. Дата вступления станции в строй - тот же 1900-й.
Заиграево. В начале прошлого века, в 1900 году, станция V класса с буфетом. Наличие его считалось важным показате­лем уровня культуры, заботы о пассажирах. Но сегодня и здесь, и на некоторых других станциях чаю вам не предложат.
Извините, думал коснуться этой стороны комфортности на примере Улан-Удэнского вокзала.
Станция и вокзал меняются, приобретают иной облик, более современный. Так, безусловно, и должно быть. Рядом же уп­равление отделения, было бы стыдно, если через улицу стоял бы облезлый вокзал, сохранялся обшарпанный перрон, пассажи­ры перелезали бы через рельсы, залитые мазутом шпалы, сгибаясь под чемоданами и узлами. По мудрой народной поговорке, красна изба не углами, а пирогами, обслу­живание здесь еще в традициях провинци­альной станции.
Затем следует Челутай. Основана в 1937 году. Потребовалась станция для вывоза леса.
Илька. В начале прошлого века была станцией IV класса с буфетом. Название дано по имени речки Илька, правого при­тока реки Ара-Кижа.
Новоильинский. Станция основана в 1900 году.
Затяжной Горхон. Была станцией V клас­са, опять же с буфетом. Возникла одновре­менно с другими станциями по дороге. На­звание Затяжной не случайное, начинается подъем на перевал, на Яблоновый хребет.
Кижа. С буфетом опять. Эта оговорка в путеводителях примечательна и навевает уют. Представьте, чистенький уголок в по­мещении станции, приветливая, улыбчивая буфетчица, сардельки на электроплитке. И горячий чай. Прекрасно! Но сегодня их мо­ментально оседлает разношерстный люд, бутылки, стаканы и прочее хорошо знако­мое. Потому их и не встретишь.
Находится Кижа на высшей точке пере­вала, более 400 метров над уровнем Бай­кала. Помнится, когда я ехал в Петровский Завод при работе над книгой «Скорость плюс экономия», наш состав подталкивал специальный паровоз-толкач.
Но вот Петровский Завод. Конечный пункт. Большой поселок, станция, вокзал, несколько пар рельсов, высокий перрон, мемориал декабристам, их барельефы. Душу охватывает волнение, хочется все увидеть, впитать, запомнить. По книгам все знакомо, близко, но увидеть своим глазами - непередаваемо.
На станции Петровский Завод прохо­дит граница между Восточно-Сибирской и Забайкальской железными дорогами. Здесь смена локомотивов бригад, мы должны брать другой состав и ехать в обратном направлении.
Снова погружение в историю...
Сначала на месте слияния рек Мыкырти и Баляги возник Мыкыртинский (или Балягинский) поселок. Известен он в письменных источниках с 1737 года, а добыча железной руды на Балягинском месторождении начата в 1729 году. За­тем, в связи с основанием в 1798 году Петровского железоделательного заво­да, поселок с 1791 года стал называться Петровский Завод. Позже, в 1920 году его преобразовали в город с названием Петровск Забайкальский. Название Пет­ровский Завод сохранилось за железно­дорожной станцией.
Особая глава в истории города - пре­бывание здесь участников восстания на Сенатской площади в Петербурге. Про­изошло это в декабре 1825 года, потому и называются они декабристами. Царь Николай I разбросал их по всей Россий­ский империи, часть их сослал в Сибирь, конкретно в Забайкалье. Гнали, везли через Верхнеудинск, через бурятские степи, молва бежала впереди них, буря­ты съезжались, чтобы посмотреть на людей, поднявших руку на царя-батюшку - внеземное, богоподобное существо.
Декабристы отбывали здесь каторгу в 1830-1839 годах, переведенные из Читы. По соизволению царя им построили дом-тюрьму, но без окон, странно ведь? То ли Николай I хотел досадить, то ли еще что (забыл я), но пошли прошения от пе­тербургских, московских влиятельных особ - родственников некоторых декаб­ристов, и окна все же прорубили. В ма­леньком забайкальском городе, бережно хранят память об этих людях, выкован­ных, по выражению Герцена, из стали. Не знаю, как теперь, но у нас, в Бурятии, отношение к братьям Бестужевым и дру­гим нисколько не изменилось.
Чтили в Петровск-Забайкальском па­мять героев, подобных которым вряд ли знает мир, на вокзале поставили заме­чательный мемориал, в старой части го­рода были сохранены постройки, связан­ные с пребыванием декабристов. На го­родском кладбище - могила И.И. Горба­чевского, склеп-часовня А.Г. Муравьевой (жены Н.М. Муравьева). По архивным документам в 1980 году восстановлен дом Е.И. Трубецкой, где открыт музей декабристов.
Незабываем подвиг жен декабристов, последовавших вслед за своими мужья­ми в холодную, ледяную Сибирь и раз­деливших их суровую судьбу.
Воображаемое наше путешествие по железнодорожной сети Улан-Удэнского отделения ВСЖД закончилось. Много чего увидено, есть о чем подумать. Про­шлое и настоящее сливаются, земля предстает в новой красе. Вот и одухот­воряют меня стихи Марка Сергеева, ир­кутского поэта:
   Поговорим о времени, о стуже,
   О вьюге, что кружит над Селенгой,
   О стороне, в которой жил Бестужев,
   Бунтарь и пахарь, барин и изгой.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake