Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Озеро Байкал / Экология Байкала / Природоохранная деятельность / Мониторинг окружающей среды

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Экологический мониторинг

Содержание:

Экологический мониторинг: методы, задачи структура
Мониторинг окружающей среды
   Ландшафтный мониторинг
   Мониторинг процесса обезлесенья
   Мониторинг водных объектов
   Мониторинг геологической среды
Система мониторинга в Забайкалье


Экологический мониторинг: методы, задачи, структура

Экологический мониторинг: методы, задачи и структура // Иметхенов А.Б. Экология, охрана природы и природопользование / А.Б. Иметхенов, А.И. Куликов, А.А. Атутов. – Улан-Удэ, 2001. – С.345-362.


В различных видах научной и практической деятельности человеком издавна применяется метод наблюдения - способ познания, основанный на относительно длительном, целенаправленном и планомерном восприятии предметов и явлений окружающей действительности. Блестящие образцы организации наблюдений за природной средой описаны еще в первом веке нашей эры в "Естественной истории" Гая Секунда Плиния (старшего). Тридцать семь томов, содержавших сведения по астрономии, физике, географии, зоологии, ботанике, сельскому хозяйству, медицине, истории, служили наиболее полной энциклопедией знаний до эпохи средневековья.
Все больше ухудшающееся экологическое состояние окружающей среды - факт современного маргинального положения человека, грубое вторжение которого в природу разрывает связь с биосферой, но не приближает к ноосфере. В этих условиях возникает социальный заказ на полную и достоверную экологическую информацию, пользуясь которой  можно  направленно  изменять качество  окружающей среды. Действительно, в последние десятилетия общество все шире использует в своей деятельности сведения о состоянии природной среды. Эта информация нужна в повседневной жизни людей, при ведении хозяйства, в строительстве, при чрезвычайных обстоятельствах - для оповещения о надвигающихся опасных явлениях природы.
Инструментом получения информации о качестве окружающей среды является мониторинг (от лат. «монитор» - наблюдающий, предостерегающий), понятие о котором введено Ю.А. Израэлем к началу работы Стокгольмской конференции (1972 г.).

К настоящему времени установилось такое определение: мониторинг - это система повторных наблюдений, оценки и прогноза изменений состояния окру-жающей среды под влиянием естественных и антропогенных факторов.

Система экологического мониторинга должна накапливать, систематизировать и анализировать информацию:
•о состоянии окружающей среды;
•о причинах наблюдаемых и вероятных изменений состояния (т.е. об источниках и факторах воздействия);
•о допустимости изменений и нагрузок на среду в целом;
•о существующих резервах биосфеоы.
 
В систему экологического мониторинга входят наблюдения за состоянием элементов биосферы, источниками и факторами антропогенного воздействия.
Мониторинг считают не вполне сопоставимым с системой контроля. Контроль подразумевает элементы управления и регулирования, которые не входят в функции мониторинга, как, в первую очередь, информационной системы слежения. Однако мониторинг не является чем-то пассивным, его активные функции в оценке состояния природной среды на основе анализа полученной информации и в возможности прогнозирования изменений. Кроме того, в рамках мониторинга не запрещено проведение экспериментов. И, наконец, система мониторинга тесно связана с системой управления.
При этом обратная связь от управляющей системы к источникам, факторам и состоянию управляемой системы зависит от уровня технического совершенства и экономических возможностей.
 
"Толковый словарь по охране природы" определяет экологический контроль как деятельность государственных органов, предприятий и граждан по соблюде-нию экологических норм и правил. При этом различают государственный, произ-водственный и общественный экологический контроль.
Законодательные основы экологического контроля регулируются Законом РФ "Об охране окружающей природной среды" (1991). Так, в статье 68 указано: «I. Экологический контроль ставит своими задачами: наблюдение за состоянием окружающей среды и ее изменением под влиянием хозяйственной и иной деятельности; проверку выполнения планов и мероприятий по охране природы, рациональному использованию природных ресурсов, оздоровлению окружающей природной среды, соблюдения требований природоохранительного законодательства и нормативов качества окружающей природной среды. 2. Система экологического контроля состоит из государственной службы наблюдения за состоянием окружающей природной среды, государственного, производственного, общественного контроля».
Таким образом, в природоохранительном законодательстве государственная служба мониторинга определена фактически как часть общей системы экологического контроля.
До сих пор нет твердо установившегося мнения о видах мониторинга. Суще-ствуют лишь различные подходы по характеру решаемых задач, по уровням организации и по природным средам, за которыми ведутся наблюдения. На рис. 33 по-казана классификация, которая охватывает весь блок экологического мониторин-га, наблюдения за меняющейся абиотической составляющей биосферы и ответ-ной реакцией экосистем на эти изменения. Таким образом, экологический монито-ринг включает как геофизические, так и биологические аспекты, что определяет широкий спектр методов и приемов исследований, используемых при его осуществлении.
 
Система мониторинга реализуется на нескольких уровнях, которым соответствуют специально разработанные программы:
•  импактном (изучение сильных воздействий в локальном масштабе) (И);
• региональном   (проявление   проблем   миграции   и трансформации за-грязняющих веществ, совместного воздействия различных факторов, характерных для экономики региона) (Р);
•  фоновом (на базе биосферных заповедников, где исключена всякая хозяй-ственная деятельность) (Ф).
Программа импактного мониторинга может быть направлена, например, на изучение сбросов или выбросов конкретного предприятия. Предметом региональ-ного мониторинга, как следует из самого его названия, является состояние окру-жающей среды в пределах того или иного региона. Наконец, фоновый мониторинг, осуществляемый в рамках Программы ЮНЕСКО "Человек и биосфера" МАБ WWV, имеет целью зафиксировать фоновое состояние окружающей среды, что необходимо для дальнейших оценок уровней антропогенного воздействия.
Программы наблюдений формируются по принципу выбора приоритетных (подлежащих первоочередному определению) загрязняющих веществ и интегральных (отражающих группу явлений, процессов или веществ) характеристик.
Определение   приоритетов   при   организации   систем мониторинга зависит от цели и задач конкретных программ: так, в территориальном масштабе приори-тет государственных систем мониторинга отдан городам, источникам питьевой воды и местам нерестилищ рыб; в отношении сред наблюдений первоочередного внимания заслуживают атмосферный воздух и вода пресных водоемов. Приоритетность ингредиентов определяется с учетом критериев, отражающих токсические свойства загрязняющих веществ, объемы их  поступления  в  окружающую  среду,  особенности  их трансформации, частоту и величину воздействия на человека и биоту, возможность организации измерений и другие факторы.
Отметим, что приоритеты, выбранные при разработке программ мониторинга, могут быть сформулированы иным образом,   не   повторяющим   ранжирование,   принятое   в ГСМОС. Это решение вполне оправданно, так как региональные и локальные приоритеты тесно связаны с экономикой региона, с местными источниками воздействия. Наконец, программа мониторинга может быть связана с совершенно конкретной проблемой, которая и будет определять приоритеты в данном случае.
 
ГСМОС охватывает весь земной шар. Она была создана совместными усилиями мирового сообщества (основные положения и цели программы были сформулированы в 1974 году на 1-м межправительственном совещании по мониторингу). Первоочередной задачей была признана организация мониторинга за-грязнения окружающей природной среды и вызывающих его факторов воздейст-вия. ГСМОС основывается на системах национального мониторинга, которые функционируют в различных государствах согласно как международным требова-ниям, с одной стороны, и, с другой, специфическим подходам, сложившимся исто-рически или обусловленным характером наиболее остро стоящих экологических проблем. Международные требования, которым должны удовлетворять национальные системы-участники ГСМОС, включают единые принципы разработки про-грамм (с учетом приоритетных факторов воздействия), обязательность наблюде-ний за объектами, имеющими глобальную значимость, передачу информации в Центр ГСМОС.
На территории бывшего СССР в 70-е годы на базе станций гидрометеослужбы была организована Общегосударственная служба наблюдений и контроля состояния окружающей среды (ОГСНК), построенная по иерархическому принципу.
 
В обработанном и систематизированном виде полученная информация представлена в кадастровых изданиях, таких, как "Ежегодные данные о составе и качестве поверхностных вод суши" (по гидрохимическим и гидробиологическим показателям), "Ежегодник состояния атмосферы в городах и промышленных центрах" и др. До конца 80-х годов все кадастровые издания имели гриф "Для служебного пользования", затем в течение 3-5 лет были открытыми и доступными в центральных библиотеках. К настоящему времени массивные сборники типа "Ежегодных данных..." в библиотеки практически не поступают. Некоторые мате-риалы можно получить (приобрести) в региональных подразделениях Росгидромета. Помимо ОГСНК, входящей в систему Росгидромета (Федеральной службы России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды), экологический мониторинг осуществляется целым рядом служб, министерств и ведомств (Министерство по природным ресурсам РФ; Госсанэпиднадзор, Роскомзем, Минсельхозпрод, Госстрой, Госкомстат).
Распределение функций мониторинга по различным ведомствам, не связан-ным между собой, приводит к дублированию усилий, снижает эффективность всей системы мониторинга и затрудняет доступ к необходимой информации, как для граждан, так и для государственных организаций. Поэтому в 1993 году было принято решение о создании Единой государственной системы экологического мони-торинга (ЕГСЭМ), которая должна объединить возможности и усилия  многочис-ленных  служб  для решения  задач комплексного наблюдения, оценки и прогноза состояния среды в Российской Федерации. В настоящее время работы по созданию ЕГСЭМ находятся на стадии пилотных проектов регионального масштаба.
Предполагается, что ЕГСЭМ как центр единой научно-технической политики в области экологического мониторинга будет обеспечивать:
•координацию разработки и выполнения программ наблюдений за состоянием окружающей среды;
•регламентацию и контроль сбора и обработки достоверных и сопоставимых данных;
•хранение информации, ведение специальных банков данных и их гармонизацию (согласование, телекоммуникационную связь) с международными эколого-информационными системами;
•деятельность по оценке и прогнозу состояния объектов окружающей при-родной среды, природных ресурсов, откликов экосистем и здоровья населения на антропогенное воздействие;
•доступность интегрированной экологической информации широкому кругу потребителей.
ЕГСЭМ должна сохранить иерархическую структуру системы ОГСНК, принятую в Росгидромете.
Система государственного экологического мониторинга строится на наблю-дениях, регламентированных самым строгим образом. Список параметров со-стояния окружающей среды, определяемых государственными службами, четко установлен, также как требования к используемым средствам и методам измере-ний, частоте отбора проб и др.
В городе с миллионным населением, где расположено производство, использующее большие количества ртути, программа поста Росгидромета не включала наблюдений за этим вредным веществом. По всей вероятности, программа была сформирована с учетом декларированного еще в 60-е годы рассеяния ртути исключительно в пределах промплощадки предприятия, и сегодня использующего ртуть в технологическом процессе. В то же время соединения ртути являлись и являются типичными для городской среды и особо опасными загрязняющими веществами.
В  системе Росгидромета за качеством  атмосферного воздуха населенных пунктов ведутся наблюдения со стационарных, маршрутных и передвижных (подфакельных) постов. На стационарных постах устанавливаются павильоны типа "Пост-1", "Пост-2", "Воздух", оснащенные аппаратурой для отбора проб и прибо-рами для определения метеорологических параметров. Для постов наблюдений ГОСТ 17.2.3.07-86 «Правила контроля воздуха населенных пунктов» устанавливает  четыре  программы  наблюдений:   полную  (ежедневные наблюдения в 1, 7, 13 и 19 часов с получением информации о среднесуточных и разовых кон-центрациях вредных веществ), неполную (ежедневные наблюдения в 7, 13 и 19 часов с получением информации о разовых концентрациях вредных веществ), со-кращенную (наблюдения в 7 и 13 часов при температуре воздуха ниже —45° С в местах, где содержание примесей низкое) и суточную (непрерывный отбор проб для определения среднесуточных концентраций вредных веществ). Методы пробоотбора и анализа детально описаны и регламентированы соответствующим ру-ководством. Выбор исследуемых примесей осуществляется в зависимости от количества выбросов этих веществ, их класса опасности, характерного  размера города,  рассеивающей способности атмосферы конкретного района. Считается, что при незначительных объемах выбросов, когда приземные концентрации близки к фоновым, наблюдения нецелесообразны.
Порядок организации и проведения наблюдений за состоянием поверхностных вод определен ГОСТом 17.1.3.07-82 «Охрана природы. Гидросфера. Правила контроля качества воды, водоемов и водотоков» и соответствующими методическими указаниями. Разработанная система предусматривает согласованную программу работ по гидрологии, гидрохимии и гидробиологии. Пункты наблюде-ний устанавливают в зависимости от хозяйственного значения водных объектов, их размеров и экологического состояния. Периодичность наблюдений определя-ется категорией пункта. Пункты наблюдений первой и второй категорий устанав-ливают в крупных городах, в районах повторяющихся аварийных сбросов и высокой загрязненности — от 10 до 100 ПДКв или ПДКвр и более (в соответствии с ти-пом водного объекта; определение указанных параметров см. в разделе "Нормирование качества воды"). Пункты третьей категории устанавливаются в районах расположения городов с населением менее 0,5 млн. человек (большая часть на-селения России проживает в малых городах), в замыкающих створах больших и средних рек и водоемов, в районах организованного сброса сточных вод, где сис-тематическая загрязненность воды по одному или нескольким загрязняющим ве-ществам достигает 10 ПДКв или ПДКвр (в соответствии с типом водного объекта).
Наблюдения за уровнем загрязнения почв носят, как правило, экспедиционный характер и выполняются в соответствии с требованиями ГОСТа 17.4.4.02-84 "Охрана природы. Почвы. Методы отбора и подготовки проб для химического, бактериологического, гельминтологического анализа на определенных площадях по регулярной сети опробования, на ключевых участках, характеризующих типичные сочетания природных условий и антропогенного воздействия, на отдельных почвенно-геохимических профилях".
Унифицированная и строго регламентированная система определяет сопоставимость всех получаемых в сети мониторинга сведений. Однако в ряде случаев это приводит к тому, что автоматически выполняются анализы, не имеющие особой практической ценности, в то время как реальные проблемы могут остаться вне поля зрения службы мониторинга. Невозможность использования других методик, кроме стандартизованных, также порождает ряд проблем.
Как уже было отмечено, осуществление экологического мониторинга в Рос-сийской Федерации входит в обязанности различных государственных служб. Это приводит к некоторой неопределенности (по крайней мере, для общественности) в отношении распределения обязанностей госслужб и доступности сведений об источниках воздействия, о состоянии окружающей среды и природных ресурсов. Ситуацию усугубляют периодические перестройки министерств и ведомств, их слияния и разделения.

На региональном уровне экологический мониторинг и/или контроль обычно вменяется в обязанность:
• Департаменту охраны природы.
•Комитету по гидрометеорологии и мониторингу (импактный, региональный и отчасти фоновый мониторинг).
•Санитарно-эпидемиологической   службе   Минздрава   (состояние рабочих, селитебных и рекреационных зон, качество питьевой воды и продуктов питания).
•Министерству природных ресурсов (прежде всего наблюдения и контроль за выбросами действующих предприятий, геологические и гидрогеологические на-блюдения). •Предприятиям, осуществляющим выбросы и сбросы в окружающую среду (наблюдение и контроль за собственными выбросами и сбросами).
•Различным ведомственным структурам (подразделениям Минсельхозпрода, МинЧС, Минтопэнерго, предприятиям водно-канализационного хозяйства и проч.)
Для того чтобы эффективно использовать сведения, уже полученные госу-дарственными службами, важно точно знать функции каждого из них в области экологического мониторинга (рис.35).
В идеальном случае система импактного мониторинга должна накапливать и анализировать детальную информацию о конкретных источниках загрязнения и их воздействии на окружающую среду. Но в сложившейся в РФ системе сведения о деятельности предприятий и состоянии среды в зоне их воздействия по большей части усреднены или основаны на заявлениях самих предприятий. Большая часть доступных материалов отражает характер рассеяния загрязняющих веществ в воздухе и в воде, установленный с помощью модельных расчетов, и результаты замеров (ежеквартальных — по воде, ежегодных или более редких — по воздуху). Состояние окружающей среды достаточно полно описывается лишь в крупных го-родах и промышленных зонах.
 
В области регионального мониторинга наблюдения ведутся, в основном, Росгидрометом, имеющим разветвленную сеть, а также некоторыми ведомствами (агрохимслужба Минсельхозпрода, водно-канализационная служба и др.) И, наконец, существует сеть фонового мониторинга, осуществляемого в рамках программы МАВ  (Man and Biosphere). Практически не охваченными сетью наблюдений остаются малые города и многочисленные населенные пункты, подавляющее большинство (диффузных) источников загрязнения. Мониторинг состояния водной среды, организованный, прежде всего, Росгидрометом и, до некоторой степени, санитарно-эпидемиологическими (СЭС) и коммунальными (Водоканал) службами, не охватывает подавляющее большинство малых рек.
В то же время известно, что загрязнение больших рек в значительной части обусловлено вкладом разветвленной сети их притоков и хозяйственной деятель-ностью в водосборе. В условиях сокращения общего числа постов наблюдений очевидно, что государство в настоящее время не располагает ресурсами для организации сколько-нибудь эффективной системы мониторинга состояния малых рек.
Таким образом, ясно выявляются  "белые пятна"  на больших территориях, где систематические наблюдения не проводятся. Более того, в рамках сети госу-дарственного экологического мониторинга отсутствуют предпосылки к их организации в этих местах. Практическая ориентация мониторинга, концентрация усилий на местных проблемах в сочетании с продуманной схемой и корректной интерпретацией полученных данных позволяют эффективно  использовать имеющиеся у общественности ресурсы. Кроме того, эти особенности  обществен-ного мониторинга создают серьезные предпосылки для организации конструктивного диалога, направленного на консолидацию усилий всех участников.
Различают мониторинг также по объектам. Так, в литературе можно встретить такие виды мониторинга, как гидрологический, ботанический, почвенный и др. Законодательно достаточно продвинутым является земельный мониторинг, который должен был бы проводиться уже с 1992 г. в рамках Государственной про-граммы мониторинга земель РФ (постановление Правительства РФ № 497). Сле-дует заметить, что земельный мониторинг шире понятия почвенного. Земля - это пространственно-хозяйственный ресурс, наряду с почвой характеризующийся оп-ределенной площадью, стилем использования, формой поверхности, климатом и биопродуктивностью.
В плане реализации земельного мониторинга в региональном аспекте имеется ряд особенностей, обусловлено тем, что Республика Бурятия составляет 2/3 территории бассейна озера Байкал - Участка мирового природного наследия. Ох-рана и оптимальное использование природных, в том числе почвенных, ресурсов Байкальского региона являются общероссийской проблемой, а уровень ее решения будет всегда находиться под пристальным вниманием международного научного сообщества. Кроме того, Байкальский регион объявлен модельной террито-рией устойчивого развития. Здесь расположены самые восточные в Евразии и северные в Азии степи, испытывающие особую криоаридную доминанту опустынивания.
Все это накладывает особую ответственность на программу земельного мониторинга. Он должен выполнять свои прямые «штатные» функции: наблюдения, оценку состояния земельных ресурсов и прогноз их изменения. Одновременно региональный земельный мониторинг должен иметь статус научных исследований. Так, региональный земельный мониторинг должен ориентироваться на следующие крупные направления:
I  - современное состояние земель как природного ресурса жизнеобеспечения, основы устойчивого развития и сохранения необходимого биоразнообразия;
II  - опустынивающиеся земли, закономерности трансформации земель, поиск почвенных мониторов, диагностирующих и интегрально характеризующих специфическую криоаридную доминанту опустынивания, определение пастбищной емкости, предельно допустимых экологических нагрузок на земли;
III  - химическое загрязнение земель, слежение за каналами миграции загрязняющих веществ, выявление мониторов металлоирессинга;
IV  - земли мелиоративного фонда, современное состояние;
V  - селитебные и нарушенные земли, определение степени их нарушенности, темпы восстановления при рекультивации и санации.
Остается не вполне выясненным перечень почвенных показателей, адекватно позволяющих оценить временную изменчивость экологического состояния и плодородия почв. Необходимо исходить из известной теоремы Геделя, которая в вольном изложении трактует следующее: чтобы получить непротиворечивое мнение о системе, надо, чтобы наблюдатель находился вне этой системы. Понятно, что это требование не всегда выполнимо в полной мере. Важен подход с позиций аксиологии. Наиболее ценными будут те показатели, которые характеризуют систему в целом. Обращается внимание на такие свойства показателя, как его харак-терное время (минимальное время для формирования и достаточно большая стабильность), простота и надежность.
Байкальский регион ввиду своих очевидных особенностей (и как Участок мирового наследия, и как регион, подвергающийся опустыниванию), видимо, должен иметь ряд дополнительных показателей. Для определения оптимального регио-нально-специфического  перечня показателей, т.е. определения системы почвенно-экологических мониторинговых показателей, необходимо первоначально организовать контроль достаточно большого множества показателей на научных мо-ниторинговых полигонах, расположенных в разных почвенно-климатических зонах, ландшафтах и угодьях
На следующем этапе требуется использовать процедуру автоматической классификации (метод главных компонент, кластерный, дискриминантный анализы и др.).
В процессе мониторинга важно уметь объективно выделить собственно вре-менную составляющую изменения почвенных показателей от пространственных, которые в виде шума могут существенно исказить конечные итоги. Это предпола-гает широкое использование математико-статистических методов. Последние должны характеризовать в первую очередь почвы как по вертикали, так и по горизонтали, т.е. статистический паспорт должна иметь каждая почва на таксономи-ческих уровнях типа и подтипа, а также такой паспорт должен быть составлен для всех основных почвенно-геоморфологических выделов. Нет смысла дополнитель-но и подробно останавливаться на том, какую роль сыграют эти материалы для земельно-кадастровых оценок, в настоящее время проводимых на чисто субъективной не воспроизводимой основе.
Еще один новый подход к мониторингу земель исходит из комплексности понятия «земля». Предметом мониторинга должны стать статистические связи между природными и природно-антропогенными (техногенными) компонентами, т. к. именно они лежат в структурно - функциональной основе земель.



Мониторинг окружающей среды

Мониторинг окружающей среды // Бурятия – концептуальные основы стратегии устойчивого развития / Под ред. Л.В. Потапова, К.Ш. Шагжиева, А.А. Варламова. – М., 2000. – С. 348-379.

Общие положения

Первые предложения по организации системы мониторинга были разработаны экспертами специальной комиссии СКОПЕ (Научный комитет окружающей среды) в 1971 г. На основе разработок комиссии перед проведением Стокгольмской конференции ООН по окружающей среде (5-12 июня 1972 г.) появился термин «мониторинг». Первое межправительственное совещание по мониторингу было созвано Советом управляющих по проблемам окружающей среды (ЮНЕП) в феврале 1974 г. в Найроби (Кения), на котором были изложены основные положения и цели программы глобальной системы мониторинга окружающей среды (ГСМОС), определены уровни организации этой системы.
В соответствии с указанными разработками национальный мониторинг отдельных стран входит в общую мировую систему как одна из подсистем, в отличие от компонентных подсистем. В этом случае мониторинг превращается в многоцелевую информационную систему, оповещающую о состоянии биосферы, степени антропогенного воздействия на среду, факторах и источниках этого воздействия. Приоритетным направлением в системе глобального
мониторинга были признаны наблюдения за загрязнением окружающей среды на локальном уровне, а также на региональном и фоновом.
Согласно Н.Ф. Реймерсу (1990), мониторинг — слежение за состоянием окружающей среды и «предупреждение о создающихся критических ситуациях, вредных или опасных для здоровья людей и других живых организмов». В словаре И.С. Щукина (Четырехъязычный..., 1979) под мониторингом понимается слежение за какими-либо объектами и явлениями природной среды и предупреждение об их появлении, изменении и создающихся критических ситуациях, вредных или опасных для здоровья людей, организмов, природных и антропогенных объектов. В качестве международного принято определение мониторинга, данного Ю.А. Израэлем: «Мониторинг — система повторных наблюдений одного или более элементов окружающей природной среды в пространстве и времени с определенными целями» (Израэль, Гасилина, Ровинский, 1978).
При этом система включает следующие направления деятельности: наблюдение за состоянием природной среды и факторов (антропогенных) воздействия на нее, наблюдения за эффектами, вызываемыми этими воздействиями на биологические системы (в первую очередь на человека), прогноз состояния биосферы, оценка тенденций изменения этого состояния. Суть концепции мониторинга как многоцелевой информационной системы сводится к наблюдению и анализу состояния природы, а ее регулирование — к нормированию загрязнений, т.е. слежению за тем, чтобы выбросы не превышали установленных норм (Израэль, Ровинский, 1986).
В рамках стратегии устойчивого развития в бассейне оз. Байкал система мониторинга является одним из действенных подходов для сохранения биоразнообразия при взаимодействии общества и природы, т.е. возможна эффективная проработка изучения пространственной организации природной среды для целей территориальной организации общества. При такой постановке возможно создание целостной программы устойчивого взаимодействия общества и природы для жизни нынешнего и последующих поколений.
С помощью мониторинга выявляются критические ситуации, лимитирующие факторы воздействия и наиболее подверженные воздействию элементы биосферы. Сбор, обработка и распространение данных системы мониторинга обеспечивают информацией «органы государственного планирования и управления, научно-исследовательские учреждения» (Израэль, Ровинский, 1986). Неотъемлемым условием современного мониторинга на стадии оперативного обобщения и синтеза информации являются создание компьютерных баз данных и применение современных информационных технологий (Ресурсно-экологическое..., 1993; Дистанционные..., 1987).
Иерархия в организации природы и соответствующей ей организации общества требует проведения и разномасштабного мониторинга для целей оптимизации взаимодействия природы и человека (Герасимов, 1976; Сочава, 1978; Миланова, Альтшулер, Мнакацанян, 1990). В этой связи системы мониторинга будут также иерархичны.
1.  Глобальный уровень — слежение за основными («фоновыми») параметрами, прежде всего за состоянием атмосферы. В рамках ГСМОС существуют 22 сети действующих станций системы глобального мониторинга (Гвинн, 1986).
2.  Региональный уровень — выявление главных путей миграции загрязнителей, определение основных источников выбросов, наносящих максимальный ущерб природе в рамках крупных природных (бассейн, физико-географическая провинция, область) или административно-управленческих регионов.
3.  Локальный уровень — слежение за конкретными объектами (крупными заводами, городами, реками, озерами и т.д.).
Важнейшая задача мониторинга — наблюдение за теми изменениями, которые связаны с деятельностью человека. Ведь часто именно его хозяйственное воздействие привносит опасные изменения в природные геосистемы, ведет к их частичному, а иногда даже полному перерождению или уничтожению. Воздействие человека сказывается на всех ресурсах биосферы и неизбежно влечет за собой изменения в экологических системах, ландшафтах,
природных комплексах. Одновременно нужно следить и за естественными природными изменениями, прежде всего за такими явлениями, как циклоны и штормы, песчаные бури, лавины и сели, наводнения, лесные и степные пожары и др.
Мониторингу окружающей среды посвящены в настоящее время многие национальные и межнациональные программы и проекты, выполняемые в рамках специальных программ ООН по окружающей среде (ЮНЕП), программы ЮНЕСКО «Человек и биосфера», программы РФ «Природа», «Питьевая вода», «Экологическая безопасность», «Биологическое разнообразие» и др. В Российской Федерации слежение и контроль за природной средой осуществляются в основном Государственными комитетами РФ по экологии и природопользованию, гидрометеорологии, министерствами природных ресурсов, сельского и лесного хозяйств.
В экологическом справочнике за 1993 г. приведен краткий перечень городов и поселков Забайкалья с устойчивым уровнем 10-кратного загрязнения территории по сравнению с фоновым содержанием. По Бурятии выделены следующие населенные пункты: Гусиноозерск, Заиграево, Илька, Новоильинск; а в соседней Читинской области: Забайкальск, Краснокаменск, Октябрьский, Оловянная, Петровск-Забайкальский, Приаргунск, Чернышевск, Шерловая гора.
Один из примеров регионального мониторинга — комплексный мониторинг состояния природной среды в бассейне озера Байкал (Проблемы..., 1983; Мониторинг..., 1991; Человек..., 1993). Выявлено, что гидрохимический режим фоновых районов озера (90% площади акватории и 95% объема водных масс) находится в естественном состоянии, тем не менее местами наблюдается устойчивое поступление загрязняющих веществ: Селенгинское мелководье, районы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК), портов Байкал, Култук, Нижнеангарск, Северобайкальск, байкальских участков Транссиба и БАМа, пролив Малое Море, Чивыркуйский и Баргузинский заливы. С атмосферным переносом происходит повсеместное загрязнение подстилающей поверхности.
В связи с сооружением плотины Иркутской ГЭС и повышением уровня озера произошли ухудшение экологической ситуации в прибрежных нерестилищах и подрыв кормовой базы. В результате — катастрофическое (для стабильной аквальной среды) нарушение трофических связей, приведшее к резкому уменьшению запасов, например такой ценной промысловой рыбы, как омуль. В результате деятельности БЦБК изменился гидрохимический режим озера в районе комбината на площади около 30 тыс. кв. км, произошли антропогенная трансформация локальных балансов ряда веществ, включая сульфаты, хлориды, ртуть, а также обеднение видового состава гидробионтов.
Следствием роста антропогенной нагрузки на р. Селенгу явились существенное изменение ее гидрохимического режима и трансформация химического состава растворенных веществ, увеличение содержания, в первую очередь сульфатов, соединений азота и фосфора. Неблагоприятная экологическая обстановка складывается в районе Селенгинского мелководья на площади около 1000 кв. км. Баланс микроэлементов в Байкале носит естественный характер, и в то же время по прогнозу на период до 2010 г. при отсутствии природоохранных мер возможно нежелательное нарушение баланса ряда экологически опасных тяжелых металлов в озере. Основным источником приходной части баланса углеводородов в Байкале являются воды р. Селенги, байкальские порты и флот.
Использование картографического метода в системе инструментария мониторинга является его необходимым условием и неотъемлемым компонентом. Карта выступает в качестве важного инструмента мониторинга и является его конечным продуктом. Картографическое обеспечение составляет подсистему комплексного мониторинга, а при надлежащем обеспечении можно говорить о «картографическом мониторинге» (Берлянт, 1982; Берлянт, 1988). Основным средством его осуществления являются использование аэро- и космических съемок и наземные наблюдения, поэтому этот комплекс изучения географических явлений и процессов ряд исследователей называют картографо-аэрокосмическим мониторингом (Книжников, Кравцова, 1991; Востокова и др., 1988). В настоящее время наиболее распространены визуальное (визуально-инструментальное) дешифрирование как одномоментных, так и разновременных аэрокосмических снимков, сопоставление их со старыми топографическими и тематическими картами.
Человеческое общество оказывает определенное влияние на естественные изменения, а также вызывает новые искусственные изменения, привносит в природу новые химические соединения. Это воздействие накладывается на природные процессы, вызывает сдвиги в вещественно-энергетическом балансе и динамически эволюционных изменениях геосистем, а фиксация результирующего эффекта производится мониторингом. В целом природная составляющая преобладает над техногенной. Это касается как природных комплексов и их антропогенных модификаций, так и техногеосистем, где антропогенные факторы опосредуются природными. Вместе с тем, как указывает Ю.А. Израэль (1978), мониторинг — это прежде всего система для обнаружения антропогенных изменений окружающей среды на фоне ее естественных колебаний, и из нее следует выделить в первую очередь «мониторинг антропогенных загрязнений».
В то же время в области мониторинга окружающей природной среды специальных исследований в Забайкальском регионе, и в частности в Бурятии, мало. Отсюда вытекает необходимость обозначить первоочередные аспекты в этой области. Мы хотели обратить внимание исследователей на актуальность обсуждаемой проблемы, необходимость мониторинговых исследований в Забайкальском регионе, несмотря на то, что он считается относительно экологически чистым районом. Наиболее приоритетными среди них, на наш взгляд, следует считать следующие.

Ландшафтный мониторинг

Ландшафтный мониторинг как подсистема Единой государственной системы экологического мониторинга подразделяется на геоботанический, климатический (мезо- и микроклиматический), геохимический, почвенный и т.д. (Проблемы..., 1984). Объединяющей основой выступает серия карт, для которой обязательными являются схема природного районирования и ландшафтные карты разного масштаба, в том числе топологических полигонов крупного масштаба (Семенов, Суворов и др.,
1993). В базовую серию включаются ландшафтно-геохимические карты, карта способности геосистем к самоочищению, создаваемая на основе почвенной карты и данных площадного обследования состояния геосистем. Геохимический аспект особенно важен в современных условиях широкомасштабного загрязнения окружающей среды.
Для проведения мониторинга геосистем необходимы знания о временной структуре геосистем — изменение их во времени, где различают два типа изменений: обратимые и необратимые (прогрессивные). С ними связаны такие важные понятия, как саморегуляция и устойчивость геосистем. Обратимые изменения имеют периодический или ритмический характер смены состояний в рамках одного инварианта, которые составляют собственно динамику геосистем. Изменения второго типа приводят к необратимым поступательным сменам геосистем с коренной перестройкой их структуры — к эволюции в развитии геосистем (Сочава, 1978; Исаченко, 1991). Изучение закономерных переходов одних состояний в другие позволило Н.Л. Беручашвили (1986) ввести понятие изменений «природно-территориальных комплексов (ПТК)», подразделяющихся по динамическому состоянию на кратковременные (до 1 суток), средневременные (от 1 суток до 1 года) и длительновременные (больше года).
Как отмечает А.Г. Исаченко (1991), деление ландшафтов на «природные» и «антропогенные» имеет условный, искусственный характер. Немаловажную роль для реконструкции геосистемы играют палеогеографические методы, моделирование. На топологическом уровне объективная сложность субстратной организации геосистем выглядит достаточно ясно. На данном уровне исследования проступает более высокая разрешающая способность познания взаимосвязей в геокомплексе или, иными словами, выстраивается модель с более высоким уровнем разрешения (Бредли, 1971). В этой связи, как отмечает В.Н. Солнцев, «тонкий слой воздуха и постепенно сменяющий его тонкий слой почвы, прочно «скрепленные» и плотно заполненные живой и отмершей биомассой, — вот что в совокупности составляет тот целостный контактный слой вещества» (1981, с. 186), в аридных условиях днищ межгорных котловин имеющий указанный характер.
Особенно ярко данное положение выглядит по отношению к рыхлой поверхности подвижных эоловых песков. Объективно возникший природоохранный аспект землепользования вызвал к жизни введение особого режима природопользования, так как антропогенное опустынивание в степных котловинах ведет к сокращению земельных угодий. В пространственно ограниченных возможностях горных условий Республики такой процесс имеет определенный характер. Необходимое управление состоянием природной среды и сохранение ее ресурсной функции могут осуществляться ландшафтным (геосистемным) мониторингом. На уровне ландшафта в региональных условиях мониторинг пока неосуществим, а на уровне урочища вполне реален, причем примеров таких достаточно — оросительная или лесомелиоративная системы, внесение удобрений на определенной территории и т.д.
Общее состояние ландшафтной сферы Земли зависит от установления правильного соотношения между активизацией хозяйственной деятельности человека, обусловленной ростом его численности, и ограниченными возможностями природно-ресурсного потенциала ряда регионов. Проблема совместимости хозяйственной деятельности с состоянием природной среды стоит повсеместно, и необходимо четко представлять себе это в приложении к конкретной территории. Для комплексного прогноза состояния природной среды нужна конкретная пространственно-временная характеристика ландшафтных условий территории. Как известно, негативные аспекты природопользования есть результат недостаточной научной обоснованности планирования природопользования, отсутствия региональных ландшафтных прогнозов.
Нужно также иметь в виду, что каждый регион различного таксономического ранга и ландшафтной сложности имеет свою местную специфику взаимодействия «человек — ландшафты» — сложного исторического процесса. Известны разные способы прогнозирования состояния природных компонентов и природных комплексов: экстраполяция, экспертные оценки, моделирование и др.
(Миланова, Рябчиков, 1986). В данном случае при ландшафтном подходе ставится ряд вопросов по определению оптимальных видов и форм природопользования. От его точности и обоснованности зависят некоторые аспекты развития общества, в том числе предотвращения экологических проблемных ситуаций и ареалов.
Таким образом, к концу XX в. вопросы взаимодействия общества и природы приобрели определенную остроту, в них обозначились многочисленные конфликты точечного и площадного распространения. К примеру, в сфере землепользования, как отмечают Д.Л. Медоуз и др. (1991), «за считанные годы человек переместился из состояния великого изобилия земельными ресурсами в состояние великого дефицита». Возникшие геоэкологические проблемы в состоянии решить прежде всего географические науки и, по мнению И.П. Герасимова, «...более других наук подготовлены к экологическим исследованиям на междисциплинарной основе» (1978). В конечном итоге конфликтные природно-хозяй-ственные ситуации разрешимы в одном направлении — в создании продуктивной окружающей среды, мозаику которой слагают культурные ландшафты.

Мониторинг процесса обезлесенья

Велика роль леса и лесных насаждений в населенных пунктах в сохранении устойчивости природы как в региональном (борьба с эрозией почв), так и в глобальном плане (поглощение больших количеств СО2 из атмосферы). В наше время возрастает роль лесов как источника генетических ресурсов и зон сохранения биологического разнообразия.
Общеизвестно, что площадь, занятая лесом, сокращается под влиянием рубок леса, пожаров, горных, строительных работ, расширения сельхозугодий и других вмешательств человека. Естественное и искусственное лесовозобновление не обеспечивает полностью восстановление леса на прежних ареалах. Наши обследования вырубок на отдельных участках бассейна р. Уды показывают, что на 10% лесосек естественное возобновление отсутствует, на 10% затягивается на 10-15 лет и на 10-15% возобновляется со сменой малоценных пород (осина, береза), а на оставшиеся 65-70% имеется удовлетворительное возобновление сосны с периодом возобновления до 10 лет.
Естественные и искусственные лесовозобновительные процессы полностью не компенсируют вырубки, эффективность лесокультурных работ по приживаемости, особенно в остро засушливые годы, по нашим обследованиям, не превышала 25-30%. На южных, верхних крутых склонах и вершинах сопок леса часто остаются без возобновления. По учтенным данным с 30-х годов в Бурятии вырублено около 240 млн. куб. м древесины, что эквивалентно 2 млн. га при среднем запасе до 130 куб. и/та. За период, меньший половины возраста спелого леса, вырублены полностью спелые и перестойные леса в бассейнах большинства рек и речек Селенгинского среднегорья и Баргузинской долины. За короткое время уничтожен огромный биологический потенциал экосистем региона, стабилизирующий фактор в регулировании водного режима и охране почв.
Степные сосняки являются наиболее доступными в транспортном отношении и вырублены методом концентрированных рубок в 50-60-е годы. Оставшиеся древостой подвергаются рубке и в настоящее время. К ним относятся леса межгорных котловин Селенгинского среднегорья и Баргузинской долины. Охрана и ведение лесохозяйственных работ в этих лесах находятся на экстенсивном уровне: выборка только деловой древесины; оставление порубочных остатков на лесосеках и их плохая очистка; высокий процент уничтожения подроста при разработке лесосек (70-90%); уборка семенников; частые пожары; малый объем и низкое качество лесовосстановительных работ. В них продолжается практика заготовки жердей в молодняках, причем нередко это идет сплошной рубкой растущего леса вместо заготовки жердей в горельниках.
Продолжается уничтожение степных лесных массивов, колок и куртин на песках. Обследование последних лет показало, что прежние островные массивы сосняков исчезли в Куйтунских степях (Баргузинская долина), раскорчевываются реликтовые рощи ильма забайкальского на песчаных почвах (Селенгинское среднегорье), сосновые массивы, граничащие с полями в междуречье Селенги-Чикоя, и во многих других местах. Идет односторонний процесс
наступления степи на лес и расширения площадей песков из-под леса, развивающийся в результате деятельности человека.
На огромной территории бассейнов бывших сплавных рек (Уда, Курба, Кижинга, Баргузин, Ина и др.), где лесосырьевые запасы истощены, произошла резкая смена старого древостоя на молодой. Резкое качественное изменение в возрастной структуре лесов, естественно, отразилось на их водорегулирующей способности.
Трактовка вопроса усыхания лесов в Бурятии имеет противоречивые толкования. Нами обнаружены очаговые усыхания светлохвойных в окрестностях г. Улан-Удэ, вдоль магистральных автодорог, на восточном побережье Байкала (ур. Болдакова, п-ов Святой Нос). Во многом это объясняется загрязнением природной среды (промышленность, транспорт, бытовой сектор), а также влиянием засух. Усыхание лесов происходит по известной схеме: ослабление древостоя — нападение вторичных вредителей — гибель деревьев.
В последние годы леса сильно страдают от пожаров. Сосняки Бурятии, представленные чащами молодняков, представляют огромную массу горючего материала, и до 70% площади лесов отнесено к высшим классам пожарной опасности (1 и 2). Лесохозяйственные предприятия увлечены ширпотребом, основной продукцией которого являются пиломатериалы из ценной древесины сосняков степных котловин. При этом основная лесохозяйственная деятельность — воспроизводство, охрана, уход за лесом — смещается на задний план и под видом санрубок и рубок ухода часто идет настоящая рубка главного пользования.
Таким образом, очевидно ухудшение основных факторов природной среды, особенно в экологических связях «лес — почва —-вода». Нарушение явилось результатом длительных концентрированных рубок леса в бассейнах рек, уничтожения насаждений на больших площадях лесными пожарами, распашки легких почв и развития ветровой и водной эрозии почв. Локализация концентрированных рубок в Селенгинском среднегорье и в Баргузинской долине, лесозаготовка — до 85% по массе — одной породы сосны, постоянный и значительный переруб по ней расчетной лесосеки
усугубили процесс деградации природной среды. Хозяйственные меры, направленные на производство и повышение продуктивности лесных ресурсов, являются еще недостаточно эффективными.
Опустынивание представляет собой процесс деградации природных комплексов в семиаридных, аридных и, частично, семигумидных районах, происходящий в результате изменения климата и деятельности человека. Основным приоритетом в этой области должно быть осуществление профилактических мероприятий в отношении земель, которые еще не деградированы или деградиро-ваны в незначительной степени. В отношении территорий, подвергшихся антропогенному опустыниванию, необходимо создание системы мер и способов борьбы с этим явлением.
В наших исследованиях в стационарных условиях сухой степи по лесной мелиорации антропогенно опустыненных природно-территориальных комплексов (ПТК) в структуре степных ландшафтов наметился один из подходов к решению проблем устойчивости или экологической стабильности (Природопользование и охрана..., 1990). Для характера ландшафтного мониторинга большое значение имеют природная устойчивость ландшафта и его экологический потенциал (Исаченко, 1974). Они формируются под непосредственным влиянием энерговещественных составляющих и сообщают ландшафту его характерные особенности. Основой энергетической составляющей является солнечная радиация, формирующая первичное звено в экологической цепочке. Поток вещества осуществляется через водную компоненту и в зависимости от увлажнения имеет разную интенсивность и качество.
Вовлекая в кругооборот почвенную часть, указанные составляющие формируют разнообразные природные комплексы, обладающие неодинаковой продуктивностью. Антропогенное вмешательство нивелирующе влияет на природно-территориальные комплексы (ПТК), приводя их к одинаково низкой продуктивности уровня пустынных геокомплексов. В то же время экологический потенциал (ЭП) ландшафтов степных котловин Бурятии сохраняется достаточно высоким, а при управлении природными процессами величина его объективно возрастает. Конкретные примеры общеизвестны, а для придания этим фактам широкомасштабности необходима прежде всего пространственная организация ландшафтов.
Такая операция предоставляет также возможность изучения селитебной емкости степных территорий с учетом их экологического потенциала. На наш взгляд, экологический потенциал в значительной степени определяет естественную продуктивность ПТК, на основании которой строилось экстенсивное природопользование. Изученная возможность будет являться первым приближением к научно обоснованным пределам развития территории региона. В перспективе неотвратимость упорядочения расселения в бассейне Байкала в целях сохранения его природной среды в условиях оптимизации природопользования станет первоочередной.
Экологический потенциал рассчитывается по предлагаемой ниже схеме и является произведением таких величин, как гигроскопическая влажность (%) в горизонте 0-10 см, содержание гумуса (%) там же, величина радиационного баланса (МДж/кв.м в год), сумма атмосферных осадков (мм в год). Показано, что в сосновом ПТК ЭП достаточно высок по сравнению с хозяйственно освоенной территорией. Относительно высок ЭП в увлажненном солонцовом ПТК. В то же время ЭП закрепленных песков и каштановой почвы почти одинаков. Такой результат объясняется дефляцией распаханных площадей и выдувом гумуса из верхних горизонтов. На целинных участках экологический потенциал высок. При этом подходе возможен геосистемный мониторинг в наземных условиях степных ландшафтов Бурятии.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   
Необходимо также затронуть вопрос о ландшафтном прогнозировании, являющемся обязательным разделом в структуре системы мониторинга. Этому посвящен ряд работ (Сочава, 1978; Исаченко, Попов, 1982; Семенов, 1983, 1994; Берлянт, 1988; Исаченко, 1980; Географическое..., 1990; Стационарные..., 1994 и др.). Прогноз — предвидение будущих состояний геосистем, их изменений, возникающих, как правило, вследствие деятельности человека. Прогнозный блок геосистемного мониторинга основывается на ландшафтно-географическом прогнозе с учетом социально-экономического развития территории, при этом инструментом экстраполяции является ландшафтная карта. Существует определенный опыт осуществления подобного прогноза (Человек..., 1988; Семенов, 1991).
Прогноз состояния природной среды учитывает цели комплексного хозяйственного развития региона. Наличие прогнозных разработок дает возможность предвидеть негативные стороны хозяйственного и иного воздействия, которые могут вызвать значительное ухудшение ландшафтно-экологической ситуации в регионе. Существуют локальные, региональные и глобальные прогнозы изменения природной среды. К примеру, подтвердился прогноз о глобальном потеплении климата, сделанный в нашей стране (Антропогенные..., 1987).
Основная задача ландшафтного прогноза — помочь правильно спланировать территориальную организацию рационального природопользования, предусмотреть развитие возможных отрицательных процессов при определенном уровне социально-экономического развития региона (Чупахин, 1990).

Мониторинг водных объектов

Для устойчивого водопользования необходима систематизированная объективная информация о состоянии водных и водохозяйственных объектов Республики. Информация о водных объектах (гидрометрическая, гидрохимическая и пр.) накапливается на гидрометеорологической сети станций и постов Бурятского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Здесь проводятся регулярные наблюдения за уровнями, расходами, температурой воды, ледовыми явлениями, режимом твердого стока и химическим составом природных вод.
Государственный комитет Республики Бурятия по экологии и природопользованию имеет свою сеть стационарных постов наблюдения за качеством воды на основных водных объектах. Служба водного хозяйства Республики, входящая в состав Комитета природных ресурсов, также имеет сеть контрольных створов на наиболее подверженных антропогенному воздействию водных объектах, на которых проводятся регулярные наблюдения за химическим составом вод в разные сезоны года. Регулярные наблюдения за бактериологическим состоянием водных объектов проводит служба санэпиднадзора Республики.
Существующая сеть гидрологических постов на территории Бурятии подчиняется трем региональным управлениям по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды: Иркутскому, Забайкальскому и Якутскому.
В связи с современным состоянием экономики всей страны и уменьшением объемов финансирования всех сфер жизнедеятельности общества, в том числе и Гидрометеослужбы, происходит сокращение сети гидрологических постов. Чтобы сохранить бесценную информацию, получаемую на этой сети, необходима государственная поддержка этой службы, нужна государственная программа развития гидрометеослужбы России. На республиканском уровне также необходимо разработать программу развития гидрометеослужбы, определиться с источниками финансирования, с основными направлениями деятельности службы. Полученная информация требуется всем отраслям экономики страны.
В службе водного хозяйства сокращается число створов наблюдений, отбор проб на химический анализ становится нерегулярным и редким. Это также связано с общим состоянием экономики страны.
Мониторинг должен базироваться на принципах организации, структуры и функционирования государственного экологического мониторинга: непрерывное наблюдение и прогноз состояния водного фонда для своевременного выявления и оценки изменений, предупреждения или устранения негативных воздействий. Необходимо разработать комплексную научно обоснованную программу мониторинга.
Важная роль в программе должна быть отведена общественному мониторингу с привлечением общеобразовательных и других учебных заведений.
Реализация данной программы может обеспечиваться информацией из существующих баз данных: в службе водного хозяйства — базы 2 ТП (водхоз) об использовании водных ресурсов в республике, баз гидрометеослужбы, Госкомэкологии и органов санэпиднадзора.
В программе мониторинга нужно особо выделить возможность использования космической информации.
На водных объектах Республики существует множество гидротехнических сооружений: защитные дамбы, пруды и водохранилища, мелиоративные системы и т.д. Многие гидротехнические объекты требуют капитального ремонта, приходят в обветшалое состояние. Аварии на этих объектах могут иметь катастрофические последствия. Поэтому необходимо в ближайшем будущем организовать службу контроля за этими объектами.
После ввода в эксплуатацию Иркутского гидроузла и связанного с ним подъема уровня оз. Байкал на 1 м начали развиваться эрозионные процессы в береговой зоне: абразия, подтопление, разрушение берегозащитных сооружений. В настоящее время проводятся работы по наблюдению за абразией берегов, организована сеть контрольных реперов. В 90-е годы эту работу проводили сотрудники бывшего Управления эксплуатации водохозяйственного комплекса оз. Байкал МПР России совместно с Министерством лесного хозяйства Бурятии. Эта работа должна быть продолжена и распространена на крупные реки, особенно на участки рек у больших населенных пунктов, в том числе в районе г. Улан-Удэ на р. Селенге.
Для реализации программы мониторинга целесообразна организация единого информационного центра на базе одного из государственных органов управления использованием и охраной водного фонда МПР России.

Мониторинг геологической среды

С понятием мониторинга геологической среды в нашей стране иногда связывают литомониторинг и инженерно-геологический мониторинг. Не останавливаясь на известных различиях, следует отметить, что в большинстве случаев под этими терминами подразумеваются одни и те же объекты, цели, задачи, проблемы. Поэтому приведем широко применяемое определение геологической среды: «Под геологической средой
мы понимаем любые горные породы и почвы, слагающие верхнюю часть литосферы, которые рассматриваются как многокомпонентные системы, находящиеся под воздействием инженерно-хозяйственной деятельности человека, в результате чего происходят изменение природных геологических процессов и возникновение новых антропогенных процессов, что, в свою очередь, вызывает изменение инженерно-геологических условий территорий» (Сергеев, 1979). Основными компонентами (элементами) геологической среды являются: любые горные породы, почвы или искусственные грунты в определенных структурных границах; рельеф и геоморфологические особенности конкретной территории; подземные воды; геологические и инженерно-геологические процессы и явления. Под мониторингом геологической среды понимают систему постоянных наблюдений, оценки, прогноза и управления геологической средой или какой-либо ее частью, проводимой по заранее намеченной программе в целях обеспечения оптимальных экологических условий для человека в пределах рассматриваемой природно-технической системы (Королев, 1995). Выделяются комплексный и частный типы мониторинга. К первому относятся исследования всех компонентов геологической среды. Примером частного мониторинга могут служить: гидрогеологический (мониторинг подземных вод, гидрогеоэкологический); геоморфологический (ландшафтный); геокриологический, почвенный и др. Кроме того, выделяются иерархические ступени организации мониторинга с различными масштабами наблюдений: от элементарного (детального) мониторинга на уровне отдельного предприятия, инженерного сооружения, месторождения, карьера — до планетарного уровня (глобальный мониторинг).
Впервые проблемы организации литомониторинга были затронуты Е.А. Козловским и К.И. Сычевым в 1983 г. Во ВСЕГИНГЕО в 1984 г. были сформулированы цели и задачи мониторинга, определены его структура, схема организации и проведения. В бывшем СССР литомониторинг проводился по двум направлениям: в рамках министерства геологии и по межотраслевой программе «Космос», которая была направлена на разработку аэрокосмического
мониторинга геологической среды (АМГС). Предполагалось, что мониторинг геологической среды будет тесно увязан с общегосударственной службой наблюдений и контроля за уровнем загрязнения внешней среды (ОГСНК). Последняя входила в состав программы «Глобальная система мониторинга окружающей среды» (ГСМОС) в рамках ЮНЕП и ЮНЕСКО. В 80-е годы работы по литомониторингу проводились в основном по конкретным регионам, затрагивали относительно узкие вопросы, например геосистемный мониторинг мелиорируемых земель для оценки влияния на геологическую среду, мониторинг изменения геологической среды в условиях орошаемого земледелия (Королев, 1995).
С 90-х годов в России стали уделять особое внимание исследованиям эколого-геологических проблем. При этом в рамках литомониторинга стали выделяться исследования отдельных компонентов геологической среды, в частности подземных вод. Примером может служить разработка концепции «Государственного мониторинга подземных вод Российской Федерации», переросшей в концепцию «Государственного гидрогеоэкологического мониторинга России», проекта «Мониторинг криолитозоны» в рамках ЮНЕП. Тем самым постепенно происходило обособление отдельных систем литомониторинга с организацией своих структур и разработкой своих концептуальных программ без их увязки между собой. В 1994 г. появился на свет приказ Роскомнедра «Об организации службы государственного мониторинга геологической среды», где затрагиваются многие положения и принципы организации государственного мониторинга геологической среды (ГМГС). В этом документе ГМГС рассматривается как система регулярных наблюдений за различными объектами геологической среды, оценки ее состояния и прогнозирования ее изменений под воздействием природных и антропогенных факторов. Однако рассматриваемое покомпонентное изучение геологической среды было слабо связано в единую систему. Простое суммирование результатов разрозненных мониторингов отдельных компонентов в единую систему мониторинга геологической среды не позволяет достичь поставленных целей. Поэтому часто предлагается за основу структурного пост-
роения государственного мониторинга геологической среды принять природные и природно-технические системы, подлежащие комплексному изучению (системной совокупности) всех компонентов в режиме мониторинга (Прозоров, 1997).

Системы мониторинга различных объектов геологической среды должны входить составной частью в Федеральную службу России по мониторингу окружающей среды наряду с мониторингом биосферы, атмосферы, гидросферы и другими подсистемами. К сожалению, создание единой государственной концепции мониторинга геологической среды находится только в начальной стадии. В настоящее время существуют лишь разрозненные системы локального и детального мониторинга геологической среды на уровне отдельных предприятий и районов в некоторых регионах России. Фактически нет ни одной системы мониторинга, которая охватывала бы все компоненты геологической среды конкретного региона России в целом. К числу таких регионов относится и Байкальский. В условиях острого дефицита финансовых и технических средств, очевидно, не следует ожидать в ближайшее время становления единой общегосударственной сети наблюдений, способной организационно оформить государственный мониторинг геологической среды. Поэтому вслед за Л.Л. Прозоровым (1997) следует считать более рациональной организацию мониторинга геологической среды в Бурятии на пообъектном принципе, по которому компоненты геологической среды рассматриваются в таксономическом ряде (например, рудное тело (участок) — месторождение — рудный район — рудная область — металлогеническая зона). Подобная организация мониторинга должна базироваться на некоторых принципах выделения различных геологических таксонов в иерархическом ряду. В качестве примера можно привести иерархию гидрогеологических систем складчатых областей Забайкалья по их реакции на антропогенное воздействие, на основе которой возможна организация гидрогеоэкологического мониторинга.
Определяя подземную гидросферу как иерархически построенную систему, мы подразумеваем под этим тип структурных отношений, характеризуемый упорядоченностью, организованностью
взаимодействий между отдельными уровнями по вертикали. Элементами систем каждого более высокого уровня являются системы предыдущей ступени. Каждый из уровней выполняет свою определенную функцию. Иерархию систем подземной гидросферы, которая возникла в ходе ее эволюции в горно-складчатых областях, можно представить следующим рядом:
трещина —> пора гидрогеологическое тело —> гидрогеологическая структура —> гидрогеологическая складчатая область.
Гидрогеологическая складчатая область — это высший иерархический уровень рассматриваемой системы. Элементами этой системы являются гидрогеологические структуры горных сооружений, межгорных впадин и обводненных разломов. Ее черты определяются количественным соотношением слагающих элементов в регионе. В этой системе осуществляется взаимодействие между гидрогеологическими структурами, с резко различающимися геологическими параметрами строения, механизмами накопления, скоростями перемещения вод.
Соотношение между слагающими элементами гидрогеологической складчатой области определяет ее облик, который является уникальным. Среди параметров, которые его характеризуют, можно назвать минерализацию и химический состав разных типов подземных вод, дебит источников грунтовых вод, коэффициенты фильтрации различных водоносных горизонтов. К примеру, Забайкальская складчатая область, расположенная в центре континента, на территории, где развиты устойчивые к выветриванию интрузивные и метаморфические породы, в поле широкого распространения многолетней мерзлоты, характеризуется широким распространением в естественных условиях маломинерализованных подземных вод гидрокарбонатного магниево-кальциевого состава, с малым дебитом источников грунтовых вод. Такое уникальное озеро, как Байкал, с его удивительно чистой водой, могло сформироваться только в этих условиях.
Приведенные сведения строения гидрогеологических систем позволяют выделить среди них наиболее уязвимые при антропогенном воздействии. Наблюдение за состоянием именно этих элементов гидрогеологических систем Забайкалья позволит максимально повысить эффективность мониторинга. При организации мониторинга подземной гидросферы Бурятии необходимо учитывать весь комплекс ее параметров. Однако в современных экономических условиях на территории Бурятии не представляется возможным организовать широкую сеть наблюдательных пунктов. На наш взгляд, необходимо акцентировать внимание в настоящее время на участках наиболее интенсивного антропогенного воздействия.
В настоящее время антропогенное загрязнение подземной гидросферы стало объективной реальностью. Особенно это заметно в пределах городских агломераций. Проведенный нами анализ состояния подземной гидросферы города Улан-Удэ показал, что химический состав вод в очагах наиболее интенсивного воздействия выбросов объектов теплоэнергетики изменился с гидрокарбонатного кальциевого на сульфатный калиево-натриевый. Произошло увеличение концентраций щелочных элементов, сульфат-иона по сравнению с фоновыми значениями в 4-5 раз. Минерализация воды в зоне воздействия промышленных предприятий, таких, как локомотиво-вагоноремонтный завод, ТЭЦ, завод металлических мостовых конструкций, увеличилась по сравнению с фоновыми значениями в 2-3 раза. Предприятия легкой и пищевой промышленности интенсивно загрязняют подземные воды нитратом, хлором, органическими веществами. На левобережье р. Уды выделяется мощный очаг загрязнений, связанный с деятельностью тонкосуконного комбината, мясокомбината, кондитерской фабрики, мебельно-деревоперерабатывающего комбината. Разложение органических веществ привело к увеличению содержания в подземных водах углекислого газа (в 5-10 раз выше фоновых), что привело к увеличению агрессивности воды по отношению к природным карбонатам, бетонным подземным сооружениям и увеличению растворимости ряда элементов, в том числе и железа, содержание которого здесь превышает ПДК в несколько раз.
Указанный пример загрязнений подземных вод показывает, что подземная гидросфера реагирует на внешнее воздействие как очень
сложная природная система. Реакция выражается не только в изменении концентраций вносимых извне ингредиентов, но и в образовании совершенно новых токсичных компонентов.
Известно, что все разнообразие химического состава вод обусловлено формированием определенных окислительно-восстановительных и кислотно-основных условий среды миграции. В подземных водах имеются два типа геохимических систем и компонентов. Первый тип — это системы и вещества, управляющие окислительно-восстановительными и кислотно-основными состояниями подземных вод; второй тип — это системы, управляемые ими.
Во многих регионах мира, подвергающихся интенсивному антропогенному воздействию, наблюдается интенсивное снижение окислительно-восстановительного потенциала подземных вод. Причиной этого являются органические вещества, присутствующие в промышленных, сельскохозяйственных и коммунально-бытовых стоках. Они потребляют кислород на свое окисление и различные химические трансформации. В результате концентрация кислорода в грунтовых водах снижается. В подземных водах начинает накапливаться комплекс элементов, восстановленные соединения которых более растворимы, чем окисленные, например железо, марганец.
Интенсивно происходит изменение Eh в подземных водах на территориях орошаемых и удобряемых животноводческими и коммунально-бытовыми стоками. Известно, что при орошении такими стоками вертикальный градиент уменьшения кислорода в зоне аэрации может составлять 1-2 мг/л на 1 см. В результате возникает инверсия окислительно-восстановительной зональности подземных вод. Воды верхних горизонтов имеют низкие значения окислительно-восстановительного потенциала, вследствие чего близповерхностные грунтовые воды имеют высокие концентрации NH4+, NO2+, Fe2+, Mn2+ и др., намного превышающие их ПДК.
Из всего изложенного выше можно заключить, что подземная гидросфера это очень сложная природная система, которая реагирует на произведенное воздействие цепью преобразований в гидрогеохимических условиях. В трансформации загрязнений огромную роль играют географические, геологические, гидродинамические условия районов. На наш взгляд, мониторинг этой системы в Бурятии на участках интенсивного антропогенного воздействия должен быть ориентирован на создание численных моделей распространения в пространстве и преобразования загрязнений во времени. Мониторинг должен обеспечить получение количественной информации для создания таких моделей. В Бурятии имеются научная база и методика подобных исследований.
Из всех видов хозяйственной деятельности наиболее существенное воздействие на геологическую среду оказывает горнодобывающая промышленность. Актуальность мониторинга геологической среды горнодобывающих регионов, каковыми являются Бурятия и Забайкалье в целом, не снижается даже в условиях экономического кризиса этого производства.
В настоящее время не вызывает сомнений концепция сопряженного мониторинга геологической среды. Она определяет системно-организованную иерархию направлений и выбор необходимого комплекса методов, способов, технических средств и технологий. Например, экологическое обеспечение может быть реализовано только на основе сопряженной обработки результатов работ по физико-геологическому, геодинамическому, структурно-геологическому, геохимическому, инженерно-геологическому, гидрогеологическому, гидрологическому, почвенно-геоботаническому, метеорологическому и системно-аэрокосмическому направлениям. Без реализации экологического, медико-биологического и системно-планировочного направлений невозможно принятие проектных оперативно-управленческих решений.
В реальной действительности полностью проводить все направления мониторинга геологической среды практически невозможно. Именно с учетом этого обстоятельства, по нашему мнению, 16 мая 1997 г. было принято «Временное положение о горно-экологическом мониторинге», утвержденное первым заместителем начальника Госгортехнадзора России, первым замминистра природных ресурсов РФ и заместителем председателя Госкомэкологии России. Оно разработано с учетом требований Федерального закона «О внесении изменений и дополнений Законов Российской Федерации», «О недрах», «Об охране окружающей природной среды», постановления Правительства Российской Федерации от 24.11.93 № 1229 «О создании Единой государственной системы экологического мониторинга», «Положения о Федеральном горном и промышленном надзоре России», утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 18.02.93 № 234 и других законодательных актов. Согласно «Временному положению...», горно-экологический мониторинг включает наблюдения, оценку, прогноз вредного влияния горных работ на окружающую среду и подготовку рекомендаций по предотвращению этого влияния. Основой горно-экологического мониторинга являются выполняемые пользователями недр наблюдения за использованием запасов полезных ископаемых, состоянием геологической среды, горных выработок, земель, водных объектов. Последнее является отражением того, что горная промышленность не только расхищает собственные ресурсы (минеральные), но и затрагивает другие компоненты природного ландшафта.
Ведение данного мониторинга в разных отраслях промышленности должно осуществляться на единой информационной и методической основе, обеспечивающей сопоставимость результатов наблюдений и совместимость с другими системами мониторинга.
Основными задачами сопряженного горно-экологического мониторинга являются:
• оценка состояния окружающей среды и использования минеральных ресурсов при ведении горных работ;
• прогноз состояния окружающей среды, в том числе изменений, вызванных техногенными авариями и катастрофами;
• разработка рекомендаций по предотвращению или снижению вредного влияния горных работ на окружающую среду, рациональному использованию минеральных ресурсов и охране недр;
•  обеспечение достоверности учета движения запасов полезных ископаемых и потерь при их добыче и первичной переработке.
Объектами горно-экологического мониторинга являются:
- техногенные объекты (горные выработки, отвалы вскрышных и вмещающих пород, хвостохранилища, отстойники и накопители дренажных и иных технических вод, транспортные коммуникации и др.), сформированные в процессе добычи, транспортировки, переработки полезных ископаемых, использования недр в целях, не связанных с добычей полезных ископаемых, и рекультивации нарушенных земель;
- природные объекты (геологическая среда, гидросфера, атмосфера, биосфера) в зоне вредного влияния горных работ;
- месторождения подземных вод в зоне вредного влияния хозяйственной деятельности;
-  источники загрязнения и нарушения окружающей среды при пользовании недрами;
- подрабатываемые объекты поверхности;
- земная поверхность над месторождениями полезных ископаемых, в части вопросов ее застройки;
- запасы полезных ископаемых, числящиеся на учете горнодобывающего предприятия;
- горно-технологическое оборудование;
- природоохранные сооружения, предназначенные для предотвращения вредного влияния горных работ на окружающую среду.
Порядок ведения сопряженного горно-экологического мониторинга состоит из трех последовательно осуществляемых действий, включающих:
• ретроспективный  мониторинг;                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     
•  мониторинг в реальном масштабе времени;
•  мониторинг чрезвычайных ситуаций.
По мнению специалистов (Гридин, Ермаков, Петрик, 1997), в состав работ ретроспективного мониторинга входит инвентаризация природных ресурсов и техногенных объектов с составлением комплектов тематических карт и материалов специализированного дистанционного зондирования. Они осуществляются на основе сопряженной обработки аэрокосмической и традиционной геолого-геофизической и геохимической информации.
Мониторинг в реальном масштабе времени на материалах ретроспективного мониторинга исследует системные взаимосвязи природных и техногенно-природных объектов и устанавливает закономерности пространственно-временного распределения опасных и экологически значимых изменений объектов. На этом уровне распределение задач мониторинга идет от космических методов к наземным. Наземный мониторинг технически ограничен отдельными пересечениями и расположенными в их пределах группами точек, профилями и т.д. Сочетание дистанционной площадной и наземной эталонной информации позволяет получать представительную и достоверную информацию об изучаемых объектах на всей площади их распространения.
В Бурятии на территории горнодобывающих предприятий обычно расположены:
• участки горных разработок;
• участки отвального хозяйства;
• участки обогатительного производства, включающие обогатительные фабрики, хвостохранилища, отстойники, склады и т.п.;
• транспортные пути;
• водохранилища;
• хранилища ГСМ;
• другие вспомогательные сооружения.
Кроме того, на небольших предприятиях в промышленной зоне иногда находятся жилые постройки с бытовыми сооружениями.
Обычно выделяются три отрасли горнодобывающей промышленности: горнорудная и угольная промышленность, нефтяная и газовая промышленность (Королев, 1995). Для территории Бурятии и Забайкалья в целом характерны две первых. Так как в горно-хи-мическую промышленность входят все виды обогащения полезных ископаемых, целесообразно рассматривать эти две отрасли в рамках единого комплекса горнодобывающей промышленности при организации горно-экологического мониторинга в Бурятии.
На предприятиях горнодобывающей промышленности основным производством является добыча полезных ископаемых, при которой перемещаются огромные объемы горных пород с нарушением природного равновесия в их естественном залегании. При этом возникающие техногенные потоки вещества усиливают экологическую нагрузку как на геологическую среду, так и на все другие компоненты окружающей среды далеко за пределами самих горных выработок. Технология добычи большинства полезных ископаемых предусматривает использование воды в больших объемах, при которых даже незначительная степень их загрязнения может иметь негативные экологические последствия. Применение некоторых технологий химического извлечения и обогащения, как правило, создает дополнительные источники сильного загрязнения экологически высоко опасными веществами. Некоторые параметры воздействия бывают трудно определить непосредственно в период активной добычи, так как экологические последствия могут проявиться уже после прекращения всех работ. Таким образом, негативные последствия возникают как в ходе прямого нарушения природного равновесия, так и в ближайшем или отдаленном будущем.
Анализируя весь комплекс предприятий горнодобывающей промышленности Бурятии, можно отметить, что независимо от способа разработки месторождений под техногенный пресс попадают все компоненты окружающей среды.
Наиболее масштабной является открытая добыча. В регионе она используется или использовалась для разработки месторождений угля, кварцитов, флюорита, строительных материалов, россыпных месторождений золота и других полезных ископаемых. Кроме того, открытая добыча часто сопровождала подземные отработки рудных месторождений. На территории открытых горных выработок происходят отчуждение земель под карьеры и отвалы, нарушение гидрогеологического режима подземных вод, изменение рельефа, нарушение почвенно-растительного покрова и др. При перемещении огромного объема горных пород происходит деградация или даже полное уничтожение биогенных ландшафтных компонентов, таких, как почвенный и растительный покров. В результате взрывных работ происходит интенсивное пылегазовое загрязнение воздушной среды, которое усиливается естественным ветровым выносом загрязняющих компонентов полезных ископаемых (угледобывающие карьеры). Наряду с общим нарушением природных ландшафтов и геологической среды происходит интенсивное изменение гидрологического режима естественных водных потоков и физико-химических свойств воды. Особенно ярко этот процесс наблюдается при отработке россыпных месторождений. Практика показывает, что основное загрязнение вод происходит при вскрышных, подготовительных и добычных работах. На этих стадиях технологического процесса наиболее интенсивно применяется горнодобывающая техника, происходит значительное нарушение природного ландшафта, перемещаются огромные массы горных пород. В результате активизируются процессы вымывания глинистого материала из рыхлых отложений, окисление сульфидных минералов в песках, породах плотика и отвалах. Происходит загрязнение вод взвешенными частицами и продуктами окисления (тяжелые металлы, серная кислота и другие серосодержащие соединения). Кроме того, при взрывных работах в подземных выработках и неправильной эксплуатации техники в воды попадает определенное количество взрывчатого материала, нефтепродуктов и других органических веществ.
Таким образом, при организации горно-экологического мониторинга на объектах открытой добычи наблюдательная сеть должна быть направлена на мониторинг поверхностных и подземных вод (гидродинамический режим и химический состав вод); возможных типов загрязнения почв, растительности и горных пород; аэрозольной составляющей воздушной среды; исследования устойчивости бортов открытых разработок и различных отвалов.
При подземном способе разработки полезных ископаемых наблюдаются все вышеприведенные техногенные нагрузки на окружающую среду с различными масштабами их проявления. Наиболее интенсивно здесь сказываются изменение гидрогеологического режима подземных вод, их химического состава и температуры; изменение температурного поля горного массива и его напряженного состояния. Подземные техногенные нагрузки сопровождаются поверхностным нарушением ландшафтных компонентов в результате образования отвалов, хранения добытого полезного ископаемого.
Практическая организация горно-экологического мониторинга, как и других видов мониторинга, должна базироваться на методологической и методической основе в виде целевой комплексной программы (Королев, 1995). При этом часто предлагается составлять такие программы по аналогии с территориальными комплексными схемами (ТКС). В этом отношении на первый план выступают три концептуальных принципа ТКС: системность, комплексность и программно-целевой подход. Системность и комплексность - программы горно-экологического мониторинга подразумевают рассмотрение объектов мониторинга в рамках единой геологической среды, которая в свою очередь является частью общей окружающей среды в природно-техническом и социальном аспектах. По этим принципам программа должна строиться на концептуальных экологических основах устойчивого развития территорий, в стратегии которой главную роль играют:
♦ приоритет качественных показателей (качество жизни) над количественными;
♦ сохранение биоразнообразия и культурных ценностей;
♦ приоритет устойчивости развития над извлечением максимальной экономической прибыли.
На всех объектах горно-экологического мониторинга должны анализироваться техногенные изменения и ущерб, наносимый всем природным и техническим объектам, и населению в совокупности.
Пути и способы практической реализации целевой комплексной программы связаны с третьим принципом, на основе которого в программе должно быть научное обоснование: выбора конкретных территорий и объектов реального и ожидаемого техногенного изменения природных объектов; выбора методической системы мониторинга, постановки наблюдательной сети, режима и периода наблюдения с учетом уже существующих режимных наблюдений.
В настоящее время крайне необходима разработка целевой комплексной программы горно-экологического мониторинга на федеральном, и тем более на региональном уровнях. Однако в современных условиях ожидать появления таких программ в ближайшее время не следует. Поэтому в горнодобывающих районах Бурятии с экологически неблагоприятной обстановкой, с отсутствием даже сети действующих режимных наблюдений следует в срочном порядке разработать такие целевые программы на уровне отдельных горнодобывающих предприятий для постановки в уже ближайшее время горно-экологического мониторинга.
Одним из таких районов является территория Джидинского комбината, включая все горные выработки. За длительную производственную деятельность Джидинского ГОКа накоплено более 40 млн. т отходов, а общая площадь, занимаемая этими отходами, составляет около 700 га. Хранилище отвальных хвостов бывших молибденовой и вольфрамовой фабрик, на которых с 1936 г., в течение почти 50 лет, перерабатывались руды Первомайского и Холтосонского месторождений, непосредственно примыкает к г.-Закаменску.
С целью выявления размеров и интенсивности техногенного загрязнения в 1990 г. на территории г. Закаменска на площади 9 км2, непосредственно примыкающей к хранилищам лежалых отходов обогатительного производства Гуджирской КГРП, была проведена эколого-геохимическая съемка. Пробы отбирались из почв по сети 100x100 м, из донных отложений рек Модонкуль и Инкур с интервалом 200 м и брались пробы воды поверхностных водотоков.
По данным эколого-геохимического картирования, установлено, что зона загрязнения почв экологически высокоопасными элементами (с суммарным коэффициентом их концентрации 32-128) захватывает более половины площади г. Закаменска. Экологическая ситуация на этой территории оценивается как чрезвычайная, высоко опасная и опасная для здоровья человека. Площади сильного и очень сильного загрязнения оконтуривают Джидинское хвостохранилище и шлейф снесенных песков. В центральной части города участки сильного и очень сильного загрязнения связаны с отходами обогащения, которые использовались для отсыпки дорог, дворов жилых домов.
Загрязнение природной среды в районе, прилегающем к хвостохранилищу, отразилось и на составе речных вод. В результате протекающих на поверхности процессов подверглась загрязнению рядом токсичных ингредиентов и подземная гидросфера. Изменился химический тип грунтовых вод на всем правобережье реки Модон-куль, он стал гидрокарбонатно-сульфатным, минерализация в отдельных точках достигает 1 г/л.
Загрязнение грунтовых вод тяжелыми элементами привело к загрязнению ими и поверхностных водотоков — ручьев Инкур и Модонкуль — до содержаний, в несколько раз превышающих ПДК для вод питьевого назначения.
Результаты проведенного нами математического моделирования позволили количественно оценить выброс подвижных форм токсичных продуктов разложения отходов горнодобывающего производства в ландшафты окружающей среды за различные отрезки времени и сделать прогноз размеров формирующихся ореолов загрязнения грунтовых вод.
Постановка подобного горно-экологического мониторинга с численными моделями распространения и преобразования загрязнения в пространстве и во времени и их прогнозом крайне необходима в других горнодобывающих районах Бурятии, в том числе и для создаваемых горнорудных предприятий.
Следует отметить, что эффективность мониторинга окружающей среды во многом зависит от квалификации специалистов, выполняющих работы в этом направлении. Учитывая отсутствие подобных специализаций в высших и средних специальных учебных учреждениях, можно предложить нижеследующие мероприятия.
1. Организация спецфакультета Бурятского госуниверситета по переподготовке специалистов горного производства и геологов с получением второго диплома о высшем образовании и летного свидетельства сроком обучения от 8 до 12 мес. Форма обучения могут быть очной и заочной.
2. Повышение квалификации руководителей с продолжительностью обучения до 2,5 мес. в очной форме.
3. Подготовка специалистов высшей квалификации через аспирантуру и докторантуру.
Таким образом, программно-целевая организация экологического мониторинга может служить основой геоинформационной системы как главного рычага управления качеством окружающей среды Байкальского региона. В настоящее время стоит вопрос об организации регионального центра мониторинга, создании опытного аэрокосмического полигона по приему информации и научно-методическому сопровождению работ.


Система мониторинга в Забайкалье

Обязов В. Мониторинг окружающей среды – основа ее сохранения // Мир Байкала. – 2005. - № 7. – С. 43.

Для осуществления влияния природоохранной деятельности необходимо знать состояние природной среды, тенденции ее изменений. Без этих знаний невозможно правильно спланировать мероприятия, направленные на сохранение природы, восстановление нарушенных хозяйственной деятельностью экосистем. Кроме того, оценить эффективность природоохранных мероприятий возможно только отслеживая происходящие в ок-ружающей среде изменения и внося при необходимости в свою деятельность коррективы.
Функции по наблюдению за состоянием атмосферного воздуха и поверхностных вод, в том числе за их загрязнением, а также по программированию их состояния в будущем возложены на подразделения Росгидрометеоцентра: на территории Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа - на Читинский центр по гидрометеороло-гии и мониторингу окружающей среды, а на территории Бурятии - на Бургидрометеоцентр. Координацию работ центров осуществляет Забайкальское межрегиональное терри-ториальное управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Забайкальское УГМС).

Наблюдаем за природой...

Непосредственно мониторинг окружающей среды проводят 14 гидрометеорологических станций, более 180 гидрометеорологических постов, один пункт наблюдения за за-грязнением атмосферного воздуха, 70 пунктов наблюдения за загрязнением поверхност-ных вод и более 80 - за радиоактивным загрязнением. В результате мониторинга выделя-ются наиболее неблагоприятные территории, населенные пункты, водные объекты. Эти данные ложатся в основу различных программ по охране природы и защите населения.
Большую работу выполняют Забайкальское УГМС и его подведомственные органи-зации на Байкальской природной территории. Кроме работ на государственной наблюда-тельной сети проводятся и другие исследования. Например, в рамках программы Глобального экофонда «Сохранение биоразнообразия РФ. Байкальский компонент» выполнена оценка состояния воздушного бассейна и вод суши на модельных территориях: бассейнах рек Хилок и Тугнуй. Исследования показали, что существует необходимость снижения загрязненности природной среды не только в центральной зоне БПТ, но и на периферии.

... водными ресурсами

Значительное внимание уделяет гидрометеослужба и проблемам трансграничного переноса загрязняющих веществ, в частности, по рекам. В соответствии с «Соглашением между правительством РФ и Монголии по охране и использованию трансграничных вод» Читинский и Бурятский центры проводят наблюдения в приграничной зоне на реках Се-ленга, Онон, Кяхтинка, Менза и др. Достаточно длительный мониторинг этих водных объектов позволил установить, что значительного загрязнения вод как со стороны Монголии, так и со стороны России нет. Воды классифицируются как умеренно загрязненные. Случаев экстремально высокого и высокого загрязнения не было.
Совсем по-иному обстоят дела по взаимодействию в вопросах охраны трансграничных вод с Китайской народной республикой. Межправительственного соглашения между нашими странами нет, и это обстоятельство затрудняет организацию согласованного мониторинга реки Аргунь. По Аргуни, верхнее течение которой расположено в КНР и носит название р. Хайлар, на протяжении более 900 км проходит государственная граница. На том участке река находится в совместном пользовании. На сегодня это один из самых загрязненных водных объектов Забайкалья. Результаты исследований и наблюдений на специально организованных вблизи пересечения рекой государственной границы гидрологи-ческих и гидрохимических постах показали, что воды с территории Китая значительно за-грязнены. В связи с этим в период открытого русла воды Аргуни характеризуются как загрязненные (IV класс качества), в зимний период как грязные (V класс качества). На основании этих данных в последние годы проводится работа с КНР по вопросам улучшения экологической обстановки в бассейне этой реки.

... воздушным бассейном

Оценка состояния воздушного бассейна населенных пунктов Забайкалья - еще одна из функций гидрометеорологической службы. Если в большинстве городов качество ат-мосферного воздуха не вызывает тревоги, то Улан-Удэ, Чита, Селенгинск входят в тридцатку наиболее загрязненных городов России. Забайкалье характеризуется высоким потенциальным уровнем загрязнения атмосферы, который определяется глобальными атмо-сферными процессами и рельефом территории, то есть при одинаковых выбросах в атмо-сферу загрязняющих веществ в Бурятии и, например, в Тульской области, более загряз-ненной будет воздух Бурятии. Поэтому требования к очистке выбросов предприятий авто-транспортом должны быть более высокими. Соответственно, больше внимания должно уделяться и вопросам мониторинга загрязнения атмосферного воздуха.
Радиационная обстановка на территории Забайкалья в целом благополучная. По данным радиометричной сети наблюдений, уровень радиации, как правило, не превышает средние значения по России.

...климатом

Еще одним важным компонентом мониторинга являются наблюдения за изменением климата. Общеизвестно, что средняя глобальная приземная температура воздуха все по-вышается. Ее увеличение оценивается в 0,60 С за 100 лет. На территории Читинской об-ласти и РБ также отмечается потепление, но более интенсивное Например, за последние 50 лет средняя годовая температура воздуха, по данным различных метеорологических станций, возросла на 1,3-2,40С. Потепление сопровождается некоторыми негативными яв-лениями: деградирует многолетняя мерзлота, усилились и стали более продолжительными засухи и так далее. Эти явления наносят ущерб как природе, так и человеку. Поэтому важ-но знать, как будет изменяться климат в будущем, какие отрицательные последствия мо-гут быть.
Даже краткий анализ результатов мониторинга окружающей среды говорит о необ-ходимости уделять экологическим вопросам больше внимания со стороны природоохран-ных организаций общественности, государственной власти субъектов РФ и руководства муниципальных образований. Мониторинг окружающей среды может выявлять болевые точки природы, он важен так же, как диагноз врача. Он основа любой природоохранной деятельности. Поэтому так важно развивать систему мониторинга окружающей среды, будь то наблюдения за климатом или уровнем радиации, качеством атмосферного воздуха или поверхностных вод и так далее. Все программы и планы по охране природы должны содержать мероприятия по мониторингу Необходимо создание территориальных систем наблюдений, которые могут входить составной частью в общую государственную сеть
Система мониторинга окружающей среды в последние 10-15 лет находится далеко не в лучшем состоянии, существует достаточно много проблем, но даже при этом с соответствующей поддержкой органов государственной власти субъектов РФ и природоохранных организаций она в состоянии решать многие важные задачи. К сожалению, министерство финансов РБ с 2005 года прекратило финансирование работ по мониторингу, выполняемых в интересах всего региона. В результате нарушена система, информация которой востребована не только в республике. Это, безусловно, нанесет ущерб и природе, и населению Бурятии.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake