Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Экологические традиции

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Возрождение и развитие номадного животноводства

Источник:  Бурятия: концептуальные основы стратегии устойчивого развития / Под ред. Л.В. Потапова, К.Ш. Шагжиева, А.А. Варламова. – М., 2000. – С. 268-286.

Изучение и трансформация исторического опыта традиционного природопользования в современные социально-экономические условия для сибирских регионов с суровым климатом являются важной задачей с экологической и экономической позиций и имеют фундаментальное научное и прикладное значение как приоритетное направление региональной эколого-экономической политики.
Антропогенные последствия воздействия на природу современного сельского хозяйства и переход общества к новому экономическому укладу вызывают интерес к традициям аборигенных народов. Особого внимания в нашем регионе заслуживает опыт традиционного животноводства бурят, живущих в согласии с природой на протяжении несколько тысячелетий.

Использование исторического опыта традиционного животноводства не означает полного возврата к прошлому, а является одним из важных направлений в региональной экологии, обеспечивая сохранение биологического разнообразия сельскохозяйственных животных; получение экологически чистой и конкурентоспособной продукции; рациональное использование природных ресурсов (Тайшин, Тулохонов и др., 1997).
Успех в развитии традиционного животноводства находится в прямой зависимости от научно обоснованных стратегии и методов ведения номадного хозяйства, при разработке которых необходимо решение следующих проблем.
♦    Возрождение генофонда аборигенных домашних сельскохозяйственных животных, его сохранение и рациональное использование.
♦    Технология номадного животноводства:
•     этология номадных животных;
•     изучение опыта пастушества и трансформация его в определенные социально-экономические условия;
•     разработка селекционных программ;
•     получение экологически чистых и биологически полноценных диетических продуктов питания и лекарственных препаратов животного происхождения.
♦    Разработка стратегии и методов рационального использования пастбищных угодий и сенокосов.
♦    Социально-бытовые и экономические особенности традиционного хозяйствования и энергообеспечение.

Сельское хозяйство наиболее зависимо от природных условий, и потому его состояние является одним из индикаторов благополучия региона и чутко реагирует на его промышленное освоение и интенсификацию. Поэтому аграрный фактор в значительной мере отражает степень разрушения природной среды. Реализацию программы сбалансированного развития целесообразно начинать с аграрного сектора экономики (Тайшин, Ендцрихинский, Лхасаранов, 1996).
Анализ состояния сельского хозяйства Бурятии позволяет сделать вывод о крайней степени его разрушения. По сути дела, на протяжении небольшого исторического отрезка времени оно изменило частную форму собственности на государственную, а в последнее время опять обретает иные формы землевладения, что не могло не отразиться на продуктивности животных и их биоразнообразии.

Анализ событий за вековой интервал времени интересен тем, что он позволяет восстановить структуру сельскохозяйственного производства, определявшуюся в то время не плановыми показателями, а более гибкими требованиями рынка, природными факторами и практически неограниченными земельными ресурсами. Статистические данные о сельскохозяйственном производстве сибирских губерний, по состоянию на конец 1897 г., показывают изменение доли животноводства и земледелия по мере движения с запада на восток. Именно в этом направлении сокращались посевы зерновых и возрастала доля естественных пастбищ и поголовья скота. Наибольшее количество скота приходилось на душу населения в Забайкальской губернии. Суровые климатические условия не благоприятствовали здесь развитию земледелия, и потому коренное население было ориентировано преимущественно на номадные формы животноводства.
Номадное животноводство зародилось в конце II — начале 1 тысячелетия до н.э. в среде горно-степных племен Евразии на основе перехода от оседлого и полуоседлого содержания скота к пастушескому или подвижному животноводству. Ныне оно называется кочевым (полукочевым), или отгонно-пастбищным, и сохраняется в ряде стран Центральной и Западной Азии, Северной Африки, Южной Америки, а также в Австралии, в республиках бывшего Союза и Монголии. Отрасль основана на аборигенных животных, к которым относятся табунные лошади, яки, местный крупный рогатый скот, овцы, козы, верблюды, северные олени. Сюда же можно причислить зебу и буйволов.

Роль номадного животноводства в мире все еще остается очень высокой. Так, 70-75% мирового производства мяса, шерсти, шкур продолжает давать этот вид хозяйства. Номадное животноводство поставляет не только мясную и сырьевую продукцию, но и незаменимый транспорт, без которого во многих местах просто немыслимы жизнь и освоение края. Эта отрасль — историческая сфера приложения труда и навыков местных тружеников, основа национальной культуры того или иного народа.
В нашей стране подвижное животноводство имеет место в степных районах, горах и долинах Дагестана, Тывы, Калмыкии, Якутии и Бурятии, в Ставропольском крае, Читинской и Астраханской областях, где животноводы регулярно по сезонам года перегоняют своих животных с одного пастбища на другое (Помишин, Калашников и др., 1989).

Для бурят Забайкалья было характерно сочетание скотоводства с земледелием и лесными промыслами. Приоритетным занятием являлось кочевое скотоводство: им определялся общий режим деятельности хозяйственных единиц и их совместное давление на природу. При этом решающее значение имела культурная функция местной зоотехнологии. На протяжении веков количество голов скота определяло статус человека, а скот являлся настоящим этническим маркером бурят. Хозяйственная деятельность кочевников не нарушала среды обитания, а мягко и плавно окультуривала существующий ландшафт посредством включения в локальные биоценозы домашних животных и культурных растений. В этом она принципиально отличалась от воздействия на природу земледельческих народов.
Такое стремление к сохранению и бережному преобразованию жизненного пространства объясняется особенностями мировосприятия коренных народов Забайкалья, выражающимися в религиозно-культовом отношении к природе как к матери, к общему дому. Это имеет особое значение в оценке социально-этнических аспектов природопользования.

Земледельческое освоение Забайкалья началось с середины XVII в. в связи с оседанием на этой территории русских землепроходцев. При этом земледелие имело второстепенный характер, уступая звероловным промыслам (Помишин, 1993).
В 60-е годы XVIII в. после раскола православной церкви в Забайкалье были сосланы старообрядцы или семейские, заселившие в основном долины правых притоков р. Селенги.
Появление русскоязычного этнического компонента ощутимо повлияло на происходившие в регионе этнические процессы. В результате культурного взаимодействия между бурятами и русскими первые стали развивать хлебопашество, сенокошение, улучшили орудия труда; вторые занялись скотоводством и лесными промыслами (Тайшин, Тулохонов и др., 1997).
Бесспорный интерес вызывает в этом контексте опыт социоестественной адаптации семейских — старообрядцев, выработавших свою особую субэтническую культуру. Они составили основу местного земледельческого населения. Уже в конце XVIII в. Удинско-Селенгинский край стал основным земледельческим районом Забайкалья.
При этом экстенсивное земледелие по отношению к номадному животноводству занимало подчиненное положение. В структуре зерновых преобладали рожь и гречиха — культуры, более приспособленные к особенностям сурового климата, характеризующегося суровостью, дефицитом весенне-летней влаги, а также неблагодатными почвами. Структура посевов также носила адаптивный характер и являлась оптимальной для условий Забайкалья.
Таким образом, уровень развития основных видов аграрного природопользования определял не только характер воздействия их на среду, но и степень ее изменения.

Номадное животноводство представляло собой стройную систему кочевого животноводства, связанную с перемещением скотовода с места на место со скотом и всем своим имуществом, когда в качестве мобильного жилья служили юрты различных размеров и назначения. Оно характеризовалось нижеследующими основными чертами.
♦ Существовал годовой цикл перекочевок, который строго делился по сезонам (зимник — летник; весенник — осенник). Именно годовой цикл являлся условием стабильности аграрного природопользования.
♦ Базу номадного животноводства составляли аборигенные породы скота (преимущественно монгольских пород), которые были приспособлены к местным природно-климатическим условиям и практически не изменяли природных ландшафтов.
♦ Существовали предельно рациональная структура животноводства и соотношение видов скота с преобладанием поголовья лошадей и крупного рогатого скота. Табунное коневодство мало изменяло растительный покров, не случайно поэтому в засушливых условиях Забайкалья с его малопродуктивными и экологически неустойчивыми ландшафтами население экологически осознанно предпочитало содержать больше лошадей и крупного рогатого скота, а поголовье овец удерживало на определенном уровне (не более 1 млн. голов).
♦  Существовала высокая культура ведения номадного животноводства, которая вырабатывалась веками. Она способствовала поддержанию природных ландшафтов. Культура была основана на знаниях и наблюдениях над местной природой, качества трав, умении организовать перекочевки и многом другом.
В условиях частной собственности производитель не мог надеяться на государственную поддержку и все свои действия определял интересами рынка и себестоимостью продукции, полностью соизмеряя их с критическими параметрами природно-климатических условий, или, иначе говоря, соблюдая принципы адаптивности производства.

Период коллективизации явился переломным в аграрном природопользовании Забайкалья. Именно с этого момента в истории развития общества началась коренная ломка существовавшей системы традиционного аграрного природопользования. Перевод бурятского населения на оседлый образ жизни (89,7% бурят Забайкалья вели кочевой и полукочевой образ жизни), увеличение посевных площадей в этот период более чем в 2 раза в чисто скотоводческих районах привели к нарушению существовавшей ранее равновесной (устойчивой) системы землепользования. Эти процессы способствовали прежде всего сокращению кормовой базы, уменьшению радиуса перекочевок и изменению структуры стада. С перестройкой кочевого животноводства в оседлые формы уже тогда вставала проблема «кормового вопроса», так как продуктивное животноводство обобществленного сектора при существовавших методах кормления и кормодобывания не могло развиваться поступательно.

Этот процесс углублялся и в дальнейшем. Совершенно иные условия сложились при государственном регулировании сельскохозяйственного сектора экономики. При наличии легкоэродируемых песчаных земель Забайкалье внесло равную долю в распашку целинных и залежных земель, в результате чего резко сократилась площадь пастбищ, и увеличилась на них удельная нагрузка. Всего в республике в период с 1954 по 1958 г. было распахано 286,5 тыс. га целинных земель, а к 1963 г. площадь освоенных земель достигла приблизительно 400 тыс. га (Дерюгина, 1975), причем 90% освоенных земель составляли лучшие земли: пастбища, сенокосы, залежи. Увеличение посевных площадей не способствовало экстенсивному развитию земледелия. Ретроспективная оценка процесса подъема целины позволяет сделать вывод о том, что освоение целинных и залежных земель практически не повлияло на производство зерна. Валовой сбор зерновых в условиях Забайкалья определяется не столько площадью зерновых, сколько урожайностью культур, которая полностью зависит от погодных условий.

С периода подъема целины в Бурятии нехватка кормов стала хронической болезнью сельского хозяйства. Падеж скота в зимний период стал исчисляться сотнями тысяч голов, а поставки кормов осуществлялись с Алтая, Амура и из Монголии. Взгляд с высоты прожитых (обществом) лет показывает, что слепое следование различным директивным указаниям, пренебрежение научными данными о местных природных возможностях и всем предшествующим опытом в ведении сельского хозяйства приводили к возникновению ситуаций, когда сначала распахивались все лучшие земли, использовавшиеся в животноводстве, с целью подъема земледелия, весьма трудоемкого и нестабильного в условиях Забайкалья, а затем укреплялась подорванная кормовая база того же животноводства, для чего расширялись посевы кормовых.

Анализ показывает, что за последние 70 лет развитие сельского хозяйства сопровождалось резким увеличением пахотных земель. С 1913 по 1928 г. (до начала массовой коллективизации) посевные площади в республике увеличились только на 12,5 тыс. га, а с 1928 по 1940 г. они возросли более чем на 200 тыс. га и достигли 418 тыс. га, а в 1990 г. — почти 1 млн. га. Следствием массовой распашки земли явилось широкое развитие процессов эрозии.

Коренные изменения произошли и в структуре животноводства. Поголовье лошадей с начала века сократилось с 257 до 55 тыс. голов. Резко возросло поголовье крупного рогатого скота молочного направления, также требующее значительного объема кормов. В связи со строительством тонкосуконного комбината и необходимостью его обеспечения сырьем в республике аборигенная овца была полностью заменена тонкорунной овцой, мало приспособленной к природным условиям Забайкалья. С переходом на рыночные отношения ведущая отрасль животноводства — овцеводство — стало также нерентабельным. Снижение эффективности сельскохозяйственного производства явилось прямым следствием пренебрежения к оценке природных условий и экономическим законам производства на фоне деградации и разрушения ландшафтов.

Анализ истории аграрного природопользования Забайкалья убеждает в том, что существующие сегодня его проблемы: переэксплуатация земельных ресурсов и некоторое несоответствие структуры сельского хозяйства природно-ресурсному потенциалу региона — подготовлены всем ходом исторического развития. Они возникают, как правильно отмечено СВ. Зонном (1996), «под влиянием смены политических парадигм, а еще интенсивней и непредсказуемо — при волевом внедрении технологий, глубоко и быстро нарушающих естественные ресурсы, без учета экологических и экономических последствий. Такое тотально-волевое (приказное) освоение усиливало не оправдавшую себя трансформацию природных экосистем, вплоть до полного разрушения».
Учет положительного исторического опыта аграрного природопользования Забайкалья способствует практическому разрешению существующих проблем. По нашему мнению, прежде всего аграрные приоритеты устойчивого развития региона состоят в необходимости восстановления продуктивности сельскохозяйственных земель и увеличения объемов производства конкурентоспособной продукции. Животноводство более эффективно, чем земледелие, причем в животноводстве предпочтение отдается мясным видам, при содержании которых выгодны номадные формы разведения.

Конкретным примером реализации расширения опыта адаптивного природопользования являются первые итоги научных исследований по возрождению и сохранению генофонда аборигенных животных на базе созданных экспериментальных хозяйств (Помишин, Калашников, 1989). При разработке научных основ номадного животноводства проводились исследования по изучению и восстановлению опыта традиционного животноводства. Работы проводились по возрождению генофонда бурятской аборигенной овцы и акклиматизации яка в лесостепном районе в хозяйствах с разной формой землепользования: коллективно-долевой и акционерной.

Рассматривая эту проблему на примере Республики Бурятия, следует отметить, что здесь имеются большие перспективы развития номадного животноводства, принципиальное отличие которого от промышленного заключается в том, что при стойловом содержании животных человек подвозит и подносит корм животным, а при пастбищном (тебеневочном) или полукочевом — он, наоборот, подгоняет животных к корму.
Республика отличается резким разнообразием природно-климатических условий и издавна относится к региону отгонно-пастбищного животноводства. Здесь в свое время с успехом разводили яков, хайнаков, крупный и мелкий рогатый скот местной селекции, табунных лошадей, домашних оленей и верблюдов. Аборигенные животные в основном давали мясную продукцию как главный пищевой продукт, но также использовались для получения молока, шерсти, шкур и как транспорт. Они служили основным предметом хозяйственного и бытового назначения и для рационального освоения местных лугопастбищных ресурсов.

С конца XIX и начала XX в. кочевой уклад хозяйственной жизни забайкальских степняков практически пришел в упадок. В конечном счете был утерян сложившийся веками традиционный метод ведения скотоводческого хозяйства и нарушена установившаяся гармония человека и природы. Все это привело к деградации пастбищных угодий и усилению катастрофических явлений в природе (Иметхенов, 1993).
В этой ситуации оставалась без внимания насущная проблема разработки стратегии рационального использования естественных и культурных пастбищ, в которой большое значение имеют разрешение вопроса активного воздействия на пастбища с целью вое-
становления и коренного улучшения выбитых или не удовлетворяющих по своей кормовой ценности участков, установление рациональных способов их использования (Помишин, 1993).

Таким образом, любые воздействия на пастбище должны в конечном итоге носить равновесный характер при воздействии отрицательных и положительных факторов. Факторы, воздействующие на пастбище:
♦   Природно-климатические:
•   ливневые и паводковые;
•   ветровые;
•   радиационные, температурные.
♦   Технологические:
•   организация выпаса;
•   сроки выпаса на отдельных участках;,
•   расстояние от стоянки до пастбища;
•   нагрузка на пастбище.
♦   Этолого-физиологические:
•   вид и порода выпасаемых животных;
•   формирование стад;
•   давление на почву пастбищ копытами животных;
•   избирательность в поедании растений различными вид*» ми сельскохозяйственных животных.
♦  Культуртехнические:
•   дискование;
•   подсев трав;
•   обводнение или осушение;
•    удобрение.

Для разработки мероприятий по рациональному использованию пастбищ и поддержанию их в экологически равновесном состоянии необходимо иметь сведения (данные) об их общей кормности и изменениях, происходящих в ботаническом составе травостоя. Работы по восстановлению и рациональному использованию пастбищ должны быть направлены на снижение влияния или устранение факторов отрицательного воздействия и поддержание и усиление положительно действующих факторов.
Однако номадное животноводство до сих пор еще не находит признания и должного развития. Это особенно заметно при анализе видового разведения аборигенных животных в республике.

Яки и хайнаки. Под видом нерентабельности были ликвидированы яки в Тункинском районе. Сократилось поголовье их в Закаменском и Окинском районах. Если в 1929 г. в республике насчитывалось 16854 головы яков и хайнаков, то в 1981 г. их осталось 5300. Преимущество яка состоит в хорошей приспособляемости и неприхотливости. Он круглый год может находиться в горах, используя альпийские, субальпийские и лесные пастбища, которые мало доступны или совсем недоступны для других видов домашних животных. С другой стороны, яки на пастбище почти не нуждаются в особой опеке человека, их не пасут, а только присматривают за ними, так как они плохо переносят близкое присутствие людей и особенно посторонних. При этом якам не опасны волки, так как они успешно защищаются.
Более того, большую хозяйственную ценность представляет потомство, получаемое при гибридизации яка с крупным рогатым скотом. Гибриды (хайнаки) также хорошо приспособлены добывать корм в любое время года.

Аборигенный крупный рогатый скот имеет древнейшее происхождение: он разводится на нашей земле более четырех тысяч лет.
В начале сороковых годов в республике была начата повсеместная поглотительная метизация аборигенного скота симментальским. По данным 1985 г., бурятский крупный рогатый скот в чистом виде и в виде помесей первого поколения был только в Окинском, Тункинском и Баунтовском районах в количестве 2779 особей. Процесс сокращения численности этих животных продолжается, несмотря на его достоинства (отличная приспособленность к местным природно-климатическим и хозяйственным условиям, нетребовательность к кормам и условиям содержания, хорошие вкусовые мясные качества, устойчивость к ряду заболеваний по сравнению с животными культурных пород и т.д.).      
На основании этого назрела необходимость занести их в Красную книгу РФ и осуществить ряд мер по сохранению генофонда этих животных.
Восстановление генофонда бурятской аборигенной коровы означает восстановление звена биоразнообразия, нашего национального богатства. Безвозвратная утрата одной породы аборигенных животных приводит к обеднению языка аборигенов до 10% (Лхасаранов, 1998).

Результаты экспедиционных работ в 1997 г. в Баунтовском и Окинском районах Бурятии, Читинской области и частично в Монголии свидетельствуют о том, что в этих районах чистокровных бурятских аборигенных коров нет, а имеется незначительное количество их в виде помесей второго, третьего поколений и выше с другими породами. В связи с этим необходимо в ближайшее время обследовать поголовье скота у бурятского населения, в других регионах Монголии и Китая.

Табунное коневодство — самая перспективная отрасль номадного животноводства. Однако по мере механизации сельскохозяйственных и транспортных работ поголовье лошадей по стране сократилось с 15,3 млн. в 1953 г. до 8 млн. в 1969 г. Подобная картина наблюдалась и в хозяйствах Республики Бурятия. В 1986 г. выявлено более 10 тыс. голов чисто бурятских лошадей, что на 16% больше, чем в 1980 г.
Табунное коневодство почти не требует больших затрат на корма и содержание. Местные лошади могут выпасаться на отдаленных, заросших лесом, кустарником, высокогорных, заболоченных, глубоко снежных и других местах, мало или вовсе не пригодных для иных видов домашних животных.

Овцы. Бурятские аборигенные овцы испокон веков находили для себя корм на пастбище круглогодично. Воду для питья летом доставали в естественных водоемах, осенью довольствовались росой и инеем, а зимой снегом.
В настоящее время буряты-овцеводы Внутренней Монголии (Китай), как и много лет назад, в поисках хороших пастбищ для овец кочуют круглый год до 8-12 раз. Жилье и утварь для этого полностью приспособлены.
В Бурятии же, на исторической родине овец, овцеводы давно утратили частые перекочевки и кочуют только 2 раза в год на летник и зимник. Недостаток пастбищных кормов восполняется заготовкой сена и соломы на зиму (0,25-0,7 ц. к. ед. на голову).
Бурятские аборигенные овцы не нуждаются в капитальных, дорогостоящих кошарах, и во Внутренней Монголии (Китай) зимой они содержатся под легкими навесами, по возможности в укрытых от ветра местах.
К сожалению, массовое скрещивание бурятских аборигенных овец с тонкорунными привело к тому, что грубошерстное овцеводство, основанное на аборигенных овцах, было полностью преобразовано в тонкорунное.
Однако в начале тридцатых годов многие буряты со своим скотом перекочевали во Внутреннюю Монголию (Китай), где сохранился генофонд бурятских аборигенных животных, в том числе и овец.

Широкомасштабное скрещивание аборигенных пород животных с культурными привело к тому, что отдельные виды и породы исчезли или находятся на грани исчезновения. Так, в Бурятии не стало верблюдов и тофоларских оленей, а бурятские аборигенные овцы преобразованы в тонкорунных. Сократилось поголовье яков. На грани исчезновения находится бурятский крупный рогатый скот.

Целенаправленная и очень важная работа по возрождению и сохранению генофонда номадных животных Бурятии была начата и проводилась под руководством профессора С.Б. Помишина. При этом здесь определены два подхода:
•         разведение и совершенствование животных в их привычной среде обитания на принципе самоокупаемости;
•         работы, направленные на возвращение некоторых видов в природную среду (одичание).
В этом направлении начаты и ведутся работы: по интродукции яков из горных районов в лесостепные; по реинтродукции бурятских грубошерстных овец.
Таким образом, номадное животноводство является одним из важных направлений в деле сохранения биоразнообразия сельскохозяйственных животных, в получении экологически чистой и конкурентоспособной продукции, в решении некоторых задач рационального использования пастбищных ресурсов Байкальского региона.

Обоснование методов рационального использования пастбищ в конкретных природно-климатических районах более логично с позиций причинно-следственных связей. Так, деградация пастбища — следствие множества причин, из которых главными являются: географическая зона; рельеф; тип почвенного покрова; ботанический состав травостоя пастбища и его проективное покрытие; вид выпасаемых животных и их количество, приходящееся на единицу площади (нагрузка); технология пастьбы, этология животных на пастбище и др.
Особый интерес представляет тот факт, что на одно и то же пастбище при одинаковой нагрузке оказывается различное воздействие в зависимости от следующих факторов: вид и порода выпасаемых животных; строение опорной части конечностей; величина массы тела животного в кг на 1см2 площади опоры конечностей; количество точек воздействия на почву (пастбище) в определенном отрезке пути на основе длины шага (при ходьбе и разных типах бега); особенность рассредоточения на пастбище; количество поедаемых видов растений и способ их скусывания.

Местные породы народной селекции обладают ценнейшими генетическими ресурсами. Не обладая высокой продуктивностью, они проявляют высокую устойчивость к крайне тяжелым экологическим условиям, в которых они формировались, отличаются повышенной резистентностью к различным болезням. Они отличаются высокой адаптивной ценностью, но менее подвергнуты селекционному давлению в сравнении с культурными видами и породами.
Основой существования номадных животных является подножный пастбищный корм. По сообщению фермерских ассоциаций, кормовая база помадного (пастбищного) животноводства более чем на 80% обеспечивается за счет естественных и улучшенных пастбищ, а для овец и крупного рогатого скота мясного направления — на 90-95%.

Тесная зависимость питания номадных животных от пастбищ при разведении их в зоне резко континентального климата обусловила их экологическую адаптацию, которая позволяет им без большого ущерба для здоровья переносить суровый зимний период. Однако у животных наблюдается снижение живой массы (см. табл. 15) в этот критический период содержания. Потеря живой массы у бурятских лошадей достигала 2,2-8,9% (Помишин, Калашников и др., 1989), у яков — 13,9, у хайнаков — 13,1% (Помишин, Тайшин, Бадмаев, 1994) и у аборигенных бурятских овец может достигать 4,8-39,3% (Тайшин, Лхасаранов, 1997).
При пастьбе сельскохозяйственные животные оказывают определенное уплотняющее давление на почву, которое при бессистемном выпасе и больших нагрузках приводят к деградации пастбищ.


Для рационального использования пастбищных ресурсов требуется устанавливать оптимальную плотность выпаса животных. В настоящее время на 100 га пастбищ выпасается крупного рогатого скота 34 головы, 30 овец и коз и 5 лошадей, или 0,34 условных голов животных на 1 га пастбищ.
При средней урожайности травы пастбищ 2,8 т в год кормовой запас 1 га пастбища составит за 4-кратный цикл стравливания и использования травы животными на 80% (2,8 х 4 х 0,8) — 8,96 т. Следовательно, емкость 1 га пастбищ в среднем составляет 0,85 условных голов. Таким образом, имеющаяся площадь пастбищ позволяет увеличить поголовье пастбищных животных (за счет номадных видов) в 2,5 раза практически без увеличения полевого кормопроизводства.
Почти не используемыми остаются естественные угодья гор и лесов. Да и обычные пастбища используются неравномерно. Наиболее интенсивно эксплуатируются пастбища вблизи населенных пунктов.

Изложенные выше данные позволяют сделать заключение о том, что рациональное использование пастбищных угодий, основанное на опыте традиционного животноводства, позволит увеличить производство более дешевой продукции в 2,5-3,0 раза.
Стратегия развития номадного животноводства как путь увеличения производства продуктов животноводства с более низкой себестоимостью включает следующие задачи: осуществлять увеличение поголовья пастбищных животных за счет животных номадного содержания (лошади, крупный рогаты скот, яки, олени, грубошерстные и полугрубошерстные овцы, козы, верблюды); оценка состояния пастбищ каждого района и их емкости для определения оптимальной численности пастбищных животных; создание экспериментальных хозяйств-репродукторов по разведению номадных животных и изучению опыта традиционного животноводства; предусмотреть оборудование на удаленных стоянках установками для их автономного энергообеспечения.

Для решения практических вопросов целесообразности развития традиционного природопользования при Байкальском институте рационального природопользования создано два экспериментально-базовых хозяйства («Шулуута» Кижингинского и «Бархан» Мухоршибирского районов) с различной формой землепользования и в различных природно-климатических районах Республики Бурятия. Учитывая перспективы номадного животноводства, в эти два хозяйства завезены грубошерстные бурятские овцы и другие аборигенные животные — яки, от которых получено собственное потомство, а также хайнаки (гибрид с крупным рогатым скотом). Эффективность содержания яков в 3 раза превышает содержание культурных видов скота. Завезено было 3 верблюда из Читинской области. Исследования и наблюдения подтверждают вывод о том, что в условиях перехода к рыночной экономике необходимо возделывать те культуры, разводить те виды животных и в таком сочетании, которые в данных природных и социально-экономических условиях позволяют получить необходимую продукцию при минимальных затратах труда и средств. В связи с этим положительный опыт необходимо развивать, поскольку он традиционен и выверен веками.

Таким образом, вышеизложенные результаты анализа позволяют сделать обоснованное заключение о том, что развитие номадного животноводства в Байкальском регионе в разумных пределах позволит внести ощутимый вклад в разрешение эколого-экономической проблемы аграрного сектора.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake