Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Озеро Байкал / Экология Байкала / Природоохранная деятельность / Экологическая экспертиза

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Экологическая экспертиза и оценка воздействия на окружающую среду

Экологическая экспертиза и оценка воздействия на окружающую среду // Иметхенов А.Б. Экология, охрана природы и природопользование / А.Б. Иметхенов, А.И. Куликов, А.А. Атутов. –  Улан-Удэ, 2001. – С.369-375.

Экологическая экспертиза (ЭЭ) проектов на предмет их безопасности для здоровья населения и окружающей среды вошла в практику в 60-х годах XX столетия в западных странах с развитой экономикой. Основным стимулом были соображения экономической выгоды. Здесь раньше всего и правильно поняли, что «дешевле предупредить, чем лечить». Опыт и некоторые научно-методологические положения экологической экспертизы в виде оценки воздейст-вия на окружающую среду (ОВОС) изложены в специальной программе СКОПЕ (Научного комитета по проблемам окружающей среды). С этого времени проведе-ние ОВОС стало обязательной практикой при проектировании видов деятельности, оказывающих вредное влияние на окружающую природную среду.
В нашей стране аналогом ЭЭ и ОВОС первоначально являлись территориальные комплексные схемы охраны природы (ТерКСОП), которые имели целью оценку возможных последствий планируемых хозяйственных мероприятий. Внедрение в жизнь ТерКСОПов было предписано соответствующим постановлением Правительства СССР от 1 декабря 1978 г. В частности, была предпринята попыт-ка создания ТерКСОПа и для бассейна озера Байкал. Специальный орган, в пре-рогативу которого входила бы организация ЭЭ и ОВОС, был образован 17 января 1988 г. под названием «Государственный комитет по охране природы».
Начальным этапом развития ЭЭ в нашей стране стали 80-е годы, тогда предметом широких общественных обсуждений стали грандиозные проекты века: поворот северных рек, Катунская ГЭС, Южно-Уральская АЭС. Экспертиза крупных хозяйственных объектов проводилась на Украине. С тех пор известно немало успешно проведенных ЭЭ, в числе которых можно назвать ЭЭ федерального уровня: по реабилитации Уральского региона, пострадавшего от трех радиационных аварий; контракту между Сибирским химическим комбинатом и французской фирмой Кожема; полигону «Северный» по закачке жидких радиоактивных отходов и др.
В Забайкалье также накоплен опыт экспертизы серьезных объектов. Можно назвать государственной экологической экспертизу (ГЭЭ) проекта Холбинского золотодобывающего рудника, золоотвала ТЭЦ-2, Хиагдинского уранового место-рождения и др.
В настоящее время проведение ГЭЭ предписано законом Российской Феде-рации «Об охране окружающей природной среды» (1991 г.) и специальным Феде-ральным законом «Об экологической экспертизе». В целом ГЭЭ, в числе других мер, направлена на реализацию конституционного права граждан на благоприятную окружающую среду. Федеральным законом «Об экологической экспертизе» (статья 1) рекомендуется экологическую экспертизу понимать как «...установление соответствия намечаемой хозяйственной и иной деятельности экологическим требованиям и определение допустимости реализации объекта экологической экспертизы в целях предупреждения неблагоприятных воздействий этой деятельности на окружающую природную среду и связанных с ними социальных, экономических и иных последствий реализации объекта экологической экспертизы». Конкретные вопросы проведения ЭЭ изложены «Руководстве по экологической экспертизе предпроектной и проектной документации» (1993), а вся процедурная часть регламентируется «Положением о порядке проведения государственной экологической экспертизы»(1996) и «Регламентом проведения государственной экологической экспертизы» (1997).
Что касается ОВОС, то в имеющемся «Руководстве по проведению оценки воздействия на окружающую среду при подготовке обоснований инвестиций в строительство, технико-экономических обоснований и/или проектов строительства, реконструкции, расширения, технического перевооружения, консервации или ликвидации хозяйственных и/или иных объектов и комплексов» (1996) дается сле-дующее определение: «оценка воздействия на окружающую среду -структурированный процесс по учету экологических требований в системе подго-товки и принятия решений о хозяйственном развитии». В проекте «Положения об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации» (1999) сказано более развернуто: «Оценка воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окру-жающую среду - это процесс, способствующий принятию экологически ориентированного управленческого решения о реализации намечаемой хозяйственной и иной деятельности посредством определения возможных неблагоприятных воздействий, оценки экологических последствий, учета общественного мнения, установления соответствия намечаемой хозяйственной и иной деятельности экологическим требованиям и определения допустимости реализации объекта экологической экспертизы».
Как по определению, так и по содержанию ЭЭ и ОВОС близки между собой. Трактуется, что как ЭЭ, так и ОВОС это не столько сама оценка как таковая, сколько основа для принятия решения, причем решения сбалансированного, направленного на минимизацию экологического риска. Различие в том, что органи-затором ЭЭ выступает государство в лице его специально уполномоченного органа на федеральном уровне - Департамента экологической экспертизы Минприроды, на уровне субъектов федерации - территориального департамента областных (краевых) и республиканских Комитетов по природным ресурсам. Этот орган фор-мирует экспертную комиссию, члены которого, хотя и финансируются инициато-ром/заказчиком, однако через государственный специально уполномоченный ор-ган, т.е. вне прямой связи экспертов с заказчиком. Эти обстоятельства лежат в основе того, что проведение ГЭЭ предписывается специальным Федеральным за-коном.
Организация и финансирование ОВОС осуществляются всецело инициатором/заказчиком и напрямую исполнителем на договорной основе. Чтобы научный уровень ОВОС был   высоким,   а  выводы  аргументированными,   инициатор/заказчик заинтересован пригласить высококвалифицированных специалистов по отдельным отраслям науки. Несмотря на ведомственный (Минприроды РФ) характер «Положения об ОВОС» и Руководства... (1996), они подлежат неукоснительному исполнению как юридические документы, кроме того, в «Положении о порядке проведения ГЭЭ» указывается как обязательное условие наличие в материалах, представляемых на ГЭЭ, раздела ОВОС.
По времени ОВОС выполняется раньше, чем ГЭЭ, в виде самостоятельного раздела ОВОС входит в состав проектных материалов, которые впоследствии становятся объектом ГЭЭ, т.е. по своему существу ЭЭ представляет собой «оценку проведенной оценки». В разделе ОВОС получают полное отражение все без исключения природоохранные проблемы, связанные с предметом проекта, а ран-нее ее проведение гарантирует своевременное внесение необходимых корректив в природоохранные аспекты проекта. Выполнение ОВОС с содержательной стороны проводится с соблюдением тех же принципов, процедур и порядка, что и ГЭЭ, только разными специалистами, действующими под разными флагами. Тем самым, несмотря на одинаковые принципы, ГЭЭ и ОВОС выполняются людьми, находящимися, в известном смысле, в конфронтации по разные стороны барри-кад. ГЭЭ представляют специалисты со стороны контролирующего органа - спе-циально уполномоченного государственного органа в области ЭЭ, в то время как исполнители ОВОС являются специалистами, представляющими сторону заказчи-ка проекта. Поэтому ближайшие задачи у них противоположны, хотя «сверхзада-ча» одна - обеспечить экологическую безопасность и ресурсосбережение.
ГЭЭ осуществляется экспертной комиссией - временным органом, сформи-рованным приказом Комитета природных ресурсов субъекта РФ. Комиссия экс-пертирует исключительно документацию по намечаемой деятельности в виде предпроектных, проектных материалов и пр., причем на завершающей стадии, по-этому замечания и предложения часто оказываются чисто номинальными. То, что многие работы остаются не востребованными и замкнутыми на себя, принято счи-тать российской спецификой. Нельзя говорить об экспертизе уже реально осуще-ствляемой хозяйственной и иной деятельности, но экспертизе подлежат проекты реконструкции, технического перевооружения, расширения, консервации и ликви-дации предприятия. Причем приниматься на экспертизу должна такая документа-ция, в которой в качестве самостоятельного содержится раздел ОВОС, а сама экспертная работа проводится преимущественно на материалах ОВОС.
Работа по экспертизе в явном виде не включает прогнозирование возможных воздействий и обратных реакций со стороны окружающей среды. Отсутствие или неполнота этих сведений в разделе ОВОС может стать главным аргументов в пользу возвращения всего проекта заказчику на доработку. Видимо, имея в виду эти соображения, в «Положении о порядке проведения ГЭЭ» в отрицательном за-ключении по проекту устанавливаются только два вида выводов: 1) необходима доработка представленных материалов, 2) реализация объекта экспертизы недо-пустима. Слабое место большинства представляемых на ГЭЭ документов - не-достаточная проработка прогнозных аспектов намечаемой деятельности. Это вы-звано настоящим положением естественных наук, которые имеют сильные объяс-нительные традиции при слабом развитии прогнозной функции. Положительное заключение экспертной комиссии не может содержать замечания, ибо заключение с замечаниями есть отрицательное замечание. Положительное заключение имеет юридическую силу только в течение указанного срока.
Можно сформулировать основные принципы, на которых построен научно-методический базис ЭЭ и ОВОС:
- презумпция экологической опасности - любая намечаемая хозяйственная и иная деятельность считается экологически опасной до того момента, пока ее экологическая безопасность не будет доказана в установленном законом порядке;
- превентивность - «лучше предупредить, чем лечить», упреждение возмож-ных неблагоприятных воздействий на окружающую среду путем создания адек-ватных прогнозов;
- обязательность - проведение как ОВОС, так и ЭЭ обязательно на соответ-ствующих этапах подготовки проектной  документации,  принцип  подразумевает также обязательность учета требований экологической безопасности на всех эта-пах ОВОС и ЭЭ;
- альтернативность - анализируются альтернативные варианты достижения цели проекта, при этом оцениваются все возможные последствия;
- научная  обоснованность  -  проведение  комплексных работ с привлечени-ем специалистов из разных отраслей знания, получение достоверных результатов на основе анализа полной исходной информации. Если информация неполная, то в рамках как ОВОС, так и ЭЭ могут быть назначены независимые исследования;
- информационная   открытость   -   документы проекта должны быть готовы для предъявления всем участникам ОВОС и ЭЭ, равно как и представителям об-щественности и общественных организаций, чтобы они могли получить полную и достоверную информацию;
- независимость - эксперты не должны зависеть друг от друга, председателя экспертной комиссии, представителей органов государственной власти, а в рам-ках проведения ОВОС исполнители по возможности должны быть свободны от давления инвестора и заказчика;
- участие  общественности - участие общественности является неотъемлемым условием успеха и достоверности проведения ОВОС и ЭЭ, что уже доказано мировым и отечественным опытом.


См. также Государственная экологическая экспертиза в Республике Бурятия

и другие статьи в "Электронной библиотеке"

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake