Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Рубить, осушать, взрывать надо с умом

Автор:  Б. Намзалов

Намзалов Б. Рубить, осушать, взрывать надо с умом //

Правда Бурятии. – 1996. – 25 июля. – С. 3.

 

Феномен природы Бурятии объясняется сгущением информации невиданного масштаба. Здесь на территории байкальского рифта столкнулись 3 материковых плиты: Сибирской, Индостанской и Китайской, обусловившие развитие богатейших по составу биогеохимических полей. Последние, оказавшись во власти горного, гидротермически контрастного климатического режима, как в широтном, так и в долготном измерениях, на протяжении длительного исторического развития и сформировали неповторимый генофонд, биоту байкальской Сибири.

Поразительное разнообразие ландшафтов региона стимулировали процессы этногенеза. На этой компактной территории Внутренней Азии сложилась не только культура степных номадов, но и таежных североазиатских кочевников.

За свою многовековую историю этносы байкальской Сибири создали уникальный опыт и традицию неистощимого использования природных богатств своего края. Однако за последние десятилетия произошли столь значительные изменения в экологии региона, что мы близки к тому, чтобы попасть в зону экологического бедствия. В чём же дело и каковы масштабы экологических потрясений?

Темпы разрушения естественных экосистем в нашем регионе никто не измерял. Однако уже сейчас имеются крупные техногенные нарушения ландшафтов.

Леса - наш главный ресурс, они в значительной степени вырублены на юге и в центральной части республики. Сейчас лес вырубается на севере Прибайкалья, на мерзлоте. Это очень ранимые леса, крайне трудно восстанавливаются. Производственники не знают, а экологи - не имеют возможности изучить процессы возобновления этих лесов и технологию вырубок. Это еще один пример, когда мы внедряемся в экосистемы, не знал ее законов.

За последние годы особенно усилилась дефляция - ветровое, разрушение почв. Этому способствуют неразумные масштабы распашки земель. Маломощные, бедные гумусом каштановые почвы на песках после разрушения дернины очень легко попадают во власть ветров. У нас появились рукотворные пустыни с барханами как результат чрезмерной пастбищной деградации степей и необоснованной распашки.

Урбанизация как экологическая проблема у нас еще не изучена. Кто знает, насколько глубоко имеет право (перед природой) город Улан-Удэ внедряться в Иволгинскую долину, в эту маленькую котловину, являющуюся поистине легкими города? В такой же степени этот вопрос относится к районным поселкам, разрастающимся как раковые опухоли. Это одна из главных причин деградации экосистем.

Не только лесные экосистемы испытывают травяные экосистемы (луга, степи), используемые преимущественно в качество пастбищ. Естественные кормовые угодья Бурятии за последние десятилетия уменьшили свою урожайность в среднем в 5 раз. Так, мелкодерновинные степные пастбища в межгорных котловинах трансформированы в крайне низкопродуктивные каменистые степи (до 0,5 - 1,0 ц/га).

Наблюдается общая тенденция — наибольшей деградации подвержены травяные экосистемы низкогорий и межгорных котловин, где концентрация скота (общественного и частного) достигает огромной численности при небольших площадях естественных пастбищ. Тут следует вспомнить, что в 1976 году в Бурятии численность овец достигла почти 2 млн., тогда как естественные угодия региона могли прокормить лишь 900000 голов. Потенциальные ресурсы пастбищных угодий в низкогорьях сильно ограничены и в результате, произошла колоссальная деградация степных пастбищ. При этом богато разнотравные степи и луга горно-таежных долин и высокогорий используются очень слабо, а в некоторых районах практически забыта традиция сезонного пастбищеоборота. Многие хозяйства Тунки, Закамны, Джиды и Баргузина забыли свои высокогорные отгонные пастбища.

По-видимому, пора ставить на новом уровне проблему природного районирования Бурятии, при этом уровень дифференциации должен быть достаточно детальным — до округов и даже до районов. Без этого трудно определить реальный потенциал территории. Это особенно важно для нашего региона - региона весьма контрастного по природным условиям. Вот несколько примеров.

В южных районах Бурятки есть пустынно-степные территории. Это не только рукотворные барханы, здесь проходит важный природный рубеж - северная граница центрально-азиатской подобласти степной области Евразии.

Мерзлотная провинция Северного Прибайкалья, вероятно, значительно шире Еравны, Баунта и она доходит на юг до Удинских степей. Где-то она носит сплошной характер, а где островной и насколько она отражается на природном потенциале территории?

Ресурсные возможности высокогорий региона неоднородны. Необходимо четко обозначить районы с развитием травяных экосистем (кобрезников, осочников, злаковых, субальпийских лугов), потенциально более богатых как пастбища, в отличие от гольцовых альпийско-тундровых высокогорий. Последние более характерны на хребтах и нагорьях Северного Прибайкалья.

В заключение о приоритете экологических требований над экономикой. Многие наши предприятия, эксплуатирующие природные богатства, не имеют необходимой экологической экспертизы (статья Р. Головко в «Правде Бурятии» от 9 марта 1995 г.) и это выдвигает ряд задач.

Необходимо природопользователей приблизить к экологии. Истина, что «Лес - это прежде всего сообщество растений, а потом уже кубометры дров», должна стать не только афоризмом.

Надо усилить требования к экологической экспертизе, повысить ее значимость! Здесь полезно вспомнить экспертизу Катунской ГЭС на Алтае, и какой резонанс она вызвала в обществе. Академия наук столкнулась с монопольными ведомствами СССР (Мин. энергетики). Проект остановили, даже миллионы ведомства не помогли.

Чтобы реально увидеть экономику через призму экологии, нужна действенная экологическая экспертиза любых проектов, имеющих воздействие на природу. Почему бы в регионе не осуществить показательную экспертизу с привлечением широкой общественности, какого-либо объекта, например, Иволгинского месторождения стронцианитов?

Когда на экспертизу отводятся средства, это сама природа дает из своих богатств (какую-то часть) на свое изучение. Это гуманно, в результате производственники раскроют глаза (поймут, что природа—это не только тонны угля), наука найдет свою нишу и главное, изучив и поняв экосистему, начнем с умом рубить, осушать, взрывать и т.д.

Таковы, в целом, самые видимые экологические беды Бурятии, а, как известно, решение любых серьезных дел начинается с того, чтобы четко обозначить имеющиеся проблемы.

 

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake