Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Каталог сайтов 
 Почта 
 О проекте 
 Фотогалерея 

Главная / Каталог книг / Статьи

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация


О Байкале


СЛАВНОЕ МОРЕ. ИРКУТСКИЙ ЭКСПРЕСС


 



Новости региона


Байкал-Daily

Деловая Бурятия  
Портал Бурятии RB03  
Байкал 24  
Улан-Удэнский городской портал  
Мой Улан-Удэ  
Байкал Медиа Консалтинг

e-baikal.ru 

АТВ-Байкал

Бурятская ГТРК   
ТК "Ариг Ус"  
ТК "Тивиком"  
Бабр.ru -Сибирь  
БайкалИНФОРМ
Сайт Бурятского народа
Газета "Номер Один"
Газета "Информ Полис"
Газета "Новая Бурятия"
Газета "Аргументы и факты"

 



Погода

 


Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы

Госстандарт России 



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Байкал. Научно и популярно

Экология Байкала и региона

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ

Министерство природных ресурсов Бурятии

Республиканское агентство лесного хозяйства

Федеральное агентство по недропользованию

Росводресурсы

Росприроднадзор






Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Устойчивое развитие: духовные основы и нравственные перспективы

Автор:  Мантатов В.В.
Мантатова Л.В.

Онтология устойчивого развития

Концепция устойчивого развития, выдвинутая на конференции ООН в Рио–де–Жанейро в 1992 году включает следующие основные положения: в центре внимания – люди, которые должны иметь право на здоровую и плодотворную жизнь в гармонии с природой; охрана окружающей среды должна стать неотъемлемым компонентом процесса развития и не может рассматриваться в отрыве от него; удовлетворение потребностей в развитии и сохранении окружающей среды должно распространяться не только на нынешнее, но и на будущие поколения; уменьшение разрыва в уровне жизни между странами, искоренение бедности и нищеты принадлежит к числу важнейших задач мирового сообщества; чтобы добиться устойчивого развития, государства должны исключить или уменьшить не способствующие этому развитию модели производства и потребления. Прошло более десяти лет после Рио, и мы сегодня вынуждены констатировать печальный факт: на сегодня ни одна из этих целей не достигнута, более того, стремительно ухудшается состояние окружающей среды, растет бедность, увеличивается разрыв между богатыми и бедными странами. Но из этого факта не следует и не может следовать вывод об отказе от самой идеи устойчивого развития. Эта идея является такой же значимой, как,  например, идеал демократии. Кстати, диапазон отношений к феномену демократии также является чрезвычайно широким: от апологетических до абсолютно негативных. Однако эта ситуация не снижает ценностного статуса идеала демократии. Более того, неоднозначное и даже настороженное отношение к идеалу демократии стимулирует поиск новых смыслов и новых граней данного феномена. Историческое изменение содержания того или иного понятия – вещь, вообще говоря, вполне нормальная. Жизнь вносит свои коррективы в вопросы выбора приоритетов той или иной концепции. Рефлексивно-критическое осмысление концепции устойчивого развития представляется нам важнейшим условием поддержания ее теоретической и практической ценности. По аналогии с эволюцией понятия демократии можно высказать следующее предположение: ценностный статус концепции устойчивого развития прочно утвердится в обществе лишь тогда, когда она будет восприниматься не как догма, а как развивающаяся система представлений о гармонии мира, о целях и ценностях общественного развития.

Идея устойчивого развития  есть выражение глубочайшей философской истины, касающейся самой природы вещей, а именно эйдоса космической гармонии. Устойчивое развитие – это космический принцип, выражающий динамическое равновесие противоположных сил и тенденций, сбалансированность, гармонию и мер-ную определенность всего сущего. Следовательно, устойчивое развитие общества возможно только в том случае, если гармонизированы отношения как внутри общества, так и общества с окружающей средой. Устойчивое развитие есть гармоничное развитие и наоборот. В своем стремлении к устойчивому развитию человечество должно так упорядочить общественные отношения и отношения людей к своему природному окружению, чтобы приблизиться к идеалу экологической и социальной гармонии. Хотя такая гармония недостижима в реальной жизни общества («вечный призрак»), она вместе с тем является стратегическим ориентиром («вечным компасом») для любых человеческих деяний; это нравственный идеал, к которому надо стремиться, чтобы реализовать стратегию устойчивого развития.

Сегодня мы становимся свидетелями безмерного упрощения идеи устойчивого развития  - и такое упрощение является неизбежным, когда та или иная идея отрывается от всеобщего аксиологического контекста, в рамках которого она сохраняет глобальную значимость и ценность. Здесь недостаточно признания ценности выживания человечества. Устойчивое развитие есть цивилизационный императив, а цивилизация есть не что иное, как стремление к высшему совершенству гармонии. В качестве общефилософского понимания сущности цивилизации мы принимаем утверждение А. Уайтхеда о том, что цивилизованное общество руководствуется минимум пятью – шестью ценностями: Истиной и Красотой, Приключением и Свободой, Идеалом и Умиротворенностью (Peace).  Основным способом реализации гармонии, по Уайтхеду, является умиротворенность. Свободная деятельность человека может принять жестокий и безжалостный характер, если не ставится на ее пути нравственных преград, или отсутствует «умиротворенность», по выражению А. Уайтхеда. Умиротворенность есть самоконтроль в самом широком смысле слова. Она дает возможность избежать паразитирующего раздражения и подняться над уровнем обыденности, заставляя нас стремиться к чему-то благородному и высокому. Высокие стремления и цели, возвышающиеся над личным интересом, порождают гармонию умиротворенности, порождают мир, в котором нет места раздорам, в котором царят справедливость и добро. И наоборот, общество, у которого нет какой–либо высшей цели, погрязает в раздорах или же впадает в монотонное потребительство, в котором исчезает ценность Приключения (Творчества).

Цивилизация сохраняет свою жизнестойкость до тех пор, пока стремление к новому идеалу поддерживает дух новизны, пока нравственные задачи коррелируют с высоким идеалом. И здесь приходится признать, что современный идеал потребительства перестал отвечать требованиям прогресса, что он оказывается на сегодня исчерпанным. Одновременно с этим ослабла пассионарность, появились признаки усталости, скуки и разочарования, которые говорят о том, что необходим идеал совершенства иного типа. Именно в этом мы видим цивилизационное предназначение стратегии устойчивого развития, которая задает более высокую цель человеческого общества, чем идеал потребительства. Будущий цивилизационный сдвиг предполагает решительный разрыв с культом потребительства, постепенную смену приоритета материального богатства на духовные ценности устойчивого развития, включая заботу о будущих поколениях людей. Мы знаем, что материальная сила способна проложить дорогу к гибели, если духовная мудрость не составляет ей противовеса. Следовательно, каждой ступени роста материально-технического могущества должна соответствовать такая же ступень духовного возрастания. Эта закономерность, названная нами принципом материально-духовного равновесия, характеризует философский смысл устойчивого развития (как выражение космической гармонии). 

 

Аксиология устойчивого развития: нравственный закон

Устойчивое человеческое развитие предполагает гармонию (динамическое равновесие) материального и духовного начал жизни. Сегодня мы видим явное преобладание в нашей жизни фактора материальности, выражающегося, в частности, в потребительском стиле жизни. Примитивный утилитаризм становится ценностной ориентацией людей. «Мы не просто являемся пассивными жертвами метапатологии, - пишет А.Маслоу, - вызываемой внешней ценностной депривацией, мы боимся высших ценностей как в нас самих, так и вне нас. Они нас не только влекут – они нас также пугают».   Конечным продуктом утилитарно-прагматической позиции является то, что в практике общественной жизни начинают доминировать мистицизм, цинизм и нигилизм. Необходимо восстановить права духовности в человеческой жизни, утвердить онтологический статус высших ценностей. «Эта причастность к высшему миру разумных ценностей, составляющих смысл всех решительно законов, на которых покоятся наши маленькие миры знания, воли и творчества, эта включенность нашей сознательной культурной жизни в разумную связь, выходящую далеко за пределы нашего эмпирического существования и нас самих, составляет непостижимую тайну всякой духовной деятельности».   В случае отсутствия высших ценностей, как например, истина, добро и красота, свобода, равенство и справедливость, все другие человеческие устремления и цели полностью обессмысливаются. Только идеальные ценности формируют подлинный стержень человеческого характера;  это единственный источник силы духа, помогающий справиться с жизненными проблемами; это есть та глубинная реальность, о которой поведала нам литература «высокого реализма» (Шекспир, Гете, Достоевский, Толстой, Ибсен, Манн, Гоголь, Шолохов и др.).

По данным экспериментальных исследований, высшие бытийные ценности чаще всего выбираются высокообразованными, психологически здоровыми людьми. Именно высоконравственная творческая личность выбирает бытийные ценности, мотивируется потребностью в гармоничном развитии. Свободное следование  высшим ценностям придает человеку чувство собственного достоинства и возможность оценить свое высокое предназначение в мире. Только тогда человек сможет увидеть свое место во вселенной как репрезентанта высшей формы существования. Гуманистическая философия убеждает нас в том, что подлинная самоактуализация человека зависит от его приобщения к миру высших бытийных ценностей (к тому, что его превосходит). Это верно, если приобщение к миру высших ценностей рассматривать не как сверхъестественное явление, а как нормальный человеческий опыт.  Глубинная психология обращает внимание на «инстинктоидный» характер высших ценностей, то есть того, что может быть названо духовной, или философской жизнью. «Наша «высшая природа», - писал А.Маслоу, - является также нашей «глубинной природой»...эта высшая природа включает в себя потребность в осмысленном труде, в ответственности, в творчестве, в справедливости».  Пробуждение и реализация  высшей духовной природы человека - непременное условие гармоничного развития мира. Духовный человек живет в гармонии с окружающей средой. Здесь имеет место преодоление Я, идентификация с внепсихической реальностью. Только духовно богатый человек способен увидеть и оценить бытие других живых существ, понять величественный дизайн природы. Духовные люди в себе находят весь мир, ибо в их сердце «звенит» вся Вселенная (С.Н.Булгаков).
Нет надобности доказывать, что социальный прогресс обусловливается прежде всего духовно-нравственной атмосферой в обществе. Широко известно также, что существует зависимость между социальной стабильностью и нравственной культурой. «Суть проблемы в том, - пишет А.П.Назаретян – что общество живет стабильно, пока разрушительный потенциал производственных и боевых технологий уравновешен качеством культурно-психологических средств сдерживания».  По мнению историков, в XII -XI веках до нашей эры, благодаря массовому производству железа, люди получили в  свои руки эффективные орудия труда и столь же мощные средства разрушения. «Духовная революция  «осевого времени» создало мировоззренческую основу для формирования эффективных механизмов морального обуздания  агрессии». Как и в «осевое время», сегодня человечество стоит перед необходимостью смены ценностно-нормативных установок, приведения их в соответствие с новообретенным инструментально- техническим могуществом; чтобы совладать с этим могуществом, необходимо совершенствовать нравственную культуру. У нас нет другого пути к устойчивому обществу, кроме совершенствования человеческих качеств, максимального напряжения нравственной активности людей. «Наилучшие замыслы социальных и политических реформ не только остаются бесплодными, - писал С.Л. Франк, - но могут даже вести к гибельным результатам, если они не имеют опоры в определенном им соответствующем человеческом материале. В плане длительного и прочного бытия, уровень общественного порядка стоит в функциональной зависимости от нравственного уровня людей, его составляющих».  Словом, без восхождения общества на новую нравственную высоту, без опоры на нравственный закон, невозможно устойчивое человеческое развитие.

«Сущность нравственного закона заключается в том, - писал А.Швейцер, - что я испытываю побуждение выказывать равное благоговение перед жизнью как по отношению к моей воле к жизни, так и по отношению к любой другой».  И наоборот, зло, как бы оно ни выражалось, заключается в эгоизме человека, в его стремлении к самоутверждению, к самообогащению за счет остальных и всего остального. Если люди не смогут изжить эгоцентрический индивидуализм, столь воспеваемый идеологами неолиберализма и средствами массовой информации, то нам грозит антропологическая катастрофа. Если общество, опираясь на нравственный закон, не сможет реализовать идеалы справедливости, равенства и солидарности, то нам грозит социальная катастрофа. Никакое общество на свете не сможет долго просуществовать, если законы имеют тенденцию создавать быстрое накопление богатства в немногих руках, оставляя большую часть населения в нищете. В этом отношении нынешние модели  развития, увековечивающие и усиливающие неравенство и раскол в обществе, неприемлемы с моральной точки зрения.

Главным условием устойчивого развития общества является наличие творческого потенциала людей, или «полезной мощности», по выражению П.Г.Кузнецова. Этот творческий потенциал будет тем мощнее, чем больше количество людей будет иметь возможность для развития своих способностей, для самосовершенствования и самореализации. Поэтому для устойчивого развития очень важно, чтобы люди получили равный доступ к благам и ресурсам, чтобы в обществе утвердился нравственный принцип справедливости, т.е. правило честного соблюдения равенства возможностей.

 

Духовные основы устойчивого развития

Концепция устойчивого развития, принятая в качестве Повестки дня на XXI век Конференцией ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992 г.) в основном характеризует сферу экономики, экологии и технологии. В тени остаются проблемы морального развития, без решения которых невозможно гармоничное бытие человека в мире. Сущность современной «проблематики устойчивости» состоит в том, что порожденный индустриальной революцией потребительский образ жизни приемлем с точки зрения материального комфорта, но он не соответствует духовному императиву, то есть требованию благоговейного отношения к окружающей среде. Мы предлагаем новый подход к проблеме устойчивого развития, связанный с переосмыслением роли духовного фактора в творческой эволюции мира. С точки зрения философской парадигмы, устойчивое развитие в своих глубинных основаниях совпадает с процессом духовной эволюции, если понимать под духовностью движение вперед, ко все новым и новым творениям.  Духовность неразрывна связана с процессом  творчества. В самом слове «Дух» чувствуется мощная динамика, творческий порыв. Величие и сила человека - в Духе, в овладении стрелой времени, в стремлении к вечному. Как известно, люди Духа живут долгой творческой жизнью, и наоборот, духовная неразвитость индивида приводит к уменьшению срока его жизни. Могущественные империи оказываются воздушными замками, если в их социальном космосе нет духовной почвы для творческой эволюции. Опыт истории гласит: человеческое общество может обеспечить себе бесконечно долгую жизнь только путем приобщения к духовному космосу. Духовность есть такой модус сознания, в котором мы чувствуем свою связь с окружающей природной и социальной средой, со всем космосом. Отсюда следует, что экологическое осознание духовно в глубинной своей сути. «И теперь совсем не удивительно, - пишет Ф. Капра, - что новое понимание реальности, вытекающее из современной физики, являясь холистическим и экологическим видением, совпадает с пониманием реальности в духовных традициях».  Без опоры на такую всеобъемлющую духовность трудно представить себе решение экологической проблемы в общепланетарном масштабе, нет необходимости доказывать, что причина экологического кризиса - это эгоизм человеческого рода по отношению к природе; это хищническое,  безнравственное отношение к ее ресурсам. Но такое отношение к окружающей природной среде стало возможным только потому, что и внутри человеческого общежития господствует безнравственный принцип алчности. Экологический кризис только обнажил глубину кризиса внутреннего, который можно назвать кризисом духовным. Следовательно, человечеству необходимо сначала духовно самоисцелиться, прежде чем оно сможет вылечить больную и израненную природу. Роковым образом заблуждается тот, кто считает будто бы экологическую проблему можно решить независимо от нравственного оздоровления общества. «Духовное совершенствование личности является необходимым условием нашего эволюционного продвижения по пути к более гармоничному миру, в том числе и с точки зрения экологии».

В целях обоснования экологической функции духовности обратимся к авторитету А. Тойнби и Л.Н. Гумилева. По Тойнби, движущей силой истории являются духовные личности, обладающие творческим потенциалом, а признаком устойчивого общества, - самодетерминация, т. е. перенос результатов духовной работы идеальных личностей в сферу общественных отношений. И наоборот, «основной критерий и фундаментальная причина  надломов цивилизаций, - это внутренний взрыв, через который общество утрачивает свойство самодетерминации».  Духовная самодетерминация - самый существенный фактор развития цивилизаций. Что касается природных детерминаций, то они скорее играют «побудительную» роль в отношении к творящему духу. Главная причина творческой эволюции человеческого общества - это «Ответ» на «Вызов» окружающей среды. Природная среда как бы «вызывает» цивилизацию на единоборство. Ответ на «Вызов» всегда зависит от «силы духа» человека. Но коль скоро духовный «порыв» преодолевает «давление» природной среды, коль скоро цивилизация развивается по восходящей, то удары природы подчас оборачиваются ей во благо: закаляются люди, вырабатываются новые умения, расширяется опыт. Отсутствие прогресса является следствием слабости «отклика человека» на «вызов природы», недостаточности его духовной силы. Развитие цивилизаций, по Тойнби, всегда и всюду есть следствие «духовной радиации», испускаемой творческим меньшинством, заряженным космической энергией - энергией «жизненного порыва к абсолюту» (А. Бергсон). Духовное начало проявляет себя непрерывно в любой области жизни, в разных местах и в разные времена, подталкивая людей, преображая жизнь. Природное не перечеркивается духовным, но ему дано «претворяться» в духовное. Тойнби настойчиво повторяет: только духовное преображение способно поддерживать непрерывное развитие человеческой цивилизации.

Если Тойнби рассматривает духовные основы эволюции человечества, то Л. Н. Гумилев обращает внимание на механизм связи человеческого духа с жизнью Земли и Космоса. В этом отношении они взаимодополняют друг друга, рассматривая один и тот же вопрос о судьбах человечества в разных системах отсчета. Если А. Тойнби интересует цивилизация как духовный феномен, то предметом анализа Л. Н. Гумилева являются этносы как природные явления. В результате обобщения огромного исторического материала, Л. Н. Гумилев пришел к выводу о наличии единой причины происхождения всех этносов на земном шаре. Обязательным условием возникновения и течения процесса этногенеза является пассионарность, т. е. способность к целенаправленным сверхнапряжениям. Пассионарность, по Гумилеву, имеет энергетическую природу  космического происхождения. Пассионарные толчки - это преображающая сила, без которой эволюция не могла бы продолжаться. Но возникают они очень редко - два или три за тысячу лет. Например, в «осевое время», т.е. между 800-200 гг. до н. э. появились духовно озаренные личности одновременно во многих регионах мира - в Китае, Индии, Персии, Палестине, Элладе. Это Конфуций и Лао-цзы, Будда и Заратустра, Гомер и Пифагор, Платон и Аристотель и т. д. Такой феномен, по мнению Гумилева, трудно объяснить социальными условиями, которые никогда не были одинаковыми на Земле. Развитие любого этноса сопряжено с наличием в этнической системе пассионарных личностей, задающих новый стереотип поведения. Они «никого не вытесняют из этноса, - писал Л.Н. Гумилев - но за счет своей избыточной энергии создают разнообразие, усложняющее этническую систему. А сложные системы устойчивее упрощенных».  По Гумилеву, устойчивость этноса определяет способность большинства людей к сверхнапряжению и духовной активности. В этом пункте гумилевская концепция развития сходится с позицией Тойнби. Обобщая эти две точки зрения, можно сказать следующее.  Необходимым и достаточным условием непрерывного развития человеческой цивилизации являются пассионарные личности, обладающие духовным (творческим) потенциалом. К такому же выводу приходят и современные исследователи естественнонаучных основ устойчивого развития. Так, например, Кузнецов О.Л. и Большаков Б.Е. рассматривают устойчивое развитие как рост потока свободной энергии за счет реализации новых идей, возникающих в головах людей. Процесс генерации идей, за счет которых и осуществляется сохранение развития общества, является весьма специфическим проявлением космического процесса творчества.  Посредством генерации новых идей и их материализации (создания ноосферы) человек включен в космический процесс устойчивого развития, т.е. творческой эволюции мира.

 

Устойчивое развитие: прогресс нравственных задач

Нравственно зрелая, духовно богатая творческая личность – фундамент устойчивого развития мира. В определенном смысле можно сказать, что проблема устойчивого развития есть проблема человека. Если примем эту установку, то мы должны признать необходимость разработки философской программы нравственного воспитания. С позиции устойчивого человеческого развития  эта программа должна включать следующие позиции: 1)образование молодого поколения должно преследовать двойную цель: интеллектуальное и моральное развитие личности; 2) в новой системе ценностной иерархии нравственно-эстетические ценности должны доминировать над материально-гедонистическими; 3) идеал «свободы» должен быть дополнен идеалом ответственности, как на личностном, так и на социальном уровне; 4) реализация принципа свободы для всех людей возможно только в справедливом обществе, когда законы определяют надлежащий баланс между конкурирующими притязаниями на преимущества общественной жизни; 5)отношение между человеком и природой  должно быть гармоничным; 6)понятие «качество жизни» должно репрезентировать как уровень жизни, так и равновесие материальных и духовных ценностей; 7)проспективная утопия, т.е. система высших ценностей, должна стать внутренним миром каждой личности;

«История – это прогресс нравственных задач, - справедливо замечает Г.С.Померанц, - не свершений, нет, но задач, которые ставит перед отдельным человеком коллективное могущество человечества, задач все более и более трудных, почти невыполнимых, но которые с грехом пополам все же выполняются (иначе все бы давно развалилось)».  Концепция устойчивого развития ставит перед человечеством новую нравственную задачу, - задачу, выходящую за пределы индивидуального эгоцентризма и общественного утилитаризма, - а именно заботу о будущих поколениях людей и окружающей природной среде. Борьба за признание трудных нравственных задач, за утверждение высших бытийных ценностей и есть, по сути дела, процесс реализации идеи устойчивого развития.


Издание осуществлено при финансовой поддержке РГНФ, проект №04-03-00437а

 

Назад в раздел


Официальный сайт Национальной библиотеки Республики Бурятия



кзд 17 copy.jpg




 









Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake