Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Озеро Байкал

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

О происхождении названия оз. Байкал

Автор:  Д.Д. Нимаев

 

Нимаев Д.Д. О происхождении названия оз. Байкал / Нимаев Д.Д. // Этнокультурное образование: Совершенствование подготовки специалистов в области традиционных культур: Материалы IV междунар. науч. симпозиума 25028 сент. 2003 г., г. Улан-Удэ. – Улан-Удэ, 2003. – С. 120-128.

 

Наряду с всеобщим и все углубляющимся интересом к оз. Байкал как уникальному природно-географическому объекту нашей планеты, на протяжении долгих лет внимание различных исследователей привлекали та­кие вопросы, связанные с историей происхождения самого названия озера.

По-видимому, наиболее ранние упоминания о нашем озере встречаются в китайских хрониках начиная примерно с эпохи хунну. Судя по содержанию описываемых в источниках событий, термином Бэйхай - «северное море» (4. с. 13-16; 16. С. 56; 15. С. 288-289) мог быть обозначен только Байкал, поскольку, на наш взгляд, других вод­ных объектов, соответствующих подобному определению, в пределах рассматриваемого региона не имеется. При этом необходимо огово­риться, что прямой связи между названиями Бэйхай и Байкал быть не могло, слова эти, скорее, возникли конвергентно, в разные периоды и в разной языковой среде.

Вместе с тем остается фактом, что в известных нам средневе­ковых тюркских и монгольских письменных памятниках нет каких-либо упоминаний о географическом объекте с названием Байкал. Дан­ное обстоятельство некоторые исследователи склонны объяснить тем, что в средние века озеро носило название Тенгис.

Попробуем разобраться с приведенными в пользу такого ут­верждения доводами. Данное имя, насколько известно, впервые упоми­нается в «Сокровенном сказании монголов» в следующем контексте: «Предком Чингисхана был Бортэ-Чино, родившийся по изволению вышнего неба. Супругой его была Гоа-Марал. Явились они, переплыв Тенгис (внутреннее море). Кочевали у истоков Онон-реки, на Бурхан-Халдуне». (§ 1).

Примерно в том же контексте оно упоминается в «Алтан тобчи» Л. Данзана и в «Эрдэнийн тобчи» С. Сэцэна. Одной из первых вы­сказалась о возможности отождествления названий Тенгис и Байкал Н.П. Шастина, которая, правда, ограничилась замечанием о том, что «большинство монголоведов толкуют Тенгис-далай как название оз. Байкал» (6. С. 304), оставляя при этом без каких-либо ссылок свое за­мечание.

С.А. Гурулев в своих аргументациях исходит из того, что имеющиеся «примеры свидетельствуют о том, что монголы издревле знали Селенгинскую землю, Баргуджин-Токум и, несомненно, Байкал» (4. С. 21-22). Подкрепляя свою мысль, он ссылается также на следую­щий отрывок из «Алтан Тобчи»: «Сын Неба ... Чингис-хаган весь мир собрал воедино вплоть до Тэнгис-далая ...» (6. С. 100).

Однако, во-первых, не совсем понятно, почему исследователь, высказываясь за тюркизм названия Тенгис, допускает, что именно мон­голы могли воспользоваться этим термином при обозначении озера.

Во-вторых, смысл и пафос второй цитаты заставляет усомнить­ся в том, что в данном случае речь идет об оз. Байкал. Фраза «весь мир собрал воедино ...» наводит на ассоциации, скорее, с мировым океа­ном.

Б.Р. Зориктуев также исходит из того, что «большинство мон­головедов толкуют Тенгис-далай как название озера Байкала», ссыла­ясь при этом на Дж. Рахевильца и Н.П. Шастину. Подкрепляя данный тезис, он допускает, что «в средние века Байкал разными народами мог называться по-разному. Если древние тюрки именовали его Тенгисом, то население, жившее в непосредственной близости от озера, - Байка­лом». В позднем средневековье, когда большинство народов стали на­зывать озеро одним именем Байкал, в исторических сочинениях монго­лов форма Тенгис также сменилась на Байкал» (8. с. 5-6).

Б.Р. Зориктуев при этом не поясняет, какое население в то вре­мя проживало возле оз. Байкал. Однако из всего хода его рассуждений, из того, что он этимологизирует гидроним Байкал из тюркских слов бай - «богатый», куль - «озеро» (8. С. 24-25), вполне определенно вы­текает, что здесь также проживали племена тюркского происхождения. Думается, что даже при наличии в то время среди тюркских племен языковых различий, трудно допустить, что такой крупный географиче­ский объект, как оз. Байкал, у одних и тех же народов, в одно и то же время мог именоваться по-разному. Непонятно также, почему именно вариант Байкал, а не Тенгис (о большей популярности последнего вро­де бы свидетельствуют его фиксация в письменных источниках) стал употребительным в последующие годы.

С другой стороны, даже если допустить, что Тенгис - это прежнее название Байкала, то легендарные первопредки монголов Буртэ-чино и Гоа-марал, переправившись через него, должны были поя­виться в верховьях Онона со стороны северного (западного) побережья озера, что мало согласуется с совокупностью имеющихся данных. По Б.Р. Зориктуеву, племя Буртэ-чино - это часть разгромленных алтай­скими тюрками жужаней, которое, якобы, появилось в Забайкалье из пределов современного Ара-Хангайского аймака Монголии (8. С. 23-24), т.е. у него не было никакой необходимости переправляться через оз. Байкал.

Далее, не исключено, что в случае идентификации названия Тенгис с оз. Байкат определенную роль могло сыграть сделанное С.А. Козиным примечания к термину Тенгис как «внутреннее море». Одна­ко такое дополнение представляется целиком авторской инициативой. Так, в монгольском подстрочнике эта фраза выглядит следующим об­разом: Tegkis ketulju ireba (11. С. 203, 399).

Достаточно интересным представляется вариант перевода Ц. Дамдинсурэна: «... тэнгис далайг гэтэлж ирээд ...» (5. С. 19), т.е. в дан­ном перед нами парное нарицательное слово, хотя все известные собст­венные имена в тексте даны с заглавной буквы. Следовательно, автор перевода не допускал возможности привязки данного слова-термина к какому-либо конкретному географическому объекту.

Имеются и другие варианты идентификации названия Тенгис. П. Кафаров, первооткрыватель «Сокровенного сказания» для Россий­ской науки, предполагал, что под Тенгисом подразумевается оз. Далай-Нор (10. С. 11), что расположено в западной части современного Ху-лунбуирского аймака АРВМ. Если учесть, что многие ученые высказы­вались в пользу того, что прародина монгольских народов располага­лась в пределах верховьев Амура и предгорий Хингана, то подобное умозаключение представляется по-своему вполне логичным. К анало­гичной мысли склоняются и некоторые из современных исследователей (13. С. 139).

По предположению монгольских ученых X. Пэрлээ, Б. Ринчена и др., в средневековых источниках под Тенгисом подразумевалось од­ноименная река в Хубсугульском аймаке (17; 4. С. 16-17; 8. С. 5). Од­нако, как справедливо отмечалось, Тенгисийн-гол, небольшая река про­тяженностью всего в 50 км, вряд ли могла стать прототипом одного из определяющих звеньев сюжетной линии генеалогических преданий монголов (4. С. 17).

С.А. Козиным в свое время рассматривалась возможность при­вязки термина Тенгис к Каспийскому морю. Такая интерпретация представляется довольно неожиданной, ибо речь идет о § 199, где Чингис-хан дает наставления Субеетаю, отправляемого для преследования меркитов на запад. Содержание контекста чисто фольклорное, харак­терное для многих эпических произведений монгольских народов: Jigasu bolju, tenkis dalai - tur oroasu ..., что в авторском переводе звучит следующим образом: «В море ль уйдут они рыбой проворной ...» По-видимому, не случайно С.А. Козин свое предположение оставил под знаком вопроса (11. § 199. С. 604). К тому же речь идет о 1204/05 гг., когда монголам до Каспия было еще далековато.

Без каких-либо пояснений, возможно, следуя С.А. Козину, со­четание Тенгис-далай переводил как Каспийское море, Ц.Б. Цыдендамбаев(20. С.481).

П.Б. Коновалов, опираясь на содержание «Алтан тобчи» Л. Данзана, предполагает, что под Тенгис-далаем легендарная традиция монголов могла «подразумевать пустыню Гоби - так же, как китайцы называли Гоби Ханьхаем или пустыню Хэси - Цинхаем» (12. С. 77).

Итак, налицо весьма широкий разброс мнений по поводу ин­терпретации упоминаемого в средневековых письменных источниках имени Тенгис, и ни одна из предложенных версий пока не может рас­сматриваться в качестве окончательного варианта. Можно лишь с оп­ределенной долей вероятности утверждать о тюркском корне этого слова-термина. Оно зафиксировано, например, в «Древнетюркском словаре» в значении «море» (прямом и переносном значении): «Знание - это море, без конца и без дна». Приведенный здесь контекст не при­урочен к какому-либо конкретному географическому объекту. Слово Тенгис было также употребительным в качестве имени собственного (ДТС. С. 552).

Тогда как же следует воспринимать упоминание о Тенгис-далай: как элемент некоего мифологического сюжета или отражение какого-то реального события, факта? Можно все же предположить, что речь идет об отголосках каких-то действительных событий, но относя­щихся не ко второй половине 1 тыс. н.э., а к значительно более глубо­кой древности. При этом данный термин не обязательно должен быть идентифицирован с каким-либо из ныне известных географических объектов, а мог быть обозначением некоего препятствия вообще, кото­рое пришлось преодолеть древним монголам по пути в район Монголь­ского Трехречья.

Итак, в результате проделанного нами разбора имеющихся фактов и версий напрашивается еще один вывод: ни в древнетюркских, ни в раннемонгольских письменных памятниках не содержится сколь­ко-нибудь достоверной информации об оз. Байкал. Неоднократно упоминаются страна Йир-байырку, Баргуджин-Тукум, р. Селенга, обитав­шие на ее территориях племена уч-курыкан, байырку, баргуты, хори, сакаиты и т.д., т.е. вся Прибайкальская область с населявшими ее наро­дами, но о самом озере практически ничего. Остается только предпо­ложить, что степных кочевников, в среде которые и создавались эти сочинения, водные объекты как таковые, мало интересовали.

Вместе с тем, высказывалось предположение, что упоминае­мый в одном из арабских сочинений (XII в.) термин Бахр-ал-Бака, оз­начающий «море, рождающее много слез» или «море ужаса», относит­ся к Байкалу. Об описываемом объекте сообщается, что «это море с удивительной прозрачной и приятной на вкус водой. Оно расположено за морем Алмазов. Всевышний создал его в форме двух рогов, соеди­ненных вместе. Оно возникло из подземной расщелины. И стонет оно всегда, и будет стонать до судного дня».

Приведенная здесь характеристика в целом вполне может быть отнесена к оз. Байкал. Однако трудно согласиться с утверждением о том, что название Бахр-ал-Бака со временем «вошло в обиход местных тюркских народностей, позднее могло видоизмениться в более удобное для произношения - Байкал. Эта морфологическая инверсия имени, пе­рекочевавшего из арабского языка в другие, впоследствии утвердилась как традиционное обозначение названия озера» (14). По логике вещей, должно бы быть, скорее, наоборот. Однако по сей день окончательно не решен вопрос об этимологии и времени возникновения названия Байкал.

В последнее время, похоже, наметился возврат к этимологиче­ской версии, согласно которой, гидроним состоит из следующих двух компонентов: бай - «богатый», куль - «озеро» (20. С. 480; 7. С. 1530155; 8. С. 24-25).

Однако, как уже отмечалось, в источниках древнетюркского периода (вероятного времени возникновения данного имени) такое на­звание нигде не зафиксировано. Далее, весьма сомнительным пред­ставляется переход компонента кулъ(келъ) в вариант гал в бурятском. Сравни, например, Хул нуур - прежнее название Гусиного озера. Или же Котокель, где практически без изменений сохранилась прежняя форма.

В свете сказанного можно попытаться высказать еще одно со­ображение. Мы предполагаем, что компонент типа куль (или нуур) - «озеро» вообще изначально не мог присутствовать при номинации рас­сматриваемого нами географического объекта. Дело в том, что местное население, следуя, очевидно, давней традиции, уважительно-почтительно обращались к Байкалу только как к морю.

На это обстоятельство уже обращали внимание некоторые из тех, кому довелось впервые побывать на Байкале. «А иноземцы все, -отмечал, в частности, Н. Спафарий, - и Мунгальцы и Тунгусы и иные, называют все Байкальское море своим языком Далай, се есть море, и инородцы только двух Озеров великих называют - Далая, одного Бай­кала, а другого, из которого течет река Аргунь». Одновременно Н. Спафарий высказал и свое мнение относительно того, почему Байкал, можно назвать морем. «... Байкал мошно называтися и морем для того, что от него течет большая река Ангара и потом мешается со многими иными реками и с Енисеем, и вместе впадут, в большое Окиянское мо­ре, и для того мошно называтися морем, что мешается и с большим мо­рем, и объезжати его кругом нельзя; также для того мошно называться морем, что величина его в долину, в ширину и в глубину велика есть ...» (19. С.116-117).

«... Многие люди с большим жаром предупреждали и просили меня, - констатировал один из членов другой дипломатической миссии в Китай, - чтобы я, когда выйду в это свирепое море, называл бы его не озером, а далаем, или морем. При этом они прибавляли, что уже многие знатные люди, отправлявшиеся на Байкал и называвшие его озером, т.е. стоячей водой, вскоре становились жертвами сильным бурь и попадали в смертельную опасность» (9. С. 140-141).

Еще одним подтверждением сказанному является тунгусское название Байкала - Ламу - «море».

Ряд исследователей придерживается точки зрения о бурят-монгольском происхождении рассматриваемого гидронима. Одни ис­ходили из того, что слово байгал может иметь несколько значений, в т.ч. «природный, естественный, натуральный», таким образом, Байгал далай значит «природное море» (3). Другие расшифровывают байхал, байгаал как «море, обширный бассейн, множество воды» (18. С. 66; 1. С. 24-25). Пока этот вариант представляется наиболее предпочтитель­ным.

Некоторые ученые, исходя из того, что в якутском языке широ­ко представлены слова типа байхал, байъгал в значении «большая глу­бокая вода», высказывались за якутское происхождение данного тер­мина (4. С. 60-61; 1. С. 25). Однако, по-видимому, все же правы те ис­следователи, которые считают это слово монголизмом в якутском язы­ке. В других тюркских языках это слово отсутствует.

Тогда с какого же времени это название начинает получать ши­рокое распространение? К началу XVII в., ко времени прихода русских, судя по дошедшим до нас их донесениям, имя Байкал уже был доста­точно хорошо известным среди местного населения. Если учесть, что название Байкал (Байгал) стал употребительным и в монгольских лето­писях XVII-XVIII вв., то можно предположить, что где-то примерно после XI-XII вв., когда монголоязычное население в регионе становит­ся численно преобладающим, это имя начинает закрепляться за морем-озером в своем современном звучании.

 

Литература:

 

1.     Багдарын Сюлбэ. Топонимика Якутии. Якутск, 1985.

2.     Барашков П.П. Еще о названии оз. Байкал // За науку в Сибири. -1974.-21авг.

3.     Буянтуев Б.Р. К вопросу о происхождении названия «Байкал» // Изв. АН СССР. - №5. - 1951.

4.     Гурулев С.А. Что в имени твоем «Байкал»? - Новосибирск, 1991.

5.     Дамдинсурэн Ц. Монголын нууц товчоо. - Улаанбаатар, 1976.

6.     Данзан Л. Алтан Тобчи. / Перев. и коммент. А.П. Щастиной. - М., 1973.

7.     Дашибалов Б.Б. Археологические памятники курыкан и хори. - Улан-Удэ, 1995.

8.     Зориктуев Б.Р. Прибайкалье в сер. VI-XIII вв. - Улан-Удэ, 1996.

9.     Идес И., Бранд А. Заметки о русском посольстве в Китай (1692-1695).- М., 1957.

10.   Кафаров П. Старинное монгольское сказание о Чингис-хане // Тр. членов Росс, духовной миссии в Пекине. - Т. IV. - СПб., 1866.

11.   Козин С.А. Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. - М.-Л., 1941.

12.   Коновалов П.Б. Этнические аспекты истории Центральной Азии (древность и средневековье). - Улан-Удэ, 1999.

13.   Кычанов Е.И.. Монголы в VI - первой половине XII в. // Д. Восток и соседние территории в средние века. Новосибирск, 1980.

14.   Мальцев Ю. Загадки названия оз. Байкал // За науку в Сибири. -1973.-17окт.

15.   Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху. Перев., введ. и коммент. B.C. Таскина. - М., 1984.

16.   Материалы по истории сюнну. / Предисл., перев. и примеч. B.C. Таскина. -М., 1968.

17.   Пэрлээ X. Гурван мбрний монголчуудын аман туухийн морийг мошгосон нь // Studia historica. - Т.8. - Ulan-Bator, 1969.

18.   Рассадин  В.И.   Монголо-бурятские  заимствования   в  сибирских тюркских языках. - М., 1980.

19.   Спафарий Н. Путешествие через Сибирь от Тобольска до Нерчин­ска и границ Китая русского посланника Ник. Спафария в 1675 г. -СПб., 1882.

20.   Цыдендамбаев Ц.Б. Бурятские исторические хроники и родослов­ные. - Улан-Удэ, 1972.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake