Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Каталог сайтов 
 Почта 
 О проекте 
 Фотогалерея 

Главная / Каталог книг / Джергинский заповедник

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация


О Байкале


СЛАВНОЕ МОРЕ. ИРКУТСКИЙ ЭКСПРЕСС


 



Новости региона


Байкал-Daily

Деловая Бурятия  
Портал Бурятии RB03  
Байкал 24  
Улан-Удэнский городской портал  
Мой Улан-Удэ  
Байкал Медиа Консалтинг

e-baikal.ru 

АТВ-Байкал

Бурятская ГТРК   
ТК "Ариг Ус"  
ТК "Тивиком"  
Бабр.ru -Сибирь  
БайкалИНФОРМ
Сайт Бурятского народа
Газета "Номер Один"
Газета "Информ Полис"
Газета "Новая Бурятия"
Газета "Аргументы и факты"

 



Погода

 


Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы

Госстандарт России 



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Байкал. Научно и популярно

Экология Байкала и региона

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ

Министерство природных ресурсов Бурятии

Республиканское агентство лесного хозяйства

Федеральное агентство по недропользованию

Росводресурсы

Росприроднадзор






Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Джергинский заповедник

Автор:  Елаев Э. и др.
Источник:  Заповедники Сибири. Т.II / Под общ. ред. Д.С. Павлова, В.Е. Соколова, Е.Е. Сыроечковского. – М.: 2000. – С. -205-216.





Общие сведения и история создания

Государственный природный заповедник «Джергинский» образован в августе 1992 г. на площади 238,088 тыс. га с це­лью сохранения в естественном состоянии природного ком­плекса истоков реки Баргузин и Икатского хребта. Террито­риально он расположен в Северо-Восточном Прибайкалье, административно — на территории Курумканского района Республики Бурятия.

Северная граница его совпадает с административной гра­ницей между Курумканским и Северобайкальским района­ми, восточная — с административной границей между Ку­румканским и Баунтовским районами, западная граница про­ходит по левому берегу р. Баргузин, южная — по водораз­дельному хребту между реками Джирга и Сея.

Заповедник был создан по инициативе государственных органов Курумканского района на базе существовавшего с 1974 г. местного охотничьего заказника «Джиргинский» Бу­рятского охотпромуправления Главохоты РСФСР. Площадь заказника, составлявшая 42,2 тыс. га, была расширена за счет прилежащих земель Минлесхоза Бурятии. Летом 1990 г. было принято постановление Совета Министров Бурятской АССР об организации Джергинского заповедника, а год спустя — соответствующее постановление Совета Министров РСФСР. Первоначально заповедник подчинялся Министерству эко­логии и природных ресурсов Российской Федерации, а в дальнейшем Государственному комитету по охране окружаю­щей среды (Госкомэкология РФ). В 2000 г., ввиду упраздне­ния этого ведомства, Джергинский заповедник подчинен Де­партаменту охраны окружающей среды и экологической бе­зопасности Министерства природных ресурсов Российской Федерации. Адрес заповедника: 671636, Республика Бурятия, Курумканский район, пос. Майский, ул. Ленина, д. 7'.*

Физико-географические условия

Заповедник «Джергинский» охватывает верховья реки Бар­гузин на стыке Баргузинского, Икатского и Южно-Муйско-го хребтов. Этот район относится к сводовому поднятию Ста­нового хребта Байкальского горного пояса (Павловский, 1948), (Салоп, 1964). Согласно ботанико-географическому райони­рованию, территория заповедника входит в состав Икатско­го гольцово-горнотаежного округа Прибайкальской провин­ции Байкало-Джугджурской горнотаежной области (Преоб­раженский и др., 1959; Сочава и др., 1963).

К сожалению, авторы не могли более конкретно уточнить исто­рию создания заповедника. В официальных и научных планах развития заповедной сети Российской Федерации, в частности, по Бурятии (Шаргаев, Штильмарк, 1980 и др.), Джергинский за­поведник не значился. Его проектирование, по нашим сведени­ям, выполнялось группой специалистов санкт-петербургского предприятия «Экосервис», ими же оформлялась документация. Следует отметить, что утвержденное республиканскими и феде­ральными органами название заповедника «Джергинский» не со­ответствует основной реке, по которой он наименован (река Джирга). Прим. редакции.

Для современного рельефа территории характерны значи­тельное расчленение и приподнятость над уровнем моря. Центральная, северная и северо-восточная части заповедни­ка заняты горными сооружениями Баргузинского и сводово-глыбовыми поднятиями Икатского хребтов, а южную и юго-западную его части занимает северо-западный склон Икатс­кого хребта. Здесь же начинается Баргузинская котловина.

Баргузинский хребет в пределах заповедника представля-. ет собой высокогорную резко расчлененную область без чет­ко выраженного водораздельного гребня с несколькими сту­пенями. Первая (низкогорная) ступень расположена в высот­ном поясе в пределах 600-1000 м. Рельеф ее мягкий, сгла­женный, слаборасчлененный. Склоны преимущественно по­логие, средней крутизны (до 15°), верхние части крутизной до 30° покрыты травянистой растительностью, кое-где круп­ноглыбовыми россыпями. Вторая (среднегорная) ступень вы­деляется в интервале высот от 1000 до 1600-1800 м. Это преимущественно гольцовая область с массивными прямы­ми и выпуклыми склонами большой и средней крутизны с отдельными останцами и отвесными скалами. Склоны по­крыты сплошным плащом крупноглыбовых коллювиальных образований и изрезаны эрозионными ложбинами. Водо­раздельные гребни узкие. Часто на приводораздельных скло­нах северной и северо-восточной экспозиции, а также в нивальных нишах, эрозионных ложбинах в течение всего лета можно встретить небольшие пятна снежников. Реки и вре­менные водотоки в пределах среднегорья имеют V-образ-ные долины. Третья, самая верхняя ступень хребта представ­лена высокогорным экзарационным рельефом: карами, карлингами, пилообразными гребнями и трогами. Большие аб­солютные высоты благоприятствовали сохранению этих древних форм.

Икатский хребет представляет собой крупную орографи­ческую единицу общей протяженностью свыше 350 км. Его северная часть является продолжением Южно-Муйского хреб­та. Здесь хребет имеет максимальные высоты 2300-2500 м. Характерной особенностью морфологии Икатского хребта является асимметрия склонов. Западный склон на всем про­тяжении относительно короткий (20-30°), совпадающий со сбросовым уступом. Восточный — более пологий и протя­женный (10°) — сочленяется с низкогорной пониженной зо­ной Ципиканской впадины.

На Икатском хребте хорошо развиты эрозионные формы ре­льефа. Они представлены долинами рек и речек, развиты на склонах до высоты 1800-2000 м, а в высокоподнятых его частях (свыше 2000-2100 м) речные долины переработаны ледниками в каровые и троговые долины. На склоне хребта в интервале высот 1300-1900 м распространены узкие речные долины V-образного поперечного профиля со значительными уклонами и крутыми склонами (20-30°). Для этой высокогорной зоны ха­рактерны склоны, изрезанные ложбинами камнепадов, лавин­ными лотками и эрозионными бороздами, которые большей частью засыпаны обвально-осыпными отложениями.

Эрозионные и аккумулятивные формы рельефа, сформи­ровавшиеся в доледниковое время, в основном разрушены. В долинах рек после отступления последнего ледника (около 11 тыс. лет) образовались пойма и низкая терраса, а также осыпные шлейфы, вытянувшиеся сплошной полосой вдоль ее кру­тых склонов. Днище долин выстлано галечно-валунными от­ложениями селевых потоков и остатками размытых морен.

Баргузинская котловина вклинивается в территорию запо­ведника своим северным окончанием в виде небольшого рас­ширения от 5-6 до 10-12 км. Пойменная часть котловины изрезана небольшими старицами и занята озерками, термокарстовыми воронками, блюдцами, заболоченными низина­ми. Высота пойм колеблется от 0,5 до 3,0 м в меженный пе­риод. Иногда вдоль Баргузина прослеживаются фрагменты береговых валов высотой до 0,5 м.

Ландшафтный комплекс пойм включает кустарниковые разнотравные луга и низинные болота с осоками, гипновыми мхами, камышово-тростниковыми зарослями и болотным разнотравьем. Небольшие площади заняты березово-листвен-ничным редколесьем. Почвы болотные и аллювиально-луго-вые, торфянисто- и перегнойно-глёевые. Надпойменные тер­расы высотой до 20 м имеют ограниченное распространение.

Ландшафт террасового комплекса северо-восточной части Баргузинской котловины приобретает лугово-степной, мес­тами — лугово-кустарниковый облик с березовым редколесь­ем. Почвы в основном аллювиально-луговые остепняющиеся или аллювиально-остепненные, дерновые и светло-кашта­новые (Замана, 1988).

Предгорные шлейфы и конуса выноса образуют сплошное полого-наклонное возвышение и тянутся в северо-западном направлении. Они расчленены руслами постоянных и вре­менных водотоков и имеют максимальную ширину до 7 км. У самых подножий Баргузинского хребта наклон их доходит до 20°, а превышение над поймой Баргузина — 300 м. С уда­лением от подножий поверхность возвышения выравнивает­ся, наклон убывает, и эрозионный врез уменьшается. В этой же последовательности сухие сосновые боры на дерновых почвах сменяются, местами, горной щебнистой степью. Со стороны Икатского хребта наклонное подгорное возвышение имеет слабую крутизну (до 5-6°), а превышение над поймой достигает 50-70 м. В ландшафтном комплексе преобладают остепняющиеся луга и степи, а местами распаханные участ­ки. Среди почв доминируют аллювиальные остепненные и горные дерновые.

Гидрологическая ситуация в районе заповедника сложна. Это обусловлено геологическими особенностями террито­рии, крайней пересеченностью рельефа, а также особеннос­тями атмосферного и подземного влагооборота.

Речная сеть довольно густая и представлена основной вод­ной артерией — р. Баргузин с многочисленными притоками, из которых наиболее крупные — Ковыли, Джирга и др. По данным И.С. Столярчук (1967), на Баргузинском хребте дли­на рек на 1 км2 составляет 0,8 км. Средний годовой расход воды в р. Баргузин — 127 м'/сек. Главную роль в питании рек имеет дождевой сток (Арефьева и др., 1965).

Длина главного русла Баргузина в верхнем течении со­ставляет почти 150 км. Здесь она представляет собой типич­но горную речку с быстрым течением, обилием порогов и пе­рекатов. Уровень воды значительно ниже, чем в средней и нижней частях реки (в среднем в меженный период — 50-80 см, местами до 1,5, редко 2 м). Повышение его (в отдельные годы до 1,5-2 м) наблюдается в мае в связи с таянием льдов и снега в горах и в конце июля-августе в период обильных дождей. В течение 5-6 месяцев в году река скована льдом. Ус­тановление ледового покрова в верховьях Баргузина прихо­дится на середину-конец ноября (редко раньше), освобожде­ние ото льда происходит в середине или конце апреля.

В верховьях р. Баргузин расположены довольно крупные высокогорные озера - Амут, Малан-Зурхен, Якондыкон, Балан-Тамур, Чурикто и др. (Иметхенов, 1990; Иметхенов, Нимаева, 1995). Котловина, где находятся эти озера, относя­щаяся к недоразвитым («эмбриональным») впадинам бай­кальского типа, вытянулась с юго-запада на северо-восток на 16-17 км, а с юго-востока на северо-запад - на 8-9 км. Абсо­лютная высота ее составляет 1210-1240 м. Здесь река Баргузин имеет пойменную и две надпойменные террасы. Цент­ральные и крайне юго-западные участки котловины заболо­чены, а северо-восточная и юго-западная ее части заняты плейстоценовыми конечно-моренными грядами высотой 1400-1470 м (Геоморфология ..., 1981).

Множество озер в Амутской котловине практически не исследовано. Между северо-восточным склоном котловины и моренной грядой находится озеро Амут. По своему проис­хождению оно является моренно-подпрудным, хотя нельзя исключить роль неотектонических движений. Это довольно глубокое озеро, где абсолютная отметка 70 м отмечена в его восточной части. Береговая полоса озера в основном сложе­на коренными породами, и лишь небольшая часть состоит из песчано-гравийных отложений. Берег Амута довольно стаби­лен, что свидетельствует о незначительных колебаниях уров­ня озера. Кое-где распространены серии микровалов высо­той 0,1 м, которые образовались параллельно линии берега.

Следует отметить, что специального исследования отложе­ний озера не проводилось. Но при визуальном наблюдении в прибрежной зоне отчетливо отмечается наличие глыбовых и песчано-гравийных наносов при незначительном содержании илистых отложений. В литоральной зоне до глубины 5 м ши­роко развита водная растительность (рдесты, уруть и др.).

Характерная черта Амута - неоднородность термического режима. В летний период наблюдается непостоянство темпе­ратуры (до 5-6°С) в верхних слоях воды, но в целом озеро хо­лодное. Прозрачность воды различна и определяется интен­сивностью водообмена и степенью развития планктона. Это самое чистое и прозрачное озеро в Амутской котловине.

Моренно-подпрудным водоемом является бессточное озе­ро Малан-Зурхен. Оно образовалось на дне двух мелких впа­дин, которые, в свою очередь, разделены невысоким возвы­шением. В периоды поднятия уровня воды эта возвышен­ность полностью затопляется, в периоды же опускания пре­вращается в небольшой остров. Глубина озера незначительна и колеблется в пределах от 5-7 до 14 м.

По данным В.Б. Выркина (1986), озеро отличается значи­тельными колебаниями уровня воды. За последние 25 лет они достигали 4 м, о чем свидетельствуют затонувшие дере­вья старше 22 лет в интервале высот от 1,5 до 2,5 м. Выше 2,5 м следов массовой гибели деревьев не наблюдается, здесь уже произрастают взрослые лиственницы. В 1981 г. уровень воды в озере был примерно на 1,5 м ниже, чем в 1982 г. При этом объем воды с 1956 по 1981 гг. уменьшился примерно на 9 млн. м3. Колебания уровня воды в Малан-Зурхене полностью зависят от количества выпадающих атмосферных осадков. В Малан-Зурхене отмечаются относительно высокие темпера­турные показатели (15-18°С), в то время как в других озерах они достигают лишь 12-14°С.

Большой интерес представляет озеро Якондыкон, располо­женное между двумя моренными грядами. Озеро соединяет­ся с рекой Баргузин протокой Амут. По генезису это моренно-подпрудное озеро. В отличие от других озер Амутской котловины в Якондыконе прослеживается резкое смещение профиля дна озера к юго-западному берегу, где глубина его доходит до 15-20 м. Как и в озерах Амут и Балан-Тамур, здесь развита высшая водная растительность.

Из других озер можно выделить Балан-Тамур и Чурикто, которые считаются проточными. Они являются как бы озеровидными расширениеми р. Баргузин через временную про­току, минуя Балан-Тамур. По генезису они тектонические, хотя и не исключается роль деятельности древних ледников. Озера мелкие (2-3 м глубиной) и только лишь ближе к юго-восточным берегам достигают глубины 10 м. Дно их усеяно множеством крупных гранитных глыб (до 5 м в поперечни­ке), и лишь на участке впадения реки Баргузин отмечается песчаный материал, приносимый рекой. Берега озер доволь­но стабильны, хотя соединяющие их протоки под влиянием термоденудационных и термокарстовых явлений отступают к югу со скоростью 1м/год. В этих озерах, также как и в Ма-лан-Зурхене, в период дождливых лет наблюдается повыше­ние уровня воды в пределах 1,5-2,0 м.

Кроме вышеперечисленных озер, в Амутской котловине имеется множество мелких озер моренного и термокарсто­вого происхождений. Они, как правило, приурочены к осе­вым частям конечно-морских гряд, имеющих холмисто-за-падинный рельеф.

Своеобразное географическое положение заповедника, рельеф, потоки воздушных масс, характерные для Северо-Восточного Прибайкалья и Северо-Западного Забайкалья, привели к формированию специфического климата.

Влияние Байкала здесь практически не сказывается. К северу климат становится континентальным (Картушин, 1969; Ладейщиков, 1982). Холодная и умеренно суровая зима про­должается с ноября по март, включительно (Жуков, 1965). Средние температуры января - от -28 до -32,2°С. Весна про­должается с апреля по май, в среднем за 4 года наблюдений (1993-1997 гг.) - 70,7 дней (Елаев, 1997). В это время преоб­ладает сухая неустойчивая погода. Лето (июнь-август) хо­лодное и умеренно прохладное. Продолжительность безмо­розного периода в среднем 83 дня. Средние температуры июля — +10-18,3°С, в центральных районах Баргузинской котловины — +18,2-19,2°С (Татарников, 1993). Осень (сен­тябрь-октябрь) более влажная и холодная, чем весна (Жу­ков, 1965). Средняя температура года —0,5°С. Минималь­ная температура воздуха отмечается в январе, в отдельные годы она опускается до -50-57°С. Самый теплый месяц -июль, его максимальная температура +30-35°С. Таким обра­зом, амплитуда между абсолютными минимальными и мак­симальными температурами достигает 92°С. Характерной особенностью климата этого района являются резкие суточ­ные перепады температуры воздуха. В мае-июле они до­ходят до 20-25°С. Последние весенние заморозки бывают вплоть до 10 июня, первые осенние иногда отмечаются уже 30 августа (Картушин, 1969).

Для исследуемой территории характерны ветры северных и северо-западных румбов. Направление преобладающих вет­ров определяется, главным образом, ориентировкой долины р. Баргузин. Максимум скорости ветра приходится в годовом цикле на апрель-май и в среднем за месяц достигает 2,6 м/с (Татарников, 1993).

Горный рельеф заповедника определяет крайнюю нерав­номерность в распределении осадков. По склонам гор созда­ются благоприятные условия для выпадения очень большого количества осадков, в высокогорьях до 1000 мм (Лямкин, 1977), тогда как днища межгорных речных долин и северная часть Баргузинской котловины получают 250-300 мм. Так, на западных склонах Икатского хребта на высоте 1459 м отмече­но среднее многолетнее количество атмосферных осадков 517 мм в год. Наибольшее количество осадков (50-55%) годо­вой суммы выпадает в июле-августе, наименьшее — в марте-июне (Преображенский и др., 1959).

Устойчивый снежный покров устанавливается в среднем 31/Х, разрушается - 2/V (Картушин, 1993). Высота снежного покрова в долине р. Баргузин (нижнее течение р. Джирга; местность «Умхей» близ кордона) — 15-20 см, значительно выше в гольцах — 35-40 см. Малоснежной является Баргузинская котловина: в отдельные годы сплошной снежный покров может даже отсутствовать (Помус и др., 1965; Лямкин, 1977). Число дней со снежным покровом в гольцовой части стыкующихся здесь хребтов на 2-3 месяца больше, чем в Бар­гузинской котловине, где снежный покров лежит 159 дней (Картушин, 1993; Елаев, (997а).

Как показали наши метео- и фенологические наблюде­ния, отраженные в Летописи природы, в году больше сол­нечных дней, облачность небольшая, что обеспечивает этому району заповедника значительную сумму солнечной радиа­ции — до 2000 часов в год. Это характерно в целом для Запад­ного Забайкалья (Фадеева, 1963; и др.)

Таким образом, для заповедника характерно увеличение количества осадков, выравнивание сезонного хода темпера­тур, уменьшение безморозного периода, снижение суммы биологически активных температур от речных долин к высо­когорьям. В климатическом отношении территория заповед­ника, особенно его юго-западный угол, близка к степным районам Южного Забайкалья.

Растительный покров

Таксономический состав флоры заповедника изучен край­не неравномерно. Отсутствуют инвентаризационные работы по грибам и водорослям, крайне мало данных о лишайни­ках и мохообразных. В частности, к настоящему времени для заповедника приводится 56 видов лишайников из 17 ро­дов и 13 семейств (Будаева, 1996), 114 видов мохообразных из 64 родов и 34 семейств (Тубанова, 1999). Более подроб­ные, но еще далеко не полные сведения имеются о флоре сосудистых растений. На данный момент в заповеднике вы­явлено более 650 видов сосудистых растений, относящихся более чем к 200 родам и 70 семействам (Аненхонов, 1995; Басхаева, 1999 и др.). Несмотря на пока еще неполную изу­ченность, во флоре сосудистых растений заповедника отчет­ливо проявляется ее бореальный и альпийско-арктоальпий-ский характер. На территории заповедника отмечено 5 ви­дов сосудистых растений, ранее занесенных в Красную кни­гу РСФСР (1988): башмачки настоящий и крупноцветко­вый, надбородник безлистный, мертензия мелкопильчатая, полушник щетинковидный; еще 14 видов занесены в Крас­ную книгу Бурятии (1988): арктоус альпийский, астрагал трехгранноплодный, карагана гривистая, чозения арбутоли-стная, башмачок пятнистый, гюльденштедтия весенняя, ли­лии волосистодольная и карликовая, черемуха уединенная, жирянка обыкновенная, родиолы четырехчленная и розо­вая, рододендроны Адамса и Редовского.

По ботанико-географическому районированию Байкаль­ской Сибири (Пешкова, 1985) территория заповедника «Джергинский» относится к Прибайкальскому округу За­байкальской провинции Восточно-Сибирской подобласти светлохвойных лесов Евроазиатской хвойно-лесной облас­ти. Расположение заповедника в горном районе (на стыке Баргузинского, Южно-Муйского и Икатского хребтов) пре­допределяет наличие высотно-поясной дифференциации растительного покрова его территории. Основные расти­тельные пояса на территории заповедника — лесной, под-гольцовый и гольцовый. Кроме того, на очень небольшой площади в его юго-западной части, где граница заповедни­ка проходит на небольшом протяжении по днищу Баргу­зинской котловины, представлены сообщества, которые формируют горно-лесостепной пояс (Намзалов, Басхаева, 1997). В долинах рек, речек и ручьев развиты различные ин-тразональные сообщества, в основном — кустарниковые, лу­говые и болотные.

В лесном поясе заповедника наиболее широко распрост­ранены леса из лиственницы Гмелина (даурской). Они гос­подствуют в северной половине заповедника и в верхней по­лосе отрогов хребтов и на их северных склонах в южной час­ти заповедника, где развита вечная мерзлота. Несколько мень­шее значение имеют сосновые леса, которые, наряду с ли­ственничниками, являются важным компонентом раститель­ного покрова Забайкалья. Они преобладают в южной части заповедника, а по мере продвижения к северу, с нарастани­ем абсолютной высоты местности, вытесняются лиственнич­никами на прогреваемые южные склоны. По днищам долин рек, но преимущественно в южной части заповедника, встре­чаются небольшие участки лесов из ели сибирской. Кедр (со­сна сибирская) произрастает преимущественно как примесь в лиственничных лесах на склонах северных румбов в южной и центральной части заповедника.

Для подгольцового пояса наиболее характерны кедрово-стланиковые заросли, лишь местами перемежающиеся с шер-стистоберезовыми сообществами. В гольцах встречаются раз­личные типы тундр (кустарничковые, лишайниковые, мохо­вые и др.), нивальные, приручейные и пустотные луга, сооб­щества курумников (каменных россыпей).

Небольшие участки степной растительности, приуро­ченные к крутым южным и юго-западным склонам («убу-ры», «елаканы») во флористическом и фитоценотическом отношении проявляют заметное сходство с таковыми, встре­чающимися в других районах Северного Забайкалья. Боль­шинство из них представляют собой экстразональные яв­ления, предваряющие расположенную на юге Забайкалья подзону лесостепи.

Типична для региона и интразональная растительность территории заповедника. Повсеместно в долинах рек встре­чаются заросли ивняков и несомкнутые группировки расте­ний прирусловых песков и галечников. Кроме них, неболь­шие площади по днищу долин рек занимают сообщества из своеобразного восточно-азиатского вида — чозении толокнянколистной (кореянки земляничниколистной), тополя ду­шистого, мирикарии длиннолистной. Заметную роль в рас­тительном покрове днищ небольших, но сравнительно ши­роких долин играют луга и ерники - сообщества из березы кустарниковой, а в Амутской котловине в верховьях р. Бар­гузин — из берез тощей и растопыренной. Присутствие ерни­ков связано с влиянием многолетней мерзлоты, колебанием температур и обильным увлажнением. Болотная раститель­ность в заповеднике представлена слабо, значительная забо­лоченность наблюдается только в Амутской котловине, где обычны болотистые лиственничные редколесия и ерники, а также сфагновые болота.

Лиственничные леса (из лиственницы Гмелина), предста­вляя собой один из наиболее характерных компонентов рас­тительного покрова заповедника, отличаются довольно вы­соким типологическим разнообразием. Наибольшие площа­ди они занимают в северной части заповедника (начиная от южной границы бассейна р. Ковыли), где многолетняя мерз­лота прерывается только под руслами относительно круп­ных рек и, возможно, под некоторыми убурами. Типичными для среднегорной полосы лиственничных лесов являются ба­гульниковые (с багульником болотным) и зеленомошные, за­нимающие склоны теневых экспозиций и подгорные шлей­фы; брусничные, рододендроново-брусничные (с подлеском из рододендрона даурского) и разнотравно-злаковые на скло­нах южных румбов. Верхнюю полосу лесного пояса обычно образуют моховые и лишайниковые лиственничные редколе­сья, нередко с ярусом из кедрового стланика или березы растопыренной. В долинах мелких водотоков, на всем протяже­нии лесного пояса, но особенно — в их верхнем течении, в лиственничниках формируется подлесок из ольхи кустарни­ковой (душекии), иногда довольно густой.

В травяно-кустарничковом ярусе лиственничников ба­гульниковых и зеленомошных обычны типичные таежные виды — голубика, брусника, линнея северная, грушанка ко-пытенелистная, часто встречаются осоки шаровидная и блед­ная, вейник лапландский. Моховой покров слагают широко распространенные виды: плевроциум Шребера, гилокомий блестящий, дикранум многоножковый и некоторые другие.

В брусничных и рододендроново-брусничных листвен­ничниках характерны представители группы таежного мел­котравья: майник двулистный, седмичник европейский, гру­шанка копытенелистная, ортилия однобокая, а также — овся­ница овечья, козелец лучистый и др. Лиственничники разно­травно-злаковые в травяно-кустарничковом ярусе содержат до 20-30 видов, из которых чаще встречаются кострец Пам-пелла, осоки стоповидная и амгунская, чина низкая, мерин-гия бокоцветная, смолевка ползучая, полынь пижмолистная и др. Нередко присутствуют ивы Бебба, козья, рододендрон даурский, не образующие сомкнутого яруса подлеска.

В лиственничных редколесьях у верхней границы леса на­чинают встречаться вейник Короткого, рододендрон золоти­стый, ива барбарисолистная, Кассиопея четырехгранная, цетрарии снежная и клобучковая, кладина звездчатая и др.

Сосновые леса представлены мезоксерофитными и мезо-фитными сообществами. Их местообитаниями в заповеднике являются склоны световых экспозиций, преимущественно в южной части заповедника, где они занимают до 60-70% лесо-покрытой площади. Наиболее обычными типами сосняков являются брусничные с подлеском из рододендрона даурско­го, разнотравно-злаковые и ксерофитно-низкотравные. Пос­ледние приурочены к южным, довольно крутым склонам и отличаются значительной остепненностью травяного яруса.

Сосняки брусничные по составу нижних ярусов сходны с лиственничниками брусничными. В отличие от них, сосняки разнотравно-злаковые характеризуются относительным сво­еобразием. Так, в них довольно обычны вейник тупочешуй-чатый, виды гераней (герань Власова и волосистотычинко-вая), ястребинка зонтичная, костяника каменистая, фиалки Селькирка и одноцветковая и др. К этим сообществам при­урочены виды башмачков (башмачок пятнистый, крупно­цветковый, настоящий), лилия кудреватая.

Для сосняков ксерофитно-низкотравных характерна не­которая разреженность древостоев, что в совокупности с су­хостью их местообитаний способствует произрастанию све­толюбивых ксерофитов и мезоксерофитов: мятликов степно­го и кистевидного, дендрантемы Завадского, зорьки сибирс­кой, астры альпийской, вики жилковатой и др.

Кедрово-стланиковые сообщества заповедника сравни­тельно однородны по своей флоре. Среди них выделяются лишь более увлажненные и сравнительно сухие сообщества. В первых, как правило, хорошо развит моховой покров, мо­гут быть довольно обильны кустарнички (багульник стелю­щийся, голубика); в сухих кедрово-стланиковых сообществах в напочвенном покрове доминирование переходит к кустис­тым лишайникам из родов кладония и цетрария.

Значительно типологическое разнообразие горно-тунд-ровой растительности, господствующей в гольцовом поясе заповедника. Так, например, среди кустарничковых тундр здесь отмечены сообщества с доминированием рододендрона Адамса, рододендрона золотистого, кассиопеи четырехгран­ной, дриады и др. Особый интерес представляет тундровое сообщество с доминантом — рододендроном Редовского, за­несенном в Красную книгу Бурятии (1988).

Лишайниковые тундры представлены кладониевыми, ум-биликариевыми, алекториевыми и др. Цветковые растения в них немногочисленны и малообильны. Это патриния сибир­ская, проломник Бунге, минуарция арктическая ива Турча­нинова и др.

Наиболее красочны в гольцовом поясе нивальные и приру­ченные луга, в которых пышно развиваются такие виды, как купальница замещающая, мертензия мелкопильчатая, диходон ясколковый, чемерица Лобеля, ветреница сибирская и др.

Своеобразны несомкнутые сообщества курумников. Здесь можно встретить такие характерные для них виды, как щи­товник пахучий, смородина душистая, полынь куроголовча-тая, рябинник Палласа.

Таковы основные черты флористического и типологичес­кого состава растительного покрова заповедника. В отноше­нии же территориального размещения разных флороценоти-ческих комплексов, в заповеднике можно отметить следую­щие интересные участки. Это Амутская котловина, долины рек Ковыли и Джирга, а также окрестности геотермальных источников «Умхей» и «Мегдельгун».

Амутская котловина находится в верховьях реки Баргу­зин в северной части заповедника и расположена почти на верхней границе лесного пояса. Ее днише представляет со­бой сложный комплекс в разной степени заболоченных ли­ственничных редколесий, ерников, лугово-болотных сооб­ществ, травяно-моховых (чаще сфагновых) болот, приреч­ных ивняков и лугов.

В долине реки Ковыли, протекающей по центральной части заповедника, весьма примечательны степные сообще­ства на крутых (до 40%) южных склонах правобережья до­лины и «луго-степи» на ровных участках днища долины. Эти сообщества образуют оригинальную мозаику, сочетаясь с типично таежными лиственничными и сосновыми лесами, заболоченными ерниками и осоково-моховыми болотами в старичных депрессиях, приречными сообществами чозе-нии, ив, тополя душистого и густыми мертвопокровными лиственничниками на прирусловых валах реки Ковыли и ее крупных притоков.

Наиболее полный профиль высотно-поясных комплек­сов растительности заповедника прослежен в бассейне р. Джирги, у южной границы заповедника. Именно здесь, от верховий реки до ее нижнего течения, последовательно сме­няются гольцовый, подгольцовый, лесной и лесостепной по­яса. Кроме того, вследствие близости к преимущественно степной Баргузинской котловине, здесь наиболее оптималь­ное для этой территории соотношение тепло- и влагообеспеченности. Благодаря этому долина Джирги отличается наи­большим участием темнохвойных пород (кедра, ели, пихты) в составе древостоев. Кроме того, здесь встречается ольха си­бирская, больше нигде в заповеднике не произрастающая.

В окрестностях термального источника «Умхей» сформи­рованы тростниковые заросли с довольно редким в регионе видом — вербейником даурским, а непосредственно вдоль уре­за русла стока термальных вод отмечены сообщества релик­тового для Северного Забайкалья вида — сыти бурой. В лесах, прилегающих к источнику, произрастают три вида башмачков, имеется целый ряд других представителей семейства орхидных.

Своеобразные растительные сообщества приурочены к тер­мальному источнику «Мегдельгун». Здесь отмечены разно­травные березово-еловые леса, заросли черемухи и рябинни­ка рябинолистного, сообщества аналогичные равнинным низ­котравным степям. Все эти сообщества совершенно не характерны для остальной заповедной территории и весьма редки в Северном Забайкалье. Кроме того, на приречных песках и галечниках, в серийных пойменных сообществах очень обы­чен эндемичный для региона остролодочник баргузинский.

Оценивая растительность в целом, можно сказать, что бла­годаря своему географическому положению территория за­поведника «Джергинский» охватывает значительную часть ландшафтного разнообразия Северного Забайкалья и даже Восточной Сибири с присущими им флороценотическими комплексами. При этом здесь наблюдается отмечаемое для Северного Забайкалья сочетание флороценотических комп­лексов «западного», «восточноазиатского» и «южного» (дауро-монгольского) типов.

Животный мир

В настоящее время на территории заповедника отмечен 201 вид позвоночных животных: рыб 6 видов, земноводных -3, пресмыкающихся - 4, птиц - 145, млекопитающих - 43 (Елаев и др., 1995; Елаев, 1996; Нагуслаев, 1996; Доржиев и др., 1997). Фауна беспозвоночных животных сравнитель­но слабо изучена. Она составляет пока 839 видов насекомых (включая Баргузинскую котловину), 164 вида пауков (Дани­лов, 1995, 1997; Рудых, 1995; Имехенова, Хобракова, 1997; Рудых, Власова, 1997). Дополнились также данные по видо­вому составу отдельных групп водных беспозвоночных жи­вотных (Сокольников, 1995; Буянтуев, Шевелева, 1996; Буянтуев и др., 1996; Буянтуев и др., 1997).

Ихтиофауну водоемов верховьев р. Баргузин представля­ют в основном озерно-речные виды — хариус, ленок и речной гольян, реже встречаются таймень и налим. Проведенные в июле 1995 г., морфо-биологические исследования хариуса, ленка и тайменя в верховьях р. Баргузин и оз. Балан-Тамур показали, что в горной части р. Баргузин обитает типичная речная форма восточно-сибирского хариуса. В оз. Балан-Та­мур обитает особая озерно-речная форма этого вида, которая близка к байкальскому хариусу, причем она представлена двумя фенотипами. Численность и ареал тайменя в бассейне озера Байкал катастрофически сокращается (Пронин и др., 1996), поэтому этот вид заслуживает особого изучения.

Фауна земноводных и пресмыкающихся бедна в видовом отношении. Из амфибий на территории заповедника встре­чаются сибирский углозуб и сибирская лягушка. Дальневос­точная квакша — вид, занесенный в Красную книгу Бурятии (1988) — отмечена в верхней части Баргузинской котловины у границ заповедника: на правом берегу реки Баргузин, в рай­оне острова Умхей, в нижнем течении реки Джирга (Елаев и др., 1995). Пресмыкающиеся также немногочисленны. По влажным заливным лугам, опушкам хвойных лесов, закраи­нам болот держится живородящая ящерица. Обыкновенный щитомордник встречается в южной части заповедника — на склонах гор южной экспозиции, по опушкам сосновых лесов и на выходах скал по долине р. Джирга. На горячих источни­ках, в частности на источнике «Умхей», расположенном на границе с заповедником, обитают изолированные популя­ции обыкновенного ужа и узорчатого полоза, включенные в Красную книгу Бурятии (1988).

Орнитофауна как наиболее многочисленная и динамич­ная группа позвоночных животных наглядно показывает ге­нетическую разнородность ее представителей. Из 145 досто­верно обитающих здесь видов /40,3% от общего числа видов северной части бассейна оз. Байкал (Доржиев, 1997/ гнездя­щихся и вероятно гнездящихся — 118, пролетных — 12, зиму­ющих — 4, залетных — 8. По типам фаун, конечно же, преобладают сибирские таежные виды — 55,9% (Елаев, Доржиев, 1993), встречаются, хотя и значительно меньше, китайские (13,2%) и европейские (12,7%) виды, наименьшую долю в гнездовой орнитофауне заповедника имеют транспалеаркты (5,5%), представители тибетской (5,9%), монгольской и арк­тической (по 2,9% соответственно) фаунистических групп (Иметхенов и др., 1999).

Орнитофауна заповедника имеет ярко выраженный горно-таежный характер. Основное ядро населения горной тайги составляют типичные лесные (таежные) виды: рябчик, боль­шая горлица, глухая кукушка, иглохвостый стриж, желна, пестрый дятел, пятнистый конек, кедровка, кукша, сойка, пеночки - таловка, зарничка, зеленая, корольковая, бурая, толстоклювая, мухоловки — малая, серая, сибирская, ширококлювая, краснозобый дрозд, буроголовая гаичка, обыкно­венный поползень, клесты — обыкновенный и белокрылый, полярная овсянка и др. (Елаев, 1996). К числу редких птиц данного природного комплекса относятся вальдшнеп, хищ­ники - сапсан, чеглок, дербник, филин, ушастая сова, ястре­биная сова, длиннохвостая и бородатая неясыти, сплюшка, мохноногий сыч, большая часть которых занесена в Красную книгу Бурятии (1988). Обитателями редких в заповеднике горно-долинных темнохвойных лесов являются желтоголо­вый королек и желтобровая овсянка — птицы, которые нахо­дят здесь предел своего распространения (Елаев, 1999). Ли­ственничное горное редколесье у верхней границы леса и в подгольцовье населяют такие редкие периферийные виды, как сероголовая гаичка и сибирская чечевица.

Население птиц высокогорий не отличается большим ви­довым разнообразием. Этот высотный пояс с лишайнико­выми тундрами, каменными россыпями и пятнами луго­вых тундр населяют преимущественно высокогорные виды птиц — белая и тундряная куропатки, горный дупель, чер­ный стриж, воронок, горный конек, завирушки — гималай­ская, бледная, краснобрюхая горихвостка. Иногда по зарос­лям кедрового стланика сюда залетают некоторые таежные виды — кедровка, сибирская чечевица, щур и др. (Елаев, 1996; Иметхенов и др., 1999). Во время осенне-зимних коче­вок белая куропатка может спускаться по межгорным пони­жениям в лиственничное редколесье. Горный дупель - ред­кий для заповедника вид. В зимний период несколько раз отмечался на незамерзающем субтермальном источнике «Миг-дельгун» у западной границы заповедника.

Весьма специфичным является население птиц горных степей, распространенных преимущественно у юго-западных пределов заповедника по долинам рек Баргузин, Джирга и в центральной части по долине р. Ковыли. Сочетание в сос­таве растительности реликтовых лесостепных ландшафтов, степных и таежных элементов определяет проникновение в эти природные комплексы степных и таежных видов живот­ных. Комплекс степных видов составляют черный коршун, могильник, чеглок, обыкновенная пустельга, рогатый и по­левой жаворонки, полевой конек, обыкновенная каменка и каменка-плясунья, красноухая овсянка. Практически все выше перечисленные виды представлены здесь изолирован­ными популяциями. Своеобразное сочетание с ними образу­ют в остепненных травяно-кустарниковых сосняках по скло­нам гор такие таежные виды, как тетеревятник, перепелят­ник, рябчик, большая горлица, филин, желна, пестрый дя­тел, пятнистый конек, сойка, славка-завирушка, зеленая пе­ночка, мухоловки - малая, сибирская, ширококлювая, си­бирская горихвостка, буроголовая гаичка, московка, обык­новенный поползень, обыкновенная чечевица, белошапоч-ная овсянка и др.

Своеобразно население птиц водоемов заповедника. Боль­шинство описываемых озер расположены в высокогорном поясе, частично захватывая верхнюю границу леса. Их бере­га покрыты преимущественно лиственничным редколесьем с кедровым стлаником, ерниковыми зарослями по берегам рек и горными тундрами в сочетании с нивальными луговинами и верховыми болотами. Фауна птиц представлена интерес­ным комплексом горно-таежных, высокогорных, водных и околоводных видов. Фоновыми для этих мест являются белая и тундряная куропатки, полярная овсянка, горная трясогуз­ка, пятнистый конек, кедровка и др. (Елаев, 1996). На гнез­довьях найдены орлан-белохвост, чеглок, ястребиная сова, занесенные в Красные книги различного ранга. По берегам рек встречаются большие крохали, малые зуйки, перевозчи­ки, трясогузки — желтая, желтоголовая, горная, белая, оляп­ки. На озерах отмечено гнездование чернозобой гагары, ле­бедя-кликуна, кряквы, черной кряквы, чирков-свистунков и трескунков, свиязи, широконоски, хохлатой чернети, каме-нушки, обыкновенного гоголя, горбоносого турпана, лутка, большого крохаля, фифи, большого улита, сизой чайки, реч­ной крачки и др. Из водоплавающих птиц заповедника в Крас­ную книгу Бурятии (1988) включены лебедь-кликун, числен­ность которого оценивается в 2-3 пары, черная кряква — 3-4 пары, каменушка — 5-6 пар, горбоносый турпан (Елаев и др., 1995; Юмов и др., 1999). Последний вид отмечается ежегод­но почти на каждом озере Амутской котловины и на перева­ле в долину р. Юргон.

Млекопитающие на территории заповедника представле­ны 43 видами. Здесь обитает 8 видов землероек (обыкновен­ная, темнолапая, плоскочерепная, средняя, малая, крошеч­ная, равнозубая бурозубки, обыкновенная кутора), которые населяют лесные местообитания и связаны с богатой лесной подстилкой. Из приведенных видов обыкновенная и средняя бурозубки отловлены в нижнем течении р. Джирга. Осталь­ные виды насекомоядных, как и другие виды мелких млеко­питающих, приводятся по материалам В.Ф. Лямкина (1977) и Ю.Г. Швецова, М.Н. Смирнова, Г.И. Монахова (1984).

Фауна рукокрылых сравнительно бедна. Отмечены два ши­роко распространенных вида — бурый ушан и северный кожа­нок, слабо изученные и редкие не только на территории за­поведника, но и в регионе. Распространены они в верхней части Баргузинской котловины в лесостепных участках. Так, бурый ушан найден у западной границы заповедника в сме­шанном лесу на берегу р. Баргузин в местности «Умхей». В качестве дневных убежищ мыши используют деревья — дуп­ла, полости под корой. Северный кожанок также встречает­ся у южных пределов заповедника, в частности, на кордоне «Джирга». Колония мышей располагалась под крышами жи­лых и хозяйственных построек.

Из зайцеобразных в заповеднике распространены заяц-беляк и северная пищуха. Заяц-беляк обычен, местами мно­гочислен в поймах рек и ручьев, в зарослях ерников. Север­ная пищуха также довольно обычный вид, встречающийся по берегам рек, ключей, в местах с выходами каменистых рос­сыпей и скал в лесном и подгольцовом поясах.

Грызуны — наиболее многочисленная группа, представ­ленная 15 видами (летяга, обыкновенная белка, азиатский бурундук, длиннохвостый суслик, черношапочный (камчат­ский) сурок, лесная мышовка, восточно-азиатская мышь, мышь-малютка, барабинский хомячок, ондатра, болыыеухая, красно-серая, красная, большая полевки, полевка-эконом­ка). Летяга на территории заповедника довольно обычна и часто встречается вдоль русел рек и ключей, что обусловлено наличием здесь дуплистых высокоствольных деревьев. Белка и бурундук занимают все типы лесов. Длиннохвостый сус­лик обитает только в низовьях р. Джирги на участках луго­вых степей. Большая полевка и восточно-азиатская мышь от­ловлены в различных биотопах в долине р. Джирги летом 1994 г. Большая полевка встречалась на лугах и в разнотрав­но-кустарниковом березовом лесу. Красная полевка отлавли­валась в различных типах смешанных лесов и в пойменных кустарниках. Восточно-азиатская мышь отмечена в березо­вом и смешанном лесах. Барабинский (даурский) хомячок встречается у западной границы заповедника, в нижнем тече­нии р. Джирга, по долине р. Баргузин в районе острова Умхей, где распространены сосновые леса. Ондатра встречается по р. Баргузин, вплоть до оз. Балан-Тамур. Высокой числен­ности не достигает из-за резких колебаний уровня воды и от­сутствия мелководных стариц, богатых кормовыми для вида растениями. Высокогорный комплекс видов не столь разно­образен, включает черношапочного сурка и большеухую по­левку, приуроченных к гольцовому и подгольцовому поясам с выходами скал и каменистых россыпей.

Из 14 видов хищных зверей, известных для территории за­поведника, 10 встречаются постоянно и занимают обширные территории. Так, волк распространен по всей территории за­поведника. В зимнее время держится по малоснежным учас­ткам по долинам рек, на нижних частях склонов гор, т.е. на тех же участках, где зимуют косули и благородные олени. По данным зимних учетов, в заповеднике обитает 3-4 волчьи се­мьи (Юмов, Доржиев, 1995, 1996). Лисица малочисленна и встречается в нижнем течении р. Джирги и по р. Баргузин в окрестностях острова Умхей, далеко в глубь заповедника не заходит. Бурый медведь распространен по всей исследуемой территории. Весной иногда образует скопления на крутых склонах по правобережью р. Ковыли. В годы обильного уро­жая кедрового стланика медведи собираются в подгольцовом поясе. В общем, более стабильным кормом для нагуливания запаса жира перед зимовкой для него служат ягодники, кото­рые распределены более или менее равномерно по террито­рии заповедника. Следы пребывания соболей отмечены прак­тически по всей территории заповедника. Наиболее обыч­ны они в верховьях рек по впадающим в них ключам. Часто встречаются следы соболей на участках леса, где в древостое начинает преобладать кедр. Росомаха встречается практичес­ки во всех биотопах. Горностай и ласка немногочисленны, второй вид более привязан к пойменным стациям. Колонок занимает нижние и средние части гор и держится преимуще­ственно по руслам рек и ключей, занимая уремные стации. Выдра — вид, занесенный в Красную книгу Бурятии, — отме­чена здесь по всем крупным рекам. В зимнее время звери со­средотачиваются в местах с непромерзающими полыньями, каковых немало на исследуемой территории. Численность этого вида в заповеднике оценивается в 10-12 особей (Юмов, Доржиев, 1995). Рысь более или менее равномерно распрос­транена по заповеднику.

Кроме указанных видов хищных млекопитающих, на тер­риторию заповедника из Баргузинской котловины могут захо­дить солонгой, степной хорь, барсук. Также не исключено про­никновение по р. Баргузин в заповедник американской нор­ки — интродуцированного вида, успешно расширяющего ареал. Фауна копытных насчитывает 6 видов. Кабан отмечен в йияйкял- гепеийй-(7. Дкщгпг й-ггстрг. бкргужк - в тгзовьях рек Ковыли и Аматхан. Кабарга широко распространена по запо­веднику. В наиболее благоприятных местообитаниях обра­зует скопления. Благородный олень (изюбрь) встречается практически по всей территории. Местами сезонных кон­центраций этих оленей являются долины рек Джирга, Ковыли, Аматхан и Биранкур. Косуля сосредоточена в нижнем и среднем течении р. Джирга, нижнем течении р. Ковыли. В остальных частях заповедника редка. Лось сравнительно рав­номерно распределен по заповеднику. Заметно тяготение к берегам водоемов и ерниковым зарослям. У верхней грани­цы леса и в высокогорных тундрах постоянно держится лес­ной подвид северного оленя. Зимой на озерах Амут, Малан-Зурхен и Балан-Тамур фиксировались стада до 50-60 голов (Юмов, Доржиев, 1995).

Интересен факт захода на нынешнюю территорию запо­ведника пары снежных баранов, который зафиксирован ин­спектором охраны В. Г. Устиновым в октябре 1987 г.

Особо ценные зоологические объекты заповедника до это­го специально практически не описывались. К ним можно отнести места постоянного обитания реликтовых, перифе­рийных, «островных» (изолированных) популяций и «крас­нокнижных» видов беспозвоночных, земноводных, пресмы­кающихся и млекопитающих, гнездовья птиц (Елаев и др., 1995; Рудых, 1995; Иметхенов и др., 1997, 1998).

В озерах Амутской котловины выявлено обитание редких в Восточной Сибири видов водных беспозвоночных — Не-terocope borealis, Pleuroxus trigonellus, Daphnia longispina arctica, Ophryoxus gracilis, Strebloceros serricaudatus, реликтовых и эндемичных форм — Acanthobdella pelidina, Paratanytarsus baicalensis, сем. Blepharoceridae и др. (Буянтуев и др., 1996; Буянтуев и др., 1997).

Своеобразна фауна беспозвоночных животных горячих ис­точников. В Кучигерских источниках, расположенных к запа­ду от заповедника в окрестностях с. Улюнхан, был найден обыкновенный водяной скорпион (Nepa cinerea L.). Примеча­тельно, что найденный экземпляр отличался большими раз­мерами по сравнению с теми, что приводятся в определителях по этому виду. На курорте Умхей отмечена единственная в Баргузинской долине колония Bembex sp. (сем. Пчелиные). По-видимому, местообитания этих роющих ос в условиях Се­веро-Восточного Прибайкалья приурочены к песчаным по­чвам вблизи горячих источников. По данным арахнолога С.Н. Данилова, здесь же обитает крупный паук доломедес (Dolome-des sp.), которого до сих пор не находили в других районах Бу­рятии. Пауки этого вида ведут скрытный образ жизни. Они были обнаружены в купальнях и под настилами в условиях повышенной влажности. К горячим источникам также тяготе­ют популяции нарывников из родов Meloe, Mylabris и Lytta с необычно большой плотностью, которая на порядок выше, чем, например, у аналогичных видов в долине р. Джирга.

Уникальна фауна чешуекрылых заповедника и его окрес­тностей. Так, на территории заповедника в нижнем течении р. Джирга отмечена черная медведица (Epatolmis caesarea Go-eze) — редкий локальный лугово-степной вид. Гусеницы этой бабочки развиваются на двудольных. Здесь же и на термаль­ном источнике р. Сея — левого притока р. Баргузин — была обнаружена придворная медведица — Hyphoraia aulica L. — редкий в Забайкалье вид. В заповеднике встречаются также виды, занесенные в Красную книгу Бурятии. Парусник маха­он (Papilio machaon L.) распространен в заповеднике повсе­местно, но повсюду малочислен. Западно-палеарктический лугово-степной вид — аполлон (Parnassius apollo L.) — найден в нижнем течении р. Джирга. Лет его длится в течение всего июля и в первой" половине августа, гусеницы развиваются на очитках из семейства толстянковых.

На территории заповедника сейчас обитает 29 видов на­земных животных, занесенных в Красную книгу Бурятии: аполлон восточный, махаон сибирский, таймень, черный аист, лебедь-кликун, черная кряква, касатка, каменушка, горбоносый турпан, большой подорлик, могильник, беркут, орлан-белохвост, кречет, сапсан, чеглок, дербник, белая сова, фи­лин, ястребиная сова, длиннохвостая неясыть, крапивник, малая пестрогрудка, желтоголовый королек, обыкновенная пищуха, усатая ночница, бурый ушан, речная выдра, север­ный олень. Красная книга России представлена здесь 8 вида­ми: даватчан, черный аист, могильник, беркут, орлан-бело­хвост, кречет, сапсан, филин, из них в Красную книгу МСОП включен орлан-белохвост. Из всех перечисленных видов на гнездовании в заповеднике отмечены черный аист, беркут, орлан-белохвост, дербник (Елаев, Доржиев, 1993; Елаев и др., 1995). Во время пролета и зимой изредка встречаются хищные птицы — кречет, сапсан. Встречи с этими птицами регистрировались в верхней части Баргузинской котловины, в частности, в районе кордона «Джирга».

На Аллинских, Умхейских, Кучегерских горячих источни­ках, находящихся недалеко от границ заповедника, обитают реликтовые популяции обыкновенного ужа и узорчатого по­лоза, которые в условиях заповедника и, в целом, Северо-Во­сточного Прибайкалья приурочены к термальным источникам.

Для редких и исчезающих видов единственным стабили­зирующим фактором и возможностью спасения многих ред­ких и исчезающих видов животных в настоящее время явля­ются особо охраняемые природные территории. На «Джергинском» заповеднике лежат задачи сохранения биологичес­кого разнообразия и экологического просвещения местного населения (Елаев, 1994, 1995; Yelaev, 1995; Елаева, Елаев, 1998).

Современное состояние экосистем

Вследствие труднодоступности на территории «Джергинского» заповедника, даже до его организации, интенсивной хозяйственной деятельности не проводилось. Лишь в юж­ной части незначительные площади охватили рубками леса. Поэтому с точки зрения сохранности экосистем территория заповедника в целом близка к состоянию «эталона приро­ды». Большинство природных систем представляют собой достаточно целостные природно-территориальные комп­лексы, охватывающие все ландшафтно-высотные пояса, что позволяет этим комплексам относительно автономно функ­ционировать и развиваться.

В настоящее время антропогенное влияние на природные экосистемы проявляется в центральной части заповедника -по долине р. Ковыли, левого притока р. Баргузин, — где в лет­нее время на участке отчуждения, находящемся в ведении крестьянского хозяйства «Улюнханский» производится вы­пас небольшого поголовья скота. Идет прямое воздействие на осоково-злаковые луга, ивняки и местами на лиственнич­ные леса с подлеском из рододендрона даурского, растущих по склонам обрамляющих гор. Выгон и пастьба скота в этом районе сопровождается рубкой древесно-кустарниковой рас­тительности на дрова, распугиванием животных.

Территория заповедника вдоль действующей автотрассы «Тазы-Уоян», проходящей по всем межгорным понижениям и таежным среднегорным ландшафтам центральной части за­поведника, подвержена антропогенному влиянию в течение круглого года. Изменения в экосистемах в основном узколо­кальны и заключаются в случаях рубки древесно-кустарни­ковой растительности во время поломки автомашин, слива ГСМ в реки и на почву при прохождении вброд и объезде труднопроходимых мест, незаконного отстрела животных и шумовых эффектах, а также в заносах синантропных видов.

Другая опасность — пожары, имеющие преимущественно естественное происхождение.

Научно-исследовательская деятельность

Верховья реки Баргузин и Икатский хребет долгое время оставались практически не исследованными. Отдельные све­дения о природе той территории, которая вошла в состав за­поведника, можно было найти только в сборнике научных трудов Лимнологического института СО РАН, составленном по результатам экспедиционных работ, проведенных сотруд­никами Института в начале 80-х годов. В статьях освещались преимущественно вопросы гидрологии, гидробиологии. Так, особенностям гидрологического режима, происхождения и морфометрии озер Амутской котловины посвящена статья В.Б. Выркина (1986). Краткие сведения по ихтиофауне и зоо-бентосу водоемов верховьев Баргузина содержатся в работах СВ. Каницкого (1986), Е.Л. Евстигнеевой и В.И. Лазаревой (1986). С организацией заповедника исследование гидроби-онтов были продолжены усилиями сотрудников Института общей и экспериментальной биологии СО РАН (ИОЭБ СО РАН). В 1994-1995 гг. ихтиофауну водоемов изучали Н.М. Пронин, А.Н. Литвинов, Ю.А. Сокольников, которые разра­батывали специальную тему по современному состоянию и возможности реабилитации тайменя в байкальских реках (Про­нин и др., 1996). Одновременно Ю.А. Сокольниковым и В.А. Буянтуевым велось изучение зоопланктона и бентоса в озе­рах и на р. Баргузин (Сокольников, 1995; Буянтуев, Шевеле­ва, 1996; Буянтуев и др., 1996; Буянтуев и др., 1997).

Микробиологические исследования водоемов заповед­ника и прилегающих территорий начались с 1996 г., в ос­новном ограничивались термальными источниками (Намсараев и др., 1997), пресными и содовыми озерами Баргу­зинской котловины.

Ботанические исследования на территории заповедника проводились еще до его организации. Наиболее существен­ный вклад в познание флоры его территории был внесен при изучении высокогорной флоры Станового нагорья (Высоко­горная флора..., 1972). Позднее были проведены ландшафт-но-геоботанические (Моложников, 1986) и гидроботаничес­кие (Азовский, 1988) исследования. Однако полученные в результате этих работ сведения отражают лишь отдельные ас­пекты растительного покрова заповедника. Целенаправлен­ные исследования, ориентированные на инвентаризацию ра­стительного покрова заповедника «Джергинский», начались с 1994 г. и проводились О.А. Аненхоновым, С.Э. Будаевой, Д.Я. Тубановой, Т.Г. Басхаевой, Б.Б. Намзаловым и др.

В фаунистическом отношении сравнительно лучше были изучены нижнее и среднее течение реки Баргузин, предгорья Баргузинского хребта (см. обзоры: Елаев, Доржиев, 1993, Ела­ев, 1994). Так, детальные исследования птиц и млекопитаю­щих по Баргузинской котловине, проведенные В.Ф. Лямки-ным (1977), лишь частично захватили южную часть ныне су­ществующего заповедника. По основной территории запо­ведника какие-либо сведения по наземным позвоночным до недавнего времени полностью отсутствовали. Данный пробел был восполнен сотрудниками Института систематики и эко­логии животных СО РАН (Новосибирск), Бурятского госу­ниверситета, Музея природы Бурятии и заповедника, в раз­ные годы изучавшими здесь птиц: Э.Н. Елаевым, Б.О. Юмо-вым, В.Е. Ешеевым, М.Т. Нагуслаевым, Ц.З. Доржиевым; и млекопитающих: Цыр.З. Доржиевым, Б.О. Юмовым, Л.Н. Калининой, Г.И. Бороноевой, Б.Б. Бадмаевым, Л.В. Шедогоевой. За период исследований установлены видовой со­став, численность и выявлены осока, уточнены фаунистичес-кие списки животных прилегающих территорий.

Арахно- и энтомофауну района заповедника начали изу­чать только с 1994 г. Первые сборы пауков, жуков и чешуекрылых были сделаны на территории заповедника сотрудни­ками Института систематики и экологии животных СО РАН С.Н. Даниловым и С.Г. Рудых. После этого изучение фауны насекомых и пауков приобрело более или менее планомер­ный характер. В 1996 г. на территории заповедника и его ок­рестностях работала комплексная российско-финская экспе­диция, в задачи которой входило обследование всей север­ной части Баргузинской котловины. В 1997 г. в составе ком­плексной экспедиции Бурятского госуниверситета здесь про­водила сборы насекомых Л.Ц. Хобракова. Результатом этих исследований стал ряд статей в сборниках Трудов заповедни­ка, который позволил составить довольно целостное пред­ставление о видовом составе и экологии наземных беспозво­ночных исследуемого региона (Данилов, 1995, 1997; Рудых, 1995, 1999; Рудых, Власова, 1997; Иметхенова, Хобракова, 1997).

Краткую геоморфологическую характеристику исследуе­мой территории можно найти в специальной монографии, посвященной Северному Прибайкалью (Геоморфология ..., 1981). В дальнейшем обстоятельное описание геоморфоло­гии и тектонических явлений непосредственно на террито­рию заповедника приводит сотрудник Восточно-Сибирского государственного технологического университета А.Б. Имет-хенов (Иметхенов, 1995, 1998; Иметхенов, Нимаева, 1995). Им же и его учениками впервые было дано обоснование к выделению заповедника в качестве особо ценной природной территории, выявлены уникальные природные объекты как на территории заповедника, так и за его пределами (Иметхе­нов и др., 1997; Иметхенов и др., 1998).

Икатский хребет, где находится заповедник, как и, в це­лом, Северное Прибайкалье, был и остается одним из самых мало исследованных районов в почвенно-географическом отношении. Первая почвенно-экологическая трансекта была заложена в 1995 г. в южной части заповедника по долине рек Баргузин и Джирга.

На охраняемой территории ведутся метеорологические наблюдения. С марта 1997 г. к этой работе присоединились сотрудники метеостанции «Тасса», практически примыкаю­щей к территории заповедника. Заложено 25 пробных пло­щадок с целью мониторинга пирогенных и естественных эко­логических сукцессии, 7 постоянных маршрутов по учету чис­ленности млекопитающих.

Практически с самого начала функционирования запо­ведника действует Ученый совет, в который, кроме сотруд­ников заповедника, входят приглашенные специалисты из Бурятского научного центра и вузов республики. Так, в со­ставе Совета три доктора наук — ведущие специалисты в об­ласти ботаники, зоологии и геоморфологии. Основной темой научно-исследовательской работы заповедника до 2000 г. яв­лялась инвентаризация природных объектов и явлений запо­ведника. В настоящее время сотрудники заповедника начали работать над проблемой «Современное состояние природных экосистем заповедника и оценка антропогенного влияния на приграничных территориях», которая предполагает осуще­ствление мониторинговых исследований как на территории заповедника, так и за его пределами.

Кроме «Летописи природы» научный отдел заповедника разрабатывал и проводил исследования по нескольким про­граммам, направленным на разработки научных основ сохра­нения редких и исчезающих видов позвоночных животных Забайкалья. В частности, «Состояние популяций тайменя в Байкальском регионе и возможность реабилитации исчезаю­щего вида» (1996), «Баргузинская котловина как ключевая орнитологическая территории России» (1998), «Сохраним леса Баргузинского Прибайкалья» (1999) и др.

В настоящее время идет формирование научной библио­теки, картотеки редких и исчезающих видов растений и жи­вотных, собираются научные и экспозиционные ботаничес­кие и зоологические коллекции.

Результаты научно-исследовательской деятельности на­шли отражение в трех выпусках трудов заповедника (1995, 1997, 1999), в ряде региональных сборников (1996) и в двух коллективных монографиях (1993, 1998).

Заповедник активно поддерживает прочные связи с вуза­ми. За последние два года на его территории прошли поле­вые практики студентов-биологов БГУ, студентов^о эколо­гическому менеджменту Восточно-Сибирской государствен­ной академии культуры и искусства. Студенты на основе со­бранных материалов выполняют курсовые и дипломные ра­боты, выступают с докладами на студенческих научных кон­ференциях, принимают участие в мероприятиях, посвящен­ных «Маршу парков». Успешно защитили кандидатские дис­сертации по разным естественнонаучным специальностям два сотрудника заповедника. Большое внимание уделяется и экологической пропаганде (Елаев, 19976).

Литература

Агроклиматические ресурсы Бурятской АССР. Л., Гидромете-оиздат, 1974, 176 с.

Азовский М.Г. Флора и растительность озер Северного и Се­веро-Восточного Прибайкалья. Автореф. канд. дисс. Но­восибирск, 1988, с. 17.

Аненхоиов О.А. Материалы к флоре заповедника «Джергинский»: двудольные долины реки Джирга. // Биоразнообра­зие экосистем Прибайкалья. Труды заповедника «Джергинский». Вып. 1. Улан-Удэ, 1995, с. 38-48.

Арефьева В.А., Вендров С.А., Дрейер Н.Н., Россолимо Л.Л. Воды. // Предбайкалье и Забайкалье. М., Наука, 1965, с. 139-183.

Атлас Забайкалья (Бурятская АССР и Читинская область). М., Иркутск, ГУГК, 1967, 175 с.

Белов А.В., Гаращенко А.В., Кротова В.М. и др. Карта расти­тельности юга Восточной Сибири. М., 1972.

Банзаракцаева Т.Г., Намсараев Б.Б., Горленко В.М. Пресные и содовые озера Баргузинской долины. // Биологические ресурсы Северного Прибайкалья: современное состояние и мониторинг. Труды заповедника «Джергинский». Вып. 3. Улан-Удэ, 1999, с. 4-10.

Баргузинская котловина. Улан-Уде, 1993.

Барышников Г.Ф., Гаррут В.Е., Громов И.М. и др. Каталог млекопитающих СССР (плиоцен — современность). Л., Наука, 1981,456 с.

Басхаева Т.Г. Некоторые дополнения к флоре заповедника «Джергинский». // Биологические ресурсы Северного При­байкалья: современное состояние и мониторинг. Труды за­поведника «Джергинский». Вып. 3, Улан-Удэ, 1999, с. 22-23.

Басхаева Т.Г., Балдаева Р.А. Овсяницы заповедника «Джер­гинский». // Там же, с. 21-22.

Биологические ресурсы Северного Прибайкалья: современное состояние и мониторинг. Труды заповедника «Джергин­ский». // отв. ред. Э.Н. Елаев, Вып. 3, Улан-Удэ, Изда­тельство БГУ, 1999, 110 с.

Биоразнообразие экосистем Прибайкалья. Труды заповедника «Джергинский» (Отв. ред. Э.Н. Елаев), Вып. 1, Улан-Удэ, 1995, 108 с.

Болд А., Доржиев Ц.З., Юмов Б.О., Цэвэмядаг Н. Фауна птиц бассейна озера Байкал. // Экология и фауна птиц Восточ­ной Сибири, Улан-Удэ, БНЦ СО РАН* 1991, с. 3-24.

Будаева С.Э. Лишайники заповедника «Джергинский». // Состояние и проблемы особо охраняемых природных тер­риторий Байкальского региона. Мат-лы республ. совещ. Улан-Удэ, 1996, с. 37-41.

Буянтуев В.А., Шевелева Н.Г. Некоторые результаты изуче­ния зоопланктона и бентоса горных водоемов заповедни­ка «Джергинский». // Там же, с. 41-43.

Буянтуев В.А., Шевелева Н.Г., Рожкова Н.А., Евстигнеева Т.Д. Разнообразие зоопланктона и бентоса в высокогорных озе­рах Забайкалья. // Сохранение биологического разнообра­зия в Байкальском регионе: проблемы, подходы, практи­ка. Тез. докл. I регион, конф. т. 1. Улан-Удэ, БНЦ СО РАН, 1996, с. 152-154.

Буянтуев В.А., Ербаева Э.А., Шевелева Н.Г., и др. Беспозво­ночные в экосистемах рек и озер бассейна р. Баргузин. // Состояние и проблемы охраны природных комплексов Северо-Восточного Прибайкалья. Труды государствен­ного заповедника «Джергинский». Вып. 2, Улан-Удэ, 1997, с. 51-54.

Выркин В.Б. Морфометрия и некоторые особенности при­роды озер Амутской котловины. // Озера Баргузинской долины. Новосибирск, Наука, 1986, с. 43-46.

Высокогорная флора Станового нагорья. Ред. Л.И. Малышев. Новосибирск, Наука, 1972, с. 270.

Гагина Т.Н. Птицы бассейна реки Баргузин. // Тр. Баргузинс-кого гос. заповедника. Улан-Удэ, 1960, Вып. 2, с. 115-126.

Гагина Т.Н. Птицы Восточной Сибири (Список и распрост­ранение). // Тр. Баргузинского гос. заповедника. Улан-Удэ, 1961, Вып. 3, с. 99-123.

Геоморфология северного Прибайкалья и Станового нагорья. // Д.Б. Базаров, И.Н. Резанов, Р.Ц. Будаев, А.Б. Иметхенов и др. М., Наука, 1981, 198 с.

Гусев O.K. Новые данные по орнитофауне Прибайкалья. // Орнитология. М., Изд-во МГУ, 1965, Вып. 7, с. 87-91.

Данилов С.Н. Пауки Джергинского заповедника. // Биораз­нообразие экосистем Прибайкалья. Труды заповедника «Джергинский». Вып. 1, Улан-Удэ, 1995, с. 53-64.

Данилов С.Н. Новые данные по фауне пауков заповедника «Джергинский». // Состояние и проблемы охраны при­родных комплексов Северо-Восточного Прибайкалья. Тру­ды государственного заповедника «Джергинский». Вып. 2, Улан-Удэ, 1997, с. 55-59.

Доржиев Ц.З. Симпатрия и сравнительная экология близких видов птиц. Улан-Удэ, 1997, с. 9-28.

Доржиев Ц.З., Ешеев В.Е. Орнитологические находки в Юго-Западном Забайкалье. // Орнитология. М., Изд-во МГУ, 1991. Вып. 25, с. 156-158.

Доржиев Ц.З., Хабаева Г.М., Юмов Б.О. Животный мир Бу­рятии (состав и распределение наземных позвоночных). Иркутск, 1986, 203 с.

Доржиев Ц.З., Юмов Б.О., Доржиев Цыр.З., Гармаев Ц.Д. До­полнение к списку птиц заповедника «Джергинский» (Се­веро-Восточное Прибайкалье). // Состояние и проблемы охраны природных комплексов Северо-Восточного При­байкалья. Труды государственного заповедника «Джер­гинский». Вып. 2, Улан-Удэ, 1997, с. 80-82.

Евстигнеева Е.Л., Лазарева В.И. Зообентос озер Баргузинс­кой котловины. // Озера Баргузинской долины. Новоси­бирск, Наука, 1986, с. 113-120.

Елаев Э.Н. Программа исследований биоразнообразия в но­вом заповеднике «Джергинский». // Байкал — природная лаборатория для исследования изменений окружающей среды и климата, т. 7, Серия: «Ландшафты и биота Бай­кальского региона». Иркутск, 1994, с. 11-12.

Елаев Э.Н. Особо охраняемые природные территории в сис­теме экологического образования. // «Национально-реги­ональные особенности экологического образования и вос­питания». Улан-Удэ, 1995, с. 43-45.

Елаев Э.Н. Материалы по размещению птиц северо-запад­ных склонов Икатского хребта (Прибайкалье) в гнездовой период. // Состояние и проблемы особо охраняемых при­родных территорий Байкальского региона. Мат-лы рес­публ. совещ. Улан-Удэ, изд-во БГУ, 1996, с. 46-50.

Елаев Э.Н. Экологическое образование населения в заповед­нике «Джергинский»: итоги и перспективы. // Состоя­ние и проблемы охраны природных комплексов Северо-Восточного Прибайкалья. Труды государственного запо­ведника «Джергинский». Вып. 2, Улан-Удэ, 1997, с. 9-12.

Елаев Э.Н. К фенологии пролета птиц в Баргузинской котло­вине (Северо-Восточное Забайкалье). // Там же, с. 82-88.

Елаев Э.Н. Об основных направлениях эколого-просвети-тельской деятельности заповедника «Джергинский». // Экология Южной Сибири — 2000 год. Абакан, изд-во Ха­касе, ун-та, 1997, с. 57-58.

Елаев Э.Н. Редкие и исчезающие виды птиц заповедника «Джергинский» (анализ современного состояния и охра­на). // Биологические ресурсы Северного Прибайкалья: современное состояние и мониторинг. Труды заповедни­ка «Джергинский». Вып. 3, Улан-Удэ,   1999, с. 54-57.

Елаев Э.Н., Доржиев Ц.З. Животный мир: современное со­стояние, экология и охрана наземных позвоночных. // Се­вер Бурятии, Улан-Удэ, БНЦ СО РАН, 1993, с. 158-176.

Елаев Э.Н., Доржиев Ц.З. Государственный заповедник «Джер­гинский» (история создания, итоги и перспективы рабо­ты). // Биоразнообразие экосистем Прибайкалья. Тр. за­поведника «Джергинский». Вып. 1, Улан-Удэ, 1995, с. 3-8.

Елаев Э.Н., Елаева Н.Г. Учебно-познавательные тропы как средство пропаганды экологических знаний (на примере заповедника «Джергинский»). // Мат-лы per. научн.-практ. конф. Улан-Удэ, изд-во БГУ, 1999, с. 151-152.

Елаев Э.Н., Ешеев В.Е., Доржиев Цыр.З., Мункуева Н.А. К осенней миграции птиц в Баргузинском Прибайкалье: учет 1999 г. // Биологические ресурсы Северного Прибай­калья: современное состояние и мониторинг. Труды запо­ведника «Джергинский». Вып. 3, Улан-Удэ, 1999, с. 48-54.

Елаев Э.Н., Доржиев Цыр.З., Юмов Б.О., и др. Материалы к фа­уне позвоночных заповедника «Джергинский». // Биоразно­образие экосистем Прибайкалья, Улан-Уде, 1995, с. 70-90.

Елаева Н.Г., Елаев Э.Н. Экологические тропы как один из методов сохранения биоразнообразия Баргузинского При­байкалья. // Биология на пороге XXI века. Мат-лы рес­публ. научн. конф. студ., аспир. и мол. ученых. Улан-Удэ, изд-во БСХА, 1998, с. 57-59.

Ешеев В.Е. К вопросу создания Музея природы в заповедни­ке «Джергинский». // Состояние и проблемы охраны при­родных комплексов Северо-Восточного Прибайкалья. Тру­ды государственного заповедника «Джергинский». Вып. 2. Улан-Удэ, 1997, с. 89-90.

Жуков В.М. Климат. // Предбайкалье и Забайкалье. М., На­ука, 1965, с. 17-19.

Замана Л.В. Мерзлотно-гидрологические и мелиоративные условия Баргузинской впадины. Новосибирск, Наука, 1988, 126 с.

Иметхенов А.Б. Памятники природы Бурятии. Улан-Удэ, 1990, 157 с.

Иметхенов А.Б. Особенности морфоструктуры верховья реки Баргузин. // Биоразнообразие экосистем Прибайкалья. Тр. заповедника «Джергинский». Вып. 1, Улан-Удэ, 1995, с. 22-26.

Иметхенов А.Б., Нимаева М.Н. К происхождению и морфо­логии озер Амутской котловины (Северо-Восточное При­байкалье). // Там же, с. 27-29.

Иметхенов А.Б., Елаева Н.Г., Рудых С.Г. Уникальные при­родные объекты и комплексы заповедника. // Природа за­поведника «Джергинский», Улан-Удэ, 1998, с. 59-63.

Иметхенов А.Б., Нимаева М.Н., Иметхеиов О.А. О включении в Список государственного свода особо охраняемых при­родных объектов верховий р. Баргузин (заповедник «Джер­гинский»). // Состояние и проблемы охраны природных комплексов Северо-Восточного Прибайкалья. Труды го­сударственного заповедника «Джергинский». Вып. 2. Улан-Удэ, 1997, с. 13-20.

Иметхенов А.Б., Елаев Э.Н., Елаева Н.Г., Доржиев Цыр.З. Оценка ландшафтной и орниофаунистической репрезен­тативности заповедника «Джергинский». // Биологичес­кие ресурсы Северного Прибайкалья: современное состо­яние и мониторинг. Труды заповедника «Джергинский». Вып. 3, Улан-Удэ, 1999, с. 24-39.

Имехенова Т. К., Хобракова Л.Ц. К фауне насекомых запо­ведника «Джергинский» (Северное Прибайкалье). // Со­стояние и проблемы охраны природных комплексов Севе­ро-Восточного Прибайкалья. Труды государственного за­поведника «Джергинский». Вып. 2, 1995, с. 71-79.

Каницкий СВ. Биологическая характеристика рыб озер Бар-гузинской котловины. // Озера Баргузинской долины. Но­восибирск: Наука, 1986, с. 148-156.

Картушин В.М. Сумма температур воздуха за период с темпе­ратурами выше 10° (карта М 1:5000000). // Атлас Забайка­лья. М., Иркутск, Гидрометеоиздат, 1967.

Картушин В.М. Агроклиматические ресурсы юга Восточной Сибири. Иркутск, 1969, 99 с.

Картушин В.М. Температура воздуха. Январь. Июль. Снеж­ный покров, (карта М 1:250000). // Атлас Байкал. М., 1993.

Климатологический справочник СССР. Вып. 23, Бурятская АССР, Читинская область и западная часть Амурской об­ласти. М.-Л., Гидрометеоиздат, 1950.

Кожов М.М. Пресные воды Восточной Сибири. Иркутск, Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1950, 368 с.

Красная книга Бурятской АССР. Животные и растения. Улан-Уде, 1988, 416 с.

Ладейщиков Н.П. Особенности климата крупных озер. М., Наука, 1982, 136 с.

Лямкин В.Ф. Земноводные и пресмыкающиеся некоторых котловин Забайкалья. // Изв. Вост.-Сиб. отд. ГО СССР, Иркутск, 1969, т. 66, с. 98-106.

Лямкин В.Ф. Зоогеография млекопитающих и птиц Баргу­зинской котловины. // Региональные биогеографические исследования в Сибири. Иркутск, 1977, с. 111-177.

Мизандронцева К.Н. Климат озера Байкал в погодах. Новоси­бирск, 1985, 159 с.

Моложников В.Н. Ландшафтно-растительная характеристи­ка основных природных комплексов верховий р. Баргу­зин. // Озера Баргузинской долины. Новосибирск, На­ука, 1986, с. 15-21.

Нагуслаев М.Т. Орнитокомплексы кустарниковых сообществ заповедника «Джергинский». // Состояние и проблемы особо охраняемых природных территорий Байкальского региона. Мат-лы республ. совещ. Улан-Удэ, Изд-во БГУ, 1996, с. 43-46.

Намзалов Б.Б. Краткая характеристика растительности Джер-гинского заповедника. // Биоразнообразие экосистем При­байкалья. Труды заповедника «Джергинский». Вып. 1. Улан-Удэ, 1995, с. 30-37.

Намзалов Б.Б., Басхаева Т.Г. О структуре растительности гор­ной лесостепи долины р. Джирги (Баргузинская котлови­на. Северное Прибайкалье). // Состояние и проблемы ох­раны природных комплексов Северо-Восточного Прибай­калья. Труды заповедника «Джергинский». Вып. 2. Улан-Удэ, 1997, с. 44-51.

Намсараев Б.Б., Горленко В.М., Намсараев З.Б., и др. Био­разнообразие микроорганизмов термальных источников Баргузинского Прибайкалья. // Там же, с. 34-42.

Насекомые зоны БАМ. Новосибирск, Наука, 1987.

Озера Баргузинской долины. Новосибирск, Наука, 1986.

Павловский Е.В. Геологическая история и геологическая структура Байкальской горной области. // Тр. ИГН АН СССР. Вып. 99, сер. геол. № 31, 1948, 176 с.

Петроченко Ю.Н., Водопьянов П.В., Иванова М.М. Расти­тельность. // Высокогорная флора Станового нагорья. М., Наука, 1972, с. 21-36.

Пешкова Г.А. Растительность Сибири. Прибайкалье и Забай­калье. Новосибирск, Наука, 1985, 144 с.

Преображенский B.C., Фадеева Н.В., Мухина Л.И., Томилов Г.И. Типы местности и природное районирование Бурят­ской АССР. М., АН СССР, 1959, 124 с.

Пронин Н.М., Матвеев А.Н., Самусенок В.П., и др. Состоя­ние популяций тайменя в Байкальском регионе и возмож­ность реабилитации исчезающего вида. // Сохранение био­логического разнообразия в Байкальском регионе: про­блемы, подходы, практика. Тез. докл. I регион, конф. т. 1, Улан-Удэ, 1996, с. 205-207.

Помус М.И., Преображенский B.C., Кротов В.А. Введение. // Предбайкалье и Забайкалье, М., Наука, 1965, с. 4-6.

Рудых С.Г. Булавоусые чешуекрылые (Lepidoptera, Diurna) Джергинского заповедника. // Биоразнообразие экосис­тем Прибайкалья. Труды заповедника «Джергинский». Вып. 1. Улан-Удэ, 1995, с. 65-69.

Рудых С.Г. Жуки семейств Carabidae, Coccinellidae и Chry-somelidae (Coleoptera) в Баргузинской долине. // Биологи­ческие ресурсы Северного Прибайкалья: современное со­стояние и мониторинг. Труды заповедника «Джергинс­кий». Вып. 3. Улан-Удэ, 1999, с. 57-61.

Рудых С.Г., Власова Т.В. Высшие разноусые чешуекрылые Баргузинской котловины. // Состояние и проблемы охра­ны природных комплексов Северо-Восточного Прибайка­лья. Труды заповедника «Джергинский». Вып. 2, Улан-Удэ, 1997, с. 59-71.

Салоп Л.И. Геология Байкальской горной области, т. 1. 1964, 11 с.

Сейсмотектоника и сейсмичность рифтовой системы Прибай­калья. М., Наука, 1968, 220 с.

Скрябин Н.Г. Орнитологические находки на северо-восточ­ном побережье Байкала и в долине р. Баргузин. // Тр. Бар-гузинск. гос. зап-ка. Улан-Удэ, 1960, Вып. 2, с. 109-114.

Сокольников Ю.А. Некоторые сведения по видовому составу зоопланктона верхнего течения реки Баргузин. // Биораз­нообразие экосистем Прибайкалья. Труды заповедника «Джергинский». Вып. 1, Улан-Удэ, 1995, с. 49-52.

Состояние и проблемы охраны природных комплексов Северо-Восточного Прибайкалья. Труды заповедника «Джергин­ский». // отв. ред. Э.Н. Елаев. Вып. 2, Улан-Удэ, Изд-во БГУ, 1997, 116 с.

Сочава В.Б., Ришин В.А., Белов А.В. Главнейшие природные рубежи в южной части Восточной Сибири. // Докл. Ин-та географии Сиб. и Дальн. Востока. Вып. 4. Иркутск, 1963.

Справочник по климату СССР. Вып. 23. Влажность воздуха, атмосферные осадки, снежный покров. Л., Гидрометео­издат, 1968.

Степанян Л.С. Конспект орнитологической фауны СССР. М., Наука, 1990, 727 с.

Столярчук И.С. Густота речной сети (карта М 1:5000000). // Атлас Забайкалья. М., Иркутск, ГУГК, 1967.

Татарников В.К. Климатические ресурсы. // Север Бурятии. Улан-Удэ, 1993, с. 123-137.

Тубанова Э.Я. К биофлоре заповедника «Джергинский». 1999.

Шаргаев М.А., Штильмарк Ф.Р. Заповедники и заказники Забайкалья и перспективы их развития. // Фауна и ресур­сы позвоночных бассейна озера Байкал. Улан-Удэ, 1980, с. 131-137.

Швецов Ю.Г., Смирнов М.Н., Монахов Г.И. Млекопитающие бассейна озера Байкал. Новосибирск, Наука, 1984, 259 с.

Шкатулова А.П., Карасев Г.Л., Хундалов Л.Е. Земноводные и пресмыкающиеся Забайкалья (Бурятская АССР и Читин­ская область). Улан-Удэ, 1978, 58 с.

Фадеева А.С. Селенгинское среднегорье. Улан-Удэ, 1963,169 с.

Юмов Б.О., Доржиев Цыр.З. О распространении, стациаль-ном распределении и численности копытных и хищников в заповеднике «Джергинский». // Биоразнообразие экоси­стем Прибайкалья. Труды заповедника «Джергинский». Вып. 1. Улан-Удэ, 1995, с. 96-102.

Юмов Б.О., Доржиев Ц.З. Динамика численности популяций хищных и копытных млекопитающих заповедника «Джер­гинский». // Состояние и проблемы особо охраняемых природных территорий Байкальского региона. Мат-лы республ. совещ. Улан-Удэ, 1996, с. 50-52.

Юмов Б.О., Бадмаева Е.Н., Короткова О.А., Тихонова Т.В., Цыденпилова Т.С. К гнездовой экологии птиц окрестнос­тей озера Балан^Тамур (Северо-Восточное Прибайкалье). // Биологические ресурсы Северного Прибайкалья: со­временное состояние и мониторинг. Труды заповедника «Джергинский». Вып. 3, Улан-Удэ, 1999, с. 39-48.

Yelaev E.N. Ecology. // Choosing our Future: Vision of a Su­stainable World. World Resources Institute, 1995, p. 157-158.

Koch M. Spanner. IV. Wir bestimmen Smetterlinge. Neumann Werlag. Leipzig. Radebeul, 1976. 312 p.

Dzherginsky

Zapovednik, in the northern part of the Republic of Bury-atia. The Zapovednik was founded in 1992. Its area is 237.8 tho-usand ha. It is located in the upper current of the Bar-guzin River. The relief is mountainous with a maximum height of 2840 m above sea level (on the Barguzinsky Mountain Ridge). More than 75% of the area is covered with forests. Plants are defined along different height belts. From 500 till 1000-1200 m is spread forest steppe, formed of birch and larch forests, which is mixed with steppe sites of pine and as­pen forests. Higher up mountain-taiga forests are located where larch forests with some birch, cedar and pine domi­nate. These turn at higher altitudes into light larch forests, pine-larch and pine forests, which give way in their turn to elfin cedar thickets. Alpestrine glades and bogs with springs are met. Fauna includes taiga, mountain-taiga and insignifi­cant numbers of steppe species. There can be found within the Park elk, musk deer, roebuck, wild boar, Siberian roe, and, rarely, reindeer. There can also be met wolf, fox, brown bear, lynx, and also occasionally skunk bear. Squirrel, mouse-hare, chipmunk are numerous; sable is usual. Of bird species can be met wood grouse, hazel grouse, black grouse, Accipi-ter gentilis and sparrow hawk; in inundation zones there live mallard duck, pintail, goldeneye, some species of surfbirds and gulls, and the common heron. In the rivers there live: taimen, lenok, Siberian sturgeon, and Arctic cisco.

Назад в раздел


Официальный сайт Национальной библиотеки Республики Бурятия



кзд 17 copy.jpg




 









Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake